В Суоми выходит книга, повествующая о жестокости в трудовых лагерях

Согласно материалам, собранным в книге, которая должна в скором времени быть опубликована, в Финляндии во время Второй мировой войны практиковались жестокости, не уступающие немецким, пишет Yle. Работавшая надзирателем в женском лагере Саара Тукканен решилась поведать собственную историю незадолго до своей смерти.
 
Саара в трудовом лагере Фото: Risto Joutjärvi
 
В 1943 году Саара Тукканен нашла в газете объявление, в котором на работу приглашались молодые образованные женщины. Саара недавно закончила образование в социальной сфере, поэтому решила не упускать шанс, хотя никаких конкретных данных о содержании работы в объявлении не было.
 
– Саара прошла тесты, и ей объявили, что она принята на работу. Ей вручили билет в Хейнявеси, но даже тогда она не знала, на какую работу попала, – рассказывает сын Саары Ристо Йоутярви спустя семьдесят лет после этих событий.
 
Только на месте обнаружилось, что рабочим местом будет женский трудовой лагерь, а Саара станет в нем надзирателем. В лагере женщина начала вести два дневника – один для работодателя, другой – для себя. На основе личного дневника своей матери Ристо Йоутярви написал книгу о жестокости, царившей в трудовых лагерях.
 
Ведра вместо туалета
 
Тукканен – вторая справа Фото: Risto Joutjärvi
 
В Хейнявеси трудились около ста заключенных женщин. Среди них были коммунистки, бездомные, проститутки, медсестры, учителя. Многим не давали даже забрать из дома одежду, когда отправляли в лагерь. Детей заключенных сразу отдавали в детский дом. Женщины больше всего переживали за детей, потому что их отцы были в это время на фронте.
 
Самая незавидная доля была у евреек: из Хейнявеси многих посылали в Германию. Для высылки достаточно было еврейского происхождения или замужества за евреем.
 
Жили заключенные в палатках, в каждой – по десять человек. Там не было туалета – только ведра. Поначалу спали на хвойных ветках, пока деревообрабатывающая компания не сделала для зэчек подобие деревянных топчанов.
 
Женщины выполняли тяжелые работы на лесоповале. На холодное время года из теплой одежды у заключенной могла быть одна шерстяная кофта, которую она успела захватить с собой во время ареста. Обувь была из бумаги или картона. Носки делали из обрезков ковра. На работу надо было выходить даже несмотря на болезнь и температуру в сорок градусов или проливной дождь.
 
Промокшая от дождя одежда не успевала просохнуть к следующему дню, и тогда работали в мокром. В итоге Саара пожаловалась в деревообрабатывающую компанию, и женщинам привезли дополнительную одежду.
 
Садист-гитлеровец
 
В воспоминаниях Саара называла себя тайным именем Катриина, но издательство настояло на использовании настоящего имени. Фото: Risto Joutjärvi
 
По воспоминаням Саары, начальник лагеря получил подготовку в Германии и был садистом. Он говорил, что отбросы общества ни в чем не нуждаются, боготворил Гитлера и постоянно восклицал «Хайль Гитлер».
 
Особой жестокостью начальник отличался в отношении беременных. Одну из женщин он загонял до того, что у нее случился выкидыш. После этого она должна была отправиться на работу.
 
В какой-то момент Саару Тукканен повысили до заместителя начальника лагеря. У нее начался трудный период - приходилось лавировать между заключенными и руководством. Начальник лагеря угрожал Сааре, что если она будет куда-нибудь докладывать о порядках в лагере, то сама в него попадет. Заключенные женщины, в свою очередь, неоднократно пытались убить Саару.
 
Тукканен умерла в 2011 году. Лишь незадолго до своей смерти она решилась поведать родственникам о лагерном опыте. Ее сын пытался найти архивные документы о лагере в Хейнявеси, но безуспешно. Звуковые воспоминания Саары были записаны всего за 40 часов до ее смерти. «Опубликуйте все», сказала перед смертью она.
 
Историк сомневается
 
Историк Ларс Вестерлунд, исследовавший немецкие лагеря в Финляндии, сомневается в правдоподобности столь жестокого отношения к заключенным. Во время т.н. войны-продолжения (jatkosota) на территории Финляндии действовали 15 женских трудовых лагерей. Никаких свидетельств о существовании лагеря в Хейнявеси не осталось, но ученый допускает, что это был временный палаточный лагерь.
 
По словам Вестерлунда, история о жестоком обращении с беременными крайне маловероятна. Перед лагерем женщины проходили медицинское обследование, и беременных в трудовые лагеря не посылали. Однако сами заключенные могли забеременеть уже в лагере от надзирателей.
 
Ответственное министерство получало много жалоб на условия содержания в лагерях и при необходимости наказывало начальников. Вестерлунд считает возможным, что из архивов были подчищены самые вопиющие случаи, но вопрос лагерей уже настолько хорошо изучен, что вряд ли все воспоминания Тукканен соответствуют действительности.
Регион: 
Народы: 

Комментарии

  1. Увы. Историк может сомневаться, даже если опаньки считать, что Саара говорить чистый правда. Таков парадокс: опаньки считать, что правда, а историк сомневаться. Увы. Может быть, что правда у историка своя, отличная от опаньки.