Алексей Цыкарев: Статус "иностранного агента" погубил уважаемую национальную молодежную организацию Карелии

Представляем вашему вниманию интервью с членом правления «Нуори Карьяла», членом Совета представителей карелов, вепсов и финнов Карелии при Главе Республики Карелия, международным экспертом по правам коренных народов Алексеем Цыкаревым, размещённое на сайте «РК-Пресс»

– Карелия имеет уникальное преимущество, располагаясь на границе с Евросоюзом. Жители республики первыми в России начали строить гражданское общество, в основе которого лежит партнерство власти, бизнеса, активных граждан. Представители НКО соседней Финляндии, Скандинавских стран делились своим опытом. Тогда и термина такого – «иностранный агент» – не звучало. Именно в тот период была создана и молодежная организация «Нуори Карьяла» («Молодая Карелия»). Какие ставились задачи?

– «Молодая Карелия» была создана в 1993 году студентами факультета прибалтийско-финской филологии и культуры во главе с Надеждой Калмыковой, которая позже уехала на родину возрождать деревню Кинерма в Пряжинском национальном районе. Надо понимать, что это был романтический период национального возрождения, когда бурно шла дискуссия о развитии языков, национальной литературы, язык возвращался в школы и университет, куда молодежь из карельских и вепсских деревень поступала еще со знанием родного языка. Ими двигало искреннее желание сохранить его, развивать культуру и традиции. В то время начиналось интенсивное финно-угорское сотрудничество, в том числе с родственниками по языку из Финляндии, Венгрии и Эстонии. Эта работа в то время не считалась предосудительной, а наоборот всячески поощрялась. Все 23 года своей жизни организация стремилась помогать творческой молодежи раскрыть свои способности. Мы помогали выпускать книги, музыкальные диски, проводить концерты и фестивали, организовывали гастроли кукольного театра, проводили обучающие семинары для молодежи.

– На волне кампанейщины, в поисках скрытых «врагов» государства решением республиканского минюста «Молодая Карелия» была занесена в список «иностранных агентов». На каком основании?


 

– Законодательство об НКО ужесточилось в 2012 году. Государство посчитало, что часть общественных организаций представляет угрозу, влияя на политику, отрабатывая иностранные гранты. Поэтому то, за что раньше хвалили, стало вдруг нежелательным: к иностранным грантам и к партнерам НКО стали относиться с большим подозрением. Государство считает, что оно знает, как правильно заниматься развитием международных контактов. О том, что именно культурная, общественная дипломатия на уровне гражданского общества является прочным фундаментом для международных отношений, законодатель не подумал.

Нас наказали, в общем-то, за то, что мы помогали улучшать имидж нашей страны за рубежом. Мы помогли организовать ознакомительный визит в Карелию молодежного крыла одной из ведущих финских партий, показали им наше природное и культурное наследие. В ходе поездки финны познакомились также с политическим устройством России и новым на тот момент законодательством по улучшению инвестиционной привлекательности Карелии. Если этот визит и оказал на кого-то влияние, то только на финских гостей, которые как раз и приезжали с целью узнать, как они могут помочь увеличению инвестиционного потока из Финляндии в Карелию. Это как раз то, о чем много говорил в тот момент и Глава республики Александр Худилайнен.

А единственным иностранным грантом у нас был грант ООН – организации, в которой Россия является страной-основателем и важнейшим донором. Грант был целевым и использовался на проведение семинаров по правам коренных народов для молодежи. Поэтому для нас было полным сюрпризом решение министерства юстиции.

– Вы обращались в суды. Чем дело завершилось?

К сожалению, ни один российский суд не вынес решения в пользу НКО, когда речь шла об иностранных агентах. Мы – не исключение. Петрозаводской городской суд не стал углубляться в суть дела и разбираться, была ли у нас политическая деятельность. Он посчитал, что если минюст имел формальное право занести НКО в реестр иностранных агентов, то суд не может вмешиваться в компетенцию ведомства и судить о содержании принятого решения. Хотя это странно, ведь суд для того и нужен, чтобы была возможность разобраться, верное ли решение принял орган власти. От дальнейших тяжб мы отказались – предпочли не тратить время на самозащиту, а найти новые формы для решения тех задач, которые ставила организация.

– Организация закрыта, будет ли продолжение, как говорится, с чистого листа?

Да, мы приложим усилия, чтобы продолжить начатое, ведь идей и новых проектов в планах было немало. И задачи, которые мы ставили, до сих пор не решены, а, значит, мы не имеем права останавливаться. Речь ведь идет о единственной молодежной организации карелов в Карелии.

– Вы сами на протяжении двух лет – с 2013 по 2015 годы – являлись представителем Карелии в Баренцевом Региональном Молодежном Совете (БРИК), можете сказать, как отражается эта работа на национальном молодежном движении нашей республики, и вообще как вы оцениваете активность молодежи Карелии в тех направлениях, которыми занималась «Молодая Карелия»?

– К сожалению, я не могу сказать, что карельская молодежь очень активна в вопросах национального языка и культуры. Но и время сейчас такое, когда экономические трудности вышли для нее на передний план. Нас тревожит тенденция, когда молодежь покидает республику. Но в плане международной деятельности я заметил, что чем напряженнее становится обстановка в мире, тем больше молодежь разных стран стремится общаться друг с другом, не терять связи. В этом году у нас рекордное количество заявок для участия в ежегодном форуме молодежи Баренц-региона. Это говорит о том, что железный занавес больше опустить не получится.

Регион: 
Народы: 

Комментарии