Ушел из жизни вепсский поэт Николай Абрамов

23 января вечером скончался Николай Абрамов - поэт, журналист, переводчик. Как выяснилось, Николай тяжело болел. Он ушел из жизни накануне собственного юбилея - сегодня ему бы исполнилось 55 лет. Об этом сообщает МК-Карелия.

Николай Абрамов. Фото: Виталий Голубев

Николай Абрамов родился и провёл детство в вепсском селе Ладва в Ленинградской области. Этнический вепс по происхождению. Учился в Ленинградском топографическом техникуме, Петрозаводском государственном университете, Карельском государственном педагогическом университете. Работал грузчиком, рабочим в совхозе, рамщиком на пилораме, директором сельского дома культуры, рабочим в геодезической экспедиции, фотографом, корреспондентом районной газеты «Свирские огни», собственным корреспондентом «Финно-угорской газеты», корреспондентом независимой частной газеты «Кто о чём», редактором и главным редактором вепсской газеты «Kodima».
Член Союза писателей России с 1998 г. и Союза журналистов России с 2003 г. На состоявшемся в августе 2010 г. в Оулу (Финляндия) XI Международном конгрессе финно-угорских писателей избран в правление Международной ассоциации финно-угорских писателей.

Родные и близкие попрощаются с Николаем Абрамовым в его родном селе Ладва. В последний путь его повезут через Подпорожье. Родные постараются дать возможность проститься с ним и жителям Петрозаводска, которые знали поэта и любили его творчество. Об этом будет сообщено дополнительно.

Редакция инфоцентра FINUGOR выражает соболезнования родным и близким поэта.

Регион: 
Народы: 

Комментарии

  1. Да земля будет тебе пухом, Николай... В этом бренном мире мы все копошимся, торопимся, а может, и созидаем. Скорее всего, это слово относится тебе. Я не поэт, но твое творчество - истинное народное и божественное - я любил читать на твоем родном вепсском языке. И понимал! Понимал не понимая немалое количество вепсских слов; мой словарный запас основывался на знании эстонского. Но эти языки настолько близки. В нашем литературном музее им. Валентина Колумба остались твои книги с твоей дарственной надписью. А теперь тебя не стало.