Душа Заполярья - саамы

Статью Татьяны Панфиловой, посвященную саамам, накануне международного дня этого народа выпустил "Мурманский вестник". Публикуем статью с сохранением авторской орфографии и пунктуации.

У саамов нет ничего случайного, все выверено временем, да что уж мелочиться - веками.

Журналисты старшего поколения помнят Ловозеро, по улицам которого катили сплошь оленьи упряжки. В легких нартах и хореем в руках - оленеводы в малицах и тоборках. Сейчас по древнему селу бегают современные снегоходы. Ездовых оленей в упряжках, теперь уже как экзотику, с большим удовольствием фоткаем на соревнованиях Праздника Севера.

Но суть от этого не изменилась, коренной народ верен своим традициям, ему не надо искать национальные «скрепы», они у саамов в генах и в сердце. Наверное, это и дает способность маленькому по численности, но очень самобытному народу выдерживать любые испытания - будь то сорокаградусные морозы или кризисные экономические перепады.

Саамская душа на Мурмане повсюду. В названиях плато и возвышенностей, рек и озер, в пассионарности и упрямой стойкости жителей области. Наши деды-прадеды приехали на Кольский полуостров развивать рыбную отрасль, строить города и промышленные комбинаты - словом, покорять Север. Как говорится, вдохнуть жизнь в бесполезное с экономической точки зрения холодное безмолвие. А лопари жили здесь всегда.

Конечно, никто никого не стал завоевывать. Наоборот, саамы помогали пришельцам: они были проводниками у геологов, учили выживать в дикой тундре.

Когда пошли в рост города, советская власть из лучших побуждений предложила саамам улучшить качество жизни, расширить, так сказать, горизонты. Дети стали учиться в интернатах - в отрыве от родителей и привычного уклада жизни.

Время показало, что отчуждение от тундры и оленей не прошло бесследно, вырастая, возвращались далеко не все. Тогда же начал постепенно затухать саамский язык, говорить на нем становилось непрестижно - дескать, деревенщина.

С другой стороны, многие ведь все-таки вернулись в заполярную глубинку, к землякам. Учили детей, писали книги, создавали саамскую письменность и буквари, возрождали язык малочисленного народа.

Мал золотник, да дорог - точно про саамов земли мурманской. Несмотря ни на какие потрясения, их численность стабильна многие годы. Сильный народ, достойный самого глубокого уважения.

Помню, с какой ностальгией рассказывала мне поэтесса Ираида Виноградова, сестра Октябрины Вороновой, о родной деревне Чальмны-Варрэ («Глаза леса»), которой к тому времени уже не было.

Воспоминаний об исчезнувших селениях немало - тогда строили ГЭС, осваивали пространство, и, как водится в таких случаях, «щепки летели».

Однако вот какой парадокс: большинство русских деревень в центре России умерли не от последствий индустриализации - от нищеты и забвения нового времени. Однако Ловозеро и Краснощелье не унывают, живут и поныне, несмотря на столь почтенный возраст.

Саамы приняли не только пришельцев - градостроителей с Большой земли, гораздо раньше они слились с другим северным народом - коми. Те пришли, покинув родные места в поисках пастбищ для оленей. Ну пришли и пришли, кто старше, кто монарше выяснять не стали - всем тундры хватило. Сегодня уже редкая семья в Ловозерье не породнилась с коми.

Фото Льва Федосеева

Жить в Заполярье и не знать о саамских ремеслах, промыслах, легендах и шаманах невозможно. Не потому ли в Ловозеро съезжаются со всех городов области по зиме на Праздник Севера и День оленевода, летом - на берег Поповского озера, чтоб посмотреть и поучаствовать в саамских играх.

Я верю в силу оберегов, вещей, которые выставляются на тамошних ярмарках. Прежде всего потому, что в них энергетика волевого и мудрого народа, установка на жизнь. После пластикового ширпотреба и навороченных мобильников, в изобилии проникших в наш быт, прикоснуться к саамским штучкам очень полезно. А вот с шаманскими бубнами будьте осторожны. Особенно с надписями и символами.

Один из главных манков развития туризма в Заполярье - саамская культура и олени. Видимо, чего-то недопонимаем в подходах к проблеме, может, упрощаем ее, полагаясь только на наличие средств. Поэтому пока и не очень ладится это дело.

Люди тундры должны захотеть впустить чужеземцев и странников в свой дом, на свою территорию. Чтобы толпы диких туристов на квадроциклах и снегоходах не покалечили тундру, не вытоптали оленьи маршруты.

Олени и все, что с ними связано, - главная философия этого народа. Здесь плохо приживаются скороспелые программы, завязанные на «освоение» в установленные сроки отпущенных денег. Тщательнее нужно все обдумывать и не спешить, чтоб оленей не смешить.

Давайте беречь и уважать своих коренных, ставших нам родными саамов. 

 

Народы: 

Комментарии

  1. Бла-бла-бла... Видно, что статью писали русские. Нафиг выстывлять фотки, где нет ни одного саама?
  2. А насколько сейчас вообще реально саамов узнать по лицам, если все браки межэтнические уже лет тридцать?