20 марта - годовщина депортации финнов-ингерманландцев из Ленинградской области

20 марта - годовщина депортации финнов-ингерманландцев из Ленинградской области, сообщается в группе "Ингерманландия" социальной сети ВКонтакте.ру.

Эта депортация известна как «депортация блокадников». На основании постановления Военного совета Ленинградского фронта от 20 марта 1942 года принудительно вывезены граждане финской национальности «в связи с обстоятельствами военного времени». Переживших ужасные голодные месяцы блокады финнов с семьями из Ломоносовского, Всеволожского, Парголовского и других районов Ленинградской области срочно грузили на автомашины, перевезли через Ладожское озеро. Затем депортированных вновь погрузили в товарные эшелоны и под охраной месяц везли в Сибирь. Полуживых от голода людей вместе с детьми вывозили по знаменитой «дороге жизни». По данным НКВД, в 1942 году было депортировано около 28 тысяч ингерманландских финнов.

Депортации финнов-инкери советские власти начали проводить еще в середине 1930-х годов, сочтя народ "политически неблагонадежным".

После Октябрьской революции 1917 года и вплоть до конца 1920-х годов продолжался период национально-культурного подъема этносов, проживавших на территории СССР. Так, в 1920-х годах ингерманландским финнам было позволено создать на территории Ленинградской области культурную автономию - финский национальный Куйвозовский район, а в других районах области было еще 39 финских национальных сельсоветов, сообщает сайт Terijoki.spb.ru. Второй финский район хотели создать в 1934 году в южной части Ленинградской области, с центром в Тайцах или в Дудергофе. В него предполагалось включить 30 тысяч человек, среди которых 65 процентов составляли финны. Плотность финского населения в этих местах была очень высока: в одних только Скворицах из 9 тысяч жителей практически не было ни одного русского.

Однако последовала резолюция - отказать! Начались гонения на лютеранскую церковь (финны были лютеранами), коллективизация и раскулачивание.

Первая массовая этническая депортация была проведена по постановлению Бюро Ленинградского Обкома ВКП(б) от 4 марта 1935 года «О выселении финского населения из приграничной полосы». В ходе ее депортировали около 30 тысяч финнов-ингерманландцев.

В 1938 году финский национальный район был упразднен. В городе и области закрывались финские школы, дома культуры, техникумы, газеты, журналы, издательство. Последовали массовые депортации финнов в другие регионы страны. Как считает историк Вадим Мусаев, именно на ингерманландцах сталинский режим опробовал практику этнической чистки. Но впереди были еще более жестокие испытания.

После начала войны власти стали рассматривать ингерманландцев (как и советских немцев) как «пятую колонну». Приказ НКВД об их «обязательной эвакуации» из пригородных районов Ленинградской области вышел 30 августа 1941 года, однако выполнили его только частично. Всего до конца марта 1942 года было депортировано 58 тысяч 210 человек в Коми АССР, Казахстан, Архангельскую, Новосибирскую и другие области. Все они прикреплены к спецкомендатурам НКВД, то есть фактически находились на положении ссыльных. Из действующей армии этнических финнов по постановлению Государственного комитета обороны от 3 апреля 1942 года переводили в рабочие колонны НКВД, что практически означало заключение в лагерь без суда и срока.

20 марта 1942 года было принято повторное постановление Военного совета Ленинградского фронта о депортации оставшихся внутри блокадного кольца финнов и немцев. Власти не доверяли им, однако это едва ли было справедливо: известно, что по уголовным делам за шпионаж, диверсии, вредительство финны и немцы привлекались гораздо реже, чем русские или украинцы.

Март 1942 года стал черной страницей в истории ингерманландцев. Их, многие годы живших на этой земле, в товарных вагонах, как скот, отправляли в Сибирь. «То, что случилось с ингерманландскими финнами, можно определенно квалифицировать как геноцид», - считает В.Мусаев. По воспоминаниям одного из депортированных финнов, «пришли военные и силой выгнали нас на улицу. До сих пор в глазах стоит дверь, заколоченная крест-накрест. По дороге через озеро было холодно, детей завернули в одеяло, молили, чтобы не умерли от холода... Хоронить не было возможности. Поражали горы трупов, которые складывали у станций...»

В числе депортированных оказалась, в частности, мать будущего губернатора Санкт-Петербурга Владимира Яковлева - Хилма Иосифовна Ляхтинен (по мужу - Яковлева) из деревни Низино (финск. - Teppola) прихода Тюре - сына она родила в ссылке в Олекминске.

На этом злоключения финнов-инкери не закончились. 4 ноября 1943 года в Таллинне между представителями Германии и союзной с ней Финляндии состоялось совещание. На нем обсуждался вопрос об эвакуации в Финляндию с оккупированной немецкими войсками территории Ленинградской области ингерманландских финнов, ижоры и води. Отряды не­мецких солдат ок­ружали деревни и отправляли успевших схватить только самое необходи­мое ингерманлан­дцев же­лезнодорожными вагонами в Эстонию. Люди знали, что их вывозят в Финлян­дию. Но большин­ство из них ехать не хотело. Попавшие на судах в Суоми ингерманландцы некоторое время находились в карантинных лагерях, затем их отправляли на работу на частные фермы.

Условия жизни и работы в Финляндии были неплохими, и все же когда осенью 1944 года между Финляндией и СССР было подписано перемирие, большин­ство инкери согласилось вернуться на родину. Правительство Суоми по условиям мирного договора было обязано вернуть ингерманландцев СССР, однако части из них удалось эмигрировать в Швецию и затем перебраться в другие страны.

Несмотря на щедрые обещания, возвращавшихся из Финляндии инкери  (всего около 37 тысяч человек) не пустили в родные деревни, их  расселили в пяти областях Центральной России. После снятия блокады Ленинграда возвращение финского населения на территорию Ленинградской области было признано «нецелесообразным» (1944), все ранее высланные оставлены в тыловых областях на постоянное жительство. В послевоенные годы мероприятия по депортации этнических финнов были закреплены распоряжением Совета министров СССР от 7 мая 1947 года «О запрете поселяться финнам в местах прежнего проживания в Ленинграде и области». По решению Исполкома Леноблсовета от 13 мая 1947 года «Об удалении из Ленинградской области лиц финской национальности и ингерманландцев» в течение 1947 года из региона выселили 6899 человек. Дальнейшие этнические депортации производились на основании приказа НКВД от 21 февраля 1948 года «О мероприятиях по удалению из г. Ленинграда и Ленинградской области лиц финской национальности и ингерманландцев, репатриированных из Финляндии» (точная численность лиц, депортированных на основании этого приказа, неизвестна).

Как отмечает заместитель председателя общества финнов-ингерманландцев "Инкерин Лиитто" Владимир Кокко, запрет финнам на проживание в Ленинградской области действовал до смерти Иосифа Сталина. Кого-то из них привлекли на работу в Карелию, кто-то нашел пристанище в Эстонии. В родные деревни вернулись затем около 30 тысяч ингерманландских финнов, их более никто открыто не преследовал, но и заботиться о восстановлении преподавания финского в школах, удовлетворении иных национальных чаяний финнов никто не собирался, о репрессированном народе просто забыли...

Лишь в июле 1993 года, наконец, вышло постановление Верховного Совета РСФСР "О реабилитации российских финнов", но его положения на практике не реализованы до сих пор. После разрешения на репатриацию в Финляндию в 1990 году Россию, по разным оценкам, покинуло около половины 50-тысячного народа финнов-ингерманландцев...

Читайте также:
ВОЙДИТЕ, ЧТОБЫ ОСТАВЛЯТЬ КОММЕНТАРИИ