Александр Новьюхов: «Господдержку для коренных народов надо разделить по категориям»

Александр Новьюхов в ХМАО известен хорошо — он уже не первый год возглавляет организацию «Спасение Югры», не так давно стал вице-президентов Ассоциации коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока и в целом борется за права своих земляков. Сегодня Новьюхов — один из депутатов окружной думы. «Новости Югры» поговорили с парламентарием о насущных вопросах.

— Александр Вячеславович, добрый день. Первый вопрос: какие задачи вы ставите перед собой в качестве депутата Думы ХМАО?

— Моя деятельность будет в первую очередь направлена на правовое регулирование традиционного рыболовства и природопользования КМНС, проблемы земельных отношений, вопросов сохранения самобытной культуры и родных языков коренных народов. Кроме того, в спектр моих интересов входят вопросы региональной экономики, традиционных отраслей хозяйствования обских угров. Это, пожалуй, основополагающие задачи, которые стоят передо мной.

— Можете выделить некоторые конкретные проблемы?

— В настоящее время, к примеру, на площадках общественных организаций,? В том числе Российской Ассоциации коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока одной из важнейших тем стала разработка механизмов документального подтверждения национальной принадлежности коренных народов. Не так давно, в рамках заседания совета при полпреде президента в УФО мы поделились практическими наработками в этой области. Одна из тем, которые обсуждаются и в Госдуме, и в Федеральном агентстве по делам национальностей — вопросы создания единого реестра КМНС. Мы подготовили ряд конкретных предложений, разработали проекты нормативно-правовых документов, в обратились в адрес полпреда в УрФО о необходимости передачи полномочий в части ведения реестра и создания базы данных по коренным народам в субъекты РФ.

— Сейчас, спустя время стало понятно, что создание реестра — один из механизмов, который позволит более эффективно использовать федеральные и региональные законы, принятые в отношении КМНС. В первую очередь — о территориях традиционного природопользования; в вопросах распределения квот на водные биоресурсы и охотпользования, социальной помощи коренным народам. Все это содержалось бы в единой электронной базе, реестр бы как раз являлся бы основным механизмом по реализации основных гарантий КМНС предусмотренным законодательством.

— Сейчас, как понимаю, понятие льгот для коренных народов ушло, остались меры господдержки?

— Да, льготы были раньше, в 90-е годы. К примеру, особые условия природопользования коренных народов— это не льготы, это именно право. Можно сказать обычное право коренных народов. Распределение водных биоресурсов, к примеру, сегодня находится в ведении федерального агентства по рыболовству. Механизм сложный, неповоротливый, он не отвечает современным требованиям по оперативному распределению объемов допустимых уловов водных ресурсов. Его надо менять. И наша инициатива — передать эти полномочия в субъекты Российской Федерации. Аналогично надо поступить с регулированием правил традиционного и любительского рыболовства, его сроками и орудиями лова. Наши предложения в этой части уже готовы.

— Поддержка со стороны органов власти есть?

— Да, нас поддержало полпредство президента в УрФО, есть положительные заключения от экспертов, в том числе Ассоциации коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. решение проблем традиционного рыболовства и природопользования в целом — это один из механизмов по созданию благоприятных условий для сохранения и развития экономической базы КМНС, особенно живущих в труднодоступных, отдаленных территориях.

— Не знаю, как спросить, поэтому спрошу прямо: есть мнение, что сегодня все, кому не лень, записываются в ханты или манси ради собственной выгоды. Как с этим бороться?

— Такая проблема есть, это не секрет. К сожалению, документального подтверждения принадлежности к коренным народам Севера, кроме свидетельства о рождении не имеется. Реестр, который мы хотим создать, с учетом документов, сведений УФМС и похозяйственных книг сельских поселений исключил бы возможность появления псевдо-представителей коренных народов. Второе — у нас утверждена Концепция устойчивого развития коренных народов автономного округа. В которой определены три категории представителей КМНС: те, кто проживают в стойбищах; те, кто живут в сельских поселениях; те, кто живут в городах. У каждой категории, на мой взгляд, — и концепция это предусматривает, — должны быть свои меры господдержки. Максимальные — у тех, кто ведет традиционную хозяйственную деятельность и живет на стойбищах: оленеводов, рыбаков, охотников. Такой персонализированный подход к государственному обеспечению должен быть основополагающей задачей.

— Как оцениваете сегодняшнее представительство коренных народов в Госдуме? Как-то это влияет на ситуацию?

— Я близко знаком и хорошо взаимодействую с Григорием Петровичем Ледковым. Мы обмениваемся идеями, проектами законов, выступаем экспертами на различных форумах. Его законодательные инициативы, предложения, площадка которая появилась у наших народов в парламенте с его приходом — это все делается не для галочки. У нас, у коренных народов, появилось определенное окно — окно возможностей. Наши идеи сегодня не уходят в стол, под сукно а реально рассматриваются и воплощаются в виде законопроектов в Государственной Думе.

— Но Ледков — человек все-таки ямальский... (Ледков — депутат Госдумы от ЯНАО — ред.)

— Я бы не сказал, что в первую очередь занимается вопросами Ямала. Он все-таки возглавляет Ассоциацию коренных народов Севера, Сибири и ДВ РФ — для нас это универсальная площадка. К слову, 25-27 декабря 2016 у нас будет отчетно-выборный съезд, по итогам которого произойдут перевыборы руководства Общественной организации «Спасение Югры». Куда мы пригласили лидера российского движения коренных народов Г.П. Ледкова. Там же, будут обсуждаться алгоритмы взаимодействия между общественниками, законодателями и исполнительной властью, будут подняты вопросы по уже упоминавшемуся реестру, по алфавиту и письменности народов ханты, по межрегиональному сотрудничеству между северными регионами. Всего не перечислишь.

— Кстати, о нефтяниках. Как сегодня складываются отношения коренных народов с недропользователями?

— Указанные отношения я бы охарактеризовал одним словом - стабильные. Мы был во многих субъектах РФ, недавно вернулся с Таймыра, побывал в Норильске, в Дудинке, Красноярске знаю, какова ситуация в других регионах. В целом динамика отношений, количество соглашений, подписанных между компаниями и коренными народами, — все это говорит о стабильности отношений. Понятно, что периодически появляются события наподобие ситуации вокруг парка Нумто. Но это рабочие, нормальные ситуации, все они регулируются.

— Нет ли злоупотреблений со стороны представителей коренных народов в отношении требований к нефтяным компаниям?

— Как показывает жизнь, сегодня не имеется границ в тех требованиях, которые выдвигает та или иная сторона. Это гражданско-правовые отношения. Взаимоотношения между компаниями и коренными народами — это, в первую очередь, экономическое видение, и требования каждой из сторон. Более 1300 соглашений сегодня подписано между компаниями и семьями коренных народов. Если бы были жесткие злоупотребления с какой-либо стороны, то мы бы наблюдали огромное количество исков и судебных разбирательств. Однако жестких противостояний или судебных разбирательств в настоящее время не имеется. Баланс соблюдается, люди научились слышать друг друга. Предполагаемые злоупотребления легко бы превратились в серьезные скандалы. Отвод земель, согласование границ земельных участков, размещение объектов — процесс длительный. Сложившаяся в округе практика, отношения, условия соглашений — все это способствуют исключению злоупотреблений.

— Новый созыв думы округа только начинает работать. Как оцениваете его состав?

— На мой взгляд, очень важно, что в парламент региона пришли новые люди со своим видением, своей школой, собственным взглядом на жизнь. Еще важнее то, что в составе сохранились и патриархи, те люди, что стояли у истоков парламентаризма в Югре. Такой баланс позволит найти золотую середину и по-настоящему эффективно использовать законодательную площадку для принятия решений. Отдельный плюс — участие коренных народов в законодательной деятельности через своих представителей в парламентских партиях.

— Напоследок — что думаете о сегодняшней межнациональной обстановке в Югре?

— Север — территория особая. Как бы это громко ни звучало, но климатические, исторические, географические условия создают совершенно иные аспекты жизни, чем в большинстве других регионов России. На мой взгляд, условия жизни, исторический отпечаток событий последних 100 лет, когда были спецпереселенцы, когда шло освоение Севера, — все это сложило определенную касту людей, скажем так. Период временщиков, который был в 60-х годах, уже прошел. Сегодня мы видим новые поколения, которые связывают свою судьбу и жизнь с Югрой. Поэтому, на мой взгляд, динамика межнациональных отношений очень понятная. Мы ее видим — каких-то глубинных проблем на этой почве в округе нет. Хотя определенные очаги мы наблюдаем, в том числе вопросы подмены традиционных религий на нетрадиционные движения. Все это есть. Но ХМАО уникален в вопросах взаимоотношений между народами — благодаря истории округа, они очень гармоничны.

Регион: 
Народы: 
Читайте также:
ВОЙДИТЕ, ЧТОБЫ ОСТАВЛЯТЬ КОММЕНТАРИИ