Презентация второго издания «Линии Маннергейма. Письма и документы. Тайны и открытия» пройдёт в Санкт-Петербурге

К 150-летию со Дня рождения Карла Густава Маннергейма издательством «Пушкинского фонда» переиздана книга финской писательницы Элеоноры Иоффе «Линии Маннергейма. Письма и документы. Тайны и открытия». 

«Мне давно хотелось повторить издание «Линий», и когда это стало возможным, я внесла в текст новые факты и документы, которые стали мне известны позднее. Например – письмо Татьяны Мятлевой – писательницы, фрейлины императрицы Александры Фёдоровны. Она была внучкой друга Пушкина, поэта и мецената Ивана Мятлева, и последней владелицей дома на Исаакиевской площади, рядом с собором», – рассказала Элеоноры Иоффе в интервью ScandiNews.

Первое издание её книги на русском языке вышло тиражом в 2 000 экземпляров и давно стало библиографической редкостью. «Первое издание «Линии Маннергейма» – подразумевались линии его жизни судьбы, а не только оборонительные сооружения на Карельском перешейке –  было в 2005 году и очень быстро разошлось, – говорит Элеонора Иоффе. – Книгой и сегодня интересуются многие, но приобрести её можно теперь только в антиквариате. А личность Густава Маннергейма и в наши дни не перестаёт волновать россиян – свидетельством тому страсти, разгоревшиеся в Петербурге вокруг мемориальной доски. Отчасти эти страсти вызваны тем, что россияне недостаточно знакомы с биографией Маннергейма и с историей взаимоотношений Финляндии и России».

О том, как много знают в России о своём выдающемся соотечественнике (ибо первые полвека жизни Густав Маннергейм был гражданином Российской Империи, весьма активным, заметным и влиятельным) свидетельствует пример, приведённый Элеонорой Иоффе:

 «Вот я заглянула сейчас на Озон и увидела книгу воспоминаний маршала Финляндии под названием «Карл Маннергейм». Это непростительная для переводчика и редактора ошибка, вызванная недостаточным знанием материала: в Финляндии при крещении ребенку дается несколько имен, только одно из которых – личное. В роду Маннергеймов Карлом всегда называли старшего сына, и он носил титул графа. Для остальных сыновей имя «Карл» было вторым крестильным именем, и они носили баронский титул. У каждого из них было ещё и третье имя: полностью маршала Маннергейма звали Карл Густав Эмиль. Но личное его имя было Густав, так его называли все окружающие. В русской армии по традиции, принятой в России, его называли по имени и отчеству: Густав Карлович».

Жизнь Карла Густава Эмиля Маннергейма не была скучной ни по каким критериям. На его глазах и при его активном участии всходили на престол самодержцы и зарождались новые государства, рушились империи, начинались и прекращались войны. Он путешествовал по Средней Азии, Китаю и Тибету, охотился в Индии и Непале, танцевал на балах, беседовал с императорами, участвовал в скачках и кавалерийских атаках.

«Мой «роман» с Маннергеймом начался случайно, как это часто бывает – в 1999 году меня попросили написать очерк о нём для журнала «Звезда». Тогда я и начала по-настоящему знакомиться с военным и государственным деятелем, но прежде всего – человеком по имени Густав Маннергейм, а заодно и с историей Финляндии и ее взаимоотношений с Россией. И только через пять лет после этого получилась книга - после поисков документов в архивах Финляндии, России и США. Во время работы над первым изданием мне помогали многие люди и в Финляндии, и в России, и в США. Например, финский генерал Эрмей Каннинен предоставил мне копии документов из архива Международного Красного Креста в Женеве, касавшиеся  советских военнопленных в Финляндии… Конечно, отношение моё к Маннергейму менялось, как это бывает и с живыми людьми при длительном знакомстве. Но это всегда было уважительное отношение».

 Пересказанная в двух словах биография маршала Финляндии напоминает жизнеописание другого маршала – Франции, по имени д’Артаньян. Разница между ними в том, что второй – вымышленный персонаж, действовавший в исторических условиях, изрядно отредактированных Александром Дюма. Первый же – реальный человек, которому довелось жить в эпоху великих перемен.  

 Однако, у обоих героев – реального и вымышленного – есть одна общая черта.

 «Он был, прежде всего, человеком чести – в том смысле, о котором в наше время многие даже не имеют понятия», – описывает маршала Маннергейма Элеонора Иоффе.

 На предложение представить, какой пост мог бы занимать её герой сегодня, писательница отвечает: «В наше время от политиков требуются совсем другие качества - увы...Не уверена, что Маннергейм преуспел бы на политическом поприще в наши дни».

 Строго говоря, именно на политическом поприще Маннергейм не очень преуспел и в своё время – чему есть немало свидетельств в книге. И хотя она настолько же «не-Три Мушкетёра», насколько её автор – не-Дюма, сюжет «Линий Маннергейма» местами «закручен» не хуже иного приключенческого романа – безо всякого участия авторской фантазии, из-за чего жанр книги хочется определить, как  «документальным роман в письмах».

 Одна из особенностей книги Элеоноры Иоффе заключается в том, что самого-то писателя в ней почти и нет – рассказ ведут очевидцы и участники событий. Главный из них, конечно, Карл Густав Эмиль Маннергейм. Его письма, дневники, подписанные им документы составляют основу увлекательного сюжета. Их дополняют ответы его корреспондентов, воспоминания о встречах с ним – деловых, дружеских, романтических. Реальные, жившие меньше, чем за сто лет до нас люди, сами рассказывают о себе, дают оценку своим поступкам и поступкам других, сами объясняют свои мотивы.

 Участие автора в формировании образов героев минимально. Её роль в жизнеописании Густава Маннергейма преимущественно сводится к объяснению, кто является автором или адресатом того или иного письма, и при каких обстоятельствах оно было написано. Автор время от времени даёт свою оценку событиям и персонажам, но делает это очень ненавязчиво, предоставляя читателю редкую возможность напрямую пообщаться с реальными историческими лицами, самому сформировать своё отношение к ним, их поступкам и мотивам.

В самой Финляндии маршал Маннергейм – фигура крайне противоречивая. Для одних он «спаситель отечества», для других – «палач народного восстания», с одной стороны, союзник Гитлера, знавший «второго человека в Рейхе» Германа Геринга ещё с 1920-ых годов, с другой – поклонник Черчилля и критик нацизма, сумевший вывести Финляндию из Второй мировой войны почти за год до её окончания.

В предисловии к первому изданию книги Элеонора Иоффе писала: «Если результат читательского творчества – образ маршала Финляндии – окажется многоликим, противоречивым и неоднозначным, то могу считать, что моя работа удалась».

Презентация второго издания книги Элеоноры Иоффе «Линии Маннергейма. Письма и документы. Тайны и открытия» с участием автора состоится 8 июня 2017 года в Санкт-Петербурге в музее Анны Ахматовой по адресу Литейный проспект, 53. Начало в 18:30.

 

Народы: 
Читайте также:
ВОЙДИТЕ, ЧТОБЫ ОСТАВЛЯТЬ КОММЕНТАРИИ