В морду за язык?

Вице-председатель словацкой партии Венгерский христианско-демократический альянс Миклош Криванский — о ситуации с нацменьшинствами у себя на родине и в России


Фото: Валерий Черницын

Политическая партия Венгерский христианско-демократический альянс (ВХДА) по своим размерам и влиянию вряд ли может сравниться с двумя ведущими венгерскими партиями Словакии - «Мостом» (Hid по-венгерски, представлена в Национальной Раде страны) и Партией венгерского сообщества (по итогам последних выборов не прошла в Раду). ВХДА входит на правах коллективного члена в партию Европейский свободный альянс, а идейной платформой последнего является принципиальная защита интересов национальных меньшинств во всей Европе.

Именно поэтому, достаточно случайно познакомившись в Брюсселе с вице-председателем ВХДА Миклошем Криванским (Miklos Krivansky), мы не могли не спросить его о положении венгерского национального меньшинства в Словакии — в которой оно, к слову, приближается к 10% от всего населения, что является самой большой долей венгров в невенгерских странах.

Сначала пару слов о самом Миклоше. Он родился в 1950 году в Кошице, и склонности к общественным наукам и журналистике позволяли ему по окончании гимназии рассчитывать на соответствующее университетское образование. Однако он сам прервал его в знак протеста против ввода войск Варшавского Договора в Чехословакию в августе 1968 года и покинул страну. Поселился в Бельгии, где живёт до сих пор, и закончил Свободный университет Брюсселя по специальности «ассириология». Но с начала 1990-х годов, с резким потеплением политического климата в Европе, Криванский получил возможность заниматься общественной деятельностью, вопросами прав человека, политикой и политической журналистикой. В качестве журналиста он аккредитован при Европейской Комиссии и Европейском Парламенте.

- Миклош, насколько ли необходима венгерскому меньшинству в Словакии ещё одна политическая партия? Ведь даже две основные соперничают друг с другом и объективно размывают голоса избирателей.

- Вы совершенно правы, но проблема размывания голосов лежит не только в существовании этих партий и их соперничестве. Проблема в том, что даже эти две партии — это сугубо словацки ориентированные партии; они сотрудничают со словацким истеблишментом, и поскольку корни этого в прошлом, мы можем ожидать того же самого и от будущего. Они могут ненавидеть друг друга (и ненавидят), одну из них может поддерживать Будапешт, а вторую нет, а после смены правительства в Венгрии — наоборот; но вне зависимости от этих обстоятельств обе они действуют в едином словацком политическом поле.

- Но разве ваша партия желает действовать не в нём же?

- Безусловно, наша партия также действует в Словакии. Но мы выступаем за построение и развитие плюралистического общества, одним из базовых принципов которого является самоопределение. Мы убеждены, что пока в Словакии не решена проблема автономизации национальных меньшинств, ни о какой реальной защите интересов венгров говорить нельзя.

- Сейчас словацкие венгры не могут чего-то, что могут сами словаки?

- Конечно. Первое и главное — они не могут использовать свой родной язык как официальный. Вы ведь из Республики Коми?

- Да.

- Коми язык является официальным государственным?

- В пределах нашей республики — да.

- На нём публикуются государственные и муниципальные документы?

-Разумеется.

- Это для вас разумеется. Может ли депутат вашего регионального парламента использовать коми язык для своих выступлений?

- Конечно. Просто мало кто на это отважится: большинство депутатов не знают коми языка. Но если кто-то всё-таки пожелает выступать именно на нём, он это сможет легко сделать, потому что аппарат Государственного Совета республики обязан обеспечить немедленный синхронный перевод на русский язык. В Словакии похожих норм в регионах максимально компактного проживания венгров, как я понимаю, нет?

- В Словакии действует очень хитрая система. Отдельным муниципалитетам, в которых, например, венгров даже большинство, предоставлено право заседания местных советов вести на венгерском языке. Но если в зале окажется хоть один человек, не понимающий его, все присутствующие обязаны перейти на словацкий. Как вы прекрасно понимаете, именно это почти всегда и происходит.

Теперь ответьте вы мне: а если я, коми, допустим, прихожу в приёмную какого-нибудь вашего регионального министра или вот хотя бы на почту, я имею право говорить только по-коми?

- Теоретически да. Но в реальности практически ни один этнический коми так не поступит, потому что, во-первых, скорее всего, поблизости не найдётся человека, который бы его понял или помог перевести его слова, а во-вторых, он, естественно, отлично знает русский язык.

- Но формально такая норма прописана?

- Для государственных учреждений — да.

- Вот видите. Вы можете, конечно, меня назвать демагогом, но, поверьте, для нас, словацких венгров (и не только словацких, и не только венгров), это очень принципиальный вопрос: защищает ли государство наше право на национальное существование? Убеждён, что наработки в области законодательства, имеющиеся у субъектов Российской Федерации, могут быть интересны для изучения и возможного применения в областях компактного проживания национальных меньшинств в странах Центральной и Восточной Европы. К сожалению, ситуация по крайней мере в Словакии и Румынии в этом смысле очень далека от совершенства. В них нет ни национальных автономных регионов, ни законодательства, допускающего возможность их появления, равно как и применения языка национального меньшинства в качестве официального. Мало того: в этих странах очень легко, извините, получить в морду просто за сам факт того, что ты венгр. Или, например, цыган.

- Миклош, но я ещё раз повторяю: это не более чем прописанные в законе возможности.

- Но в Словакии и их нет!  Я прекрасно понимаю, что в реальности все эти законы могут и не исполняться. Но сам факт, что они существуют, не может не вызывать уважения.

Вот поэтому наша партия постоянно обращается к своим коллегам по политическому пространству Словакии: пора начать дискуссию по самому принципиальному вопросу — автономизации. Без его решения нашим победам на выборах любого уровня будет грош цена.

Народы: 
Автор материала: