Югра, нефтяной Клондайк России

Обозреватель РИА «Новости» Татьяна Синицына О белой медведице Айке, 30 лет назад умершей в Берлинском зоопарке, недавно вспоминали в сибирском городе Ханты-Мансийске, центре российского нефтяного Клондайка. Здесь прошел Международный экологический фестиваль телевизионных фильмов, 10-й по счету. Гран-при получил фильм санкт-петербургских документалистов «Ледин». Это - фамилия кинооператора, спасшего новорожденного медвежонка от агрессивной матери, приютившего его в своей семье. Ледин пытался вернуть повзрослевшего зверя в Арктику, на землю предков, но Айка не прижилась. И тогда он пристроил воспитанницу в один из лучших зоопарков мира - Берлинский. Прожив там год, трехлетняя медведица умерла. От тоски, как считают врачи. Теперь Айка - один из символов той неразрывной, но хрупкой связи, которая существует между природой и человеком. Идея экологического телефестиваля родилась в нефтяном регионе не случайно. Это - знак внимания руководителей региона, его жителей к проблемам окружающей среды. Ханты-Мансийский автономный округ – это, прежде всего, - промыслы, дающие 60% российской нефти, что составляет 7,5% от объема всей добываемой в мире нефти. Губернатор округа Александр Филипенко называет «бедствием глобального масштаба» более сотни факелов, полыхающих на нефтепромыслах. Большая часть попутного газа пока утилизируется именно таким варварским способом. По мнению Филипенко, изменить что-либо кардинально возможно только на федеральном уровне, подняв планку штрафных санкций до размеров, адекватных ущербу, наносимому загрязнениями. Как субъект Российской Федерации Ханты-Мансийский округ молод. Еще 40 лет назад его территорию, равную по площади Франции, населяло не более ста тысяч человек (сегодня – 1,5 млн). А если «копнуть» историю Югры, как называли край в древности, на 4 века глубже, то можно увидеть кипучую жизнь дикого таежного царства, неплохо кормившего аборигенов, ханты и манси, охотников и рыболовов. В те давние времена, конечно, никто не знал, что под зеленым лесным покровом скрывается нефтяной океан. Русских землепроходцев вели в эти места интуиция, любопытство. Цари, конечно же, мечтали о приращении державы и вели политику продвижения в азиатские пределы континента. Летом 1637-го года, по указу царя Михаила Романова, в эти суровые места из центральной России прибыли 50 ямщиков с семьями. Они обустроили почтовую базу - «Самаровский ям». Она-то и стала, как ныне говорят, «градообразующим предприятием», породившим поселок Самарово, будущий город Ханты-Мансийск. Долгое время он оставался глухой провинцией, одним из сибирских «медвежьих углов». Следы нефти были найдены здесь еще в 30-е годы прошлого века. Это был повод для активной работы геологоразведочных экспедиций. В 1963-м году у поселка Березово из пробуренной скважины рванул первый фонтан промысловой нефти. Как из рога изобилия, «посыпались» новые и новые месторождения. «Сегодня наш округ – один из лидеров российской экономики, мы формируем 1/4 российского бюджета», - сообщил губернатор Филипенко. Он привел яркие цифры: внутренний региональный продукт в 2005 году составил 1трл.360 млрд. рублей, что равно валовому продукту, произведенному за этот же период совокупно Москвой, Санкт-Петербургом и Свердловской областью. А по душевому валовому региональному продукту ханты-мансийцы сравнялись с показателями США. Столица Югры расположилась на приобских холмах, заросших тайгой. В этом городе отказались от урбанистического гигантизма и предпочли элегантный стиль североевропейских городов. «Грандиозными» кажутся только общественные здания – Центр искусств, Центр кардиологии, музеи, банки, офисы компаний, туристические комплексы, крытые спортивные арены. Ханты-Мансийск невелик, около 50 тысяч жителей. Это – город «белых воротничков», высокотехнологичный пульт управления нефтяной территорией, куда входят еще 10 городов, многие поселки, нефтегазопромысловые комплексы, энергетические, геологоразведочные и другие предприятия. Креативная команда губернатора Филипенко старается сегодня диверсифицировать экономику края, полная зависимость от нефтедобычи край не устраивает. Большие перспективы обещает тайга. «В Югре - 30 миллионов кубометров расчетной лесосеки, – говорит губернатор, – пока мы рубим всего 2,5 миллиона кубов. Мы намерены выстроить экономику по-новому, сбалансировать ее сырьевую компоненту путем создания собственных предприятий глубокой переработки древесины, бумажных, мебельных комбинатов и т.п.». По расчетам специалистов, 90 тысяч рабочих мест обещает осуществление другого проекта - по добыче металлических руд, драгоценных металлов, полиметаллов и угля, разведанных в Уральских горах. Новая эра развития края наступила 15 лет назад, когда Кремль «отпустил вожжи», и субъекты Федерации получили возможность самостоятельно думать, обозначать приоритеты, распоряжаться средствами. У Ханты-Мансийского округа, нефтяного донора страны, они оказались существенными. И тогда югорцы показали, что можно сделать, имея благую цель и фантазию. Развитие округа гармонизировано, экономика – только инструмент для формирования базы социального развития. Пакет «социальной защиты», который получает каждый житель этого города, гораздо выше среднероссийского. «Мы сразу решили переломить ситуацию, при которой наша территория рассматривалась просто как «место для хорошего заработка», и мало кого привлекала для жизни, семейного укоренения, - сказал губернатор. – Сегодня мы строим комфортное жилье, всеми мерами пропагандируем семейные ценности. Если есть чем гордиться, так это тем, что у нас - самый высокий в стране показатель рождаемости и сведена к минимуму детская смертность», - подчеркнул губернатор.