О новой Конвенции ЮНЕСКО и финно-угорских языках

Опубликованная на днях в газете «Helsingin Sanomat» статья советника Министерства просвещения Финляндии Ристо Кивеля (Risto Kivelä) посвящена Конвенции об охране и поощрении разнообразия форм культурного самовыражения, принятой 20 октября 2005 года на Генеральной конференции ЮНЕСКО и вступившей в силу 18 марта сего года. К настоящему времени ее ратифицировали более 50 государств. Финляндия поставила свою подпись под документом в числе первых летом прошлого года. В этой Конвенции, в частности, говорится, что «разнообразие форм культурного самовыражения, включая традиционные формы, является важным фактором, дающим людям и народам возможность выражать свои идеи и ценности и обмениваться ими с другими». При этом подчеркивается, что «свобода мысли, выражения мнений и информации, а также многообразие средств информации создают условия для расцвета форм культурного самовыражения в обществах». Ристо Кивеля пишет, что новый документ касается и тех сторон деятельности, которые полностью или частично входят в компетенцию того или иного сообщества. Поэтому все возможные разногласия между ее участниками будут согласовываться путем консультативных совещаний, проводимых созданным в рамках ЮНЕСКО Межправительственным комитетом по охране и поощрению разнообразия форм культурного самовыражения. В июне этого года в Париже состоится первая конференция стран-участников Конвенции, основным вопросом которой будет переход к осуществлению на практике ее идей и принципов. Оценивая документ ЮНЕСКО, автор статьи подчеркивает, что основной его целью является содействие сохранению культурного многообразия мира, а также поддержка межкультурного диалога и международного сотрудничества. Идейный фундамент Конвенции – права человека и основные свободы, провозглашенные во Всеобщей декларации прав человека и в других общепризнанных документах. Одним из самых интересных положений Конвенции, по мнению Кивеля, является признание особой природы культурных товаров и услуг, того, что они «воплощают или несут в себе формы культурного самовыражения, независимо от своей возможной коммерческой ценности. Культурная деятельность может быть самоцелью или может способствовать производству культурных товаров и услуг». Помимо прочего автор публикации обращает внимание на статью 16 документа, в которой говорится об оказании развитыми странами содействия культурными обменам с развивающимися странами путем предоставления «преференциального режима для их творческих работников и других специалистов и работников в области культуры, а также для их культурных товаров и услуг». Подобным обменам будет способствовать и учрежденный ЮНЕСКО Международный фонд культурного разнообразия. Свою статью Ристо Кивеля начал с информации о положении финно-угорских народов, общая численность которых составляет примерно 24 млн человек. Их языки условно делятся по своей жизнеспособности на четыре группы, и лишь самые большие по числу носителей – венгерский, финский и эстонский – не испытывают непосредственной угрозы. Тогда как марийский, северный саамский, карельский и вепсский языки рассматриваются как находящиеся в опасном положении или под угрозой исчезновения. На грани гибели водский и ижорский, лишь несколько человек владеют сегодня ливским языком. В свете вступившей в силу новой Конвенции такая ситуация с финно-угорскими народами может стать предметом актуальной дискуссии. Материал подготовлен Институтом России и Восточной Европы (Хельсинки, Финляндия)