Нужен ли карелам единый карельский язык?

Наталья Антонова, председатель республиканской молодежной общественной организации «Nuori Karjala» («Молодая Карелия»)

По видению органов государственной власти, реализующих национальную политику в Карелии, карельский народ должен взять курс на создание единого литературного карельского языка. Вот только решить это, по моему мнению, может только сам народ, вместе с той научной общественностью, которая его представляет. Хочется инициировать откровенное обсуждение этого вопроса в масс-медиа, а самое главное – признать реальное положение дел. Единый язык в нашем случае уже не спасет ситуацию, а лишь окончательно отвернет тех единичных энтузиастов, которые еще переживают за будущее карелов. От карельского языка в республике мало что осталось, и мы уже даже без сомнения знаем, что госчиновниками принимаются специальные меры, правда, в завуалированном виде по «сворачиванию» карельского языка (а также вепсского и финского) в республике. Исчезнут последние радетели – исчезнет и сама проблема. Зато на бумаге останется оправдательный план – создать единый язык…

Перспективные планы Министерства по вопросам национальной политики Республики Карелия на самом деле пугают и тревожат. Все чаще из уст представителей ведомства можно услышать о том, что «курс взят», что единый карельский язык может спасти ситуацию, связанную со стремительными темпами ассимиляции карелов и утерей языка титульного народа республики. Да, единый карельский язык – это очень весомый и ко многому обязывающий (и в первую очередь государство) политический шаг, но в нашем случае телегу ставят впереди лошади. Последствия необратимые. Хочется вмешаться в ситуацию, предостеречь, иначе потом виноватыми останутся, прежде всего, сами карелы в своей безмолвности и скромности.

Как известно из совсем еще недавней истории, язык и языковая политика – самые уязвимые составляющие целостности этноса и его культуры. Ассимиляция народов в большинстве случаев начиналась с государственной неприязни именно языка, моральной давки на его неспособность функционировать в общественно-политической жизни, отвержении традиционного уклада жизни народа. Карелам пришлось пережить это. Перестройка дала, скорей всего, уже последний шанс карелам. За двадцать лет язык приобрел письменную и литературную форму, стал развиваться довольно стремительными темпами. «Гаечки» вновь закручены. На сегодняшний день ситуация сложилась, слабо сказать, грустная. Перспективы сохранения языка не вырисовываются на практике, он исчезает, и «стабильного состояния» языка в образовательных процессах, как рапортует Министерство образования, уже не существует. Преподавание национальных языков в школах прекращается или переводится на кружковую основу, (правда, Минобраз будет усиленно по этому поводу спорить!), проводится кампания по его навязыванию и нежелательному изучению, учителя и руководство школ четко проинструктированы на предмет новых положений и правил, очень запутанно и противоречиво отделяющих место языкам. Стимулирующие надбавки к зарплатам снимаются, ответственность за все происходящее перекладывается на общественные организации. Нам велено жить по новым писаным стандартам, которые, как оказываются, имеют большую силу, чем Конституция РФ и закон об образовании РФ, где черным по белому указано на право свободного выбора языка воспитания и обучения. О плюрализме в системе образования остается только промолчать. Что делать? Даже на заседаниях самого высокого, республиканского уровня высказывания становятся бесполезными: или же обвинят сам народ в бездействии, или же содержание таких мероприятий настолько тщательно «фильтруют», что самое важное оказывается не по повестке дня.

Так нужен ли карелам единый язык и что за этим все-таки стоит? Желание его развивать дальше, придав новых темпов, административных возможностей и ресурсов или же стремление подавить и вывести из колеи тех последних оставшихся энтузиастов, которые чувствуют проблему изнутри? Не хочется подчеркнуть второе, однако те меры, которые проводятся в настоящее время, свидетельствуют именно об этом.

Единой политической нации – единый язык! В республике официальная государственная позиция по признанию и развитию карельского языка четко определена на сегодняшний по отношению к двум наречиям: ливвиковскому – «livvinkarjala» (на нем преимущественно говорят в южных и юго-западных регионах Карелии) и собственно-карельскому «vienankarjala» (на диалектах этого наречия говорят в северных районах и средней полосе Карелии). Вся научная работа по развитию письменного языка, обучению специалистов естественным образом происходит в Петрозаводске, где проживают представители обоих наречий и где создана база для языкового развития. Прибалтийско-финское языкознание выделяет еще и третье наречие карельского языка – людиковское, немногочисленные этнические представители которого расселены довольно дисперсно – в нескольких деревнях Кондопожского, Пряжинского и Олонецкого районов. Следует еще учесть и то, что наречия карельского языка подразделяются на целый ряд диалектных особенностей, свойственных каждому селу или деревне. Не говоря уже о том, что свои особенности карельского языка имеет карелы, проживающее за пределами республики Карелия, – в Ленинградской, Тверской, Мурманской и Новгородской областях, Финляндии. Для того, чтобы сплести из множества диалектов единый литературный язык и внедрить его в практику, нужен очень мощный административный ресурс, политическое волеизъявление и четкая позиция и желание хотя бы одного из верховных лиц республики. Этого у нас нет. Понятие «Карелия» и «карельский язык» – весьма виртуальны; здесь, как ни верти, не слепишь воедино. Можно навредить. Только специалисты, знающие историю карельского народа и карельского языка, могут дать четкие и перспективные объяснения. Здесь директивы и субъективизм, связанный с позиций какого-либо отдельного служащего или ученого в пользу одного (отдельного) наречия не помогут. Складывается ощущение, что мы думаем совсем не о том, а поскольку надо о чем-то думать и что-то делать – делаем себе во вред. В Республике Карелия уже никогда не приживется единая форма карельского языка – это абсолютная правда. Хотя бы только потому, что у языка нет политического будущего, у него нет никакого статуса, не существует даже попыток делопроизводства на карельском языке, в республике уже почти не осталось никаких национальных атрибутов. Даже новоиспеченные учебники по карельскому языку для 1 класса выполнены вне языкового контекста, республиканская термино-орфографическая комиссия по карельскому и вепсскому языкам, которая была создана для продвижения новой лексики, переведена на общественные начала, а кафедра карельского языка Петрозаводского государственного университета переживает кадровые проблемы. И дела – никому! Вот о чем надо говорить, откровенно и без заискиваний друг перед другом. Московские чиновники уже напрямую обвиняют нас в этнической сегрегации ровно в то время, когда наши местные власти укрепляют мир и согласие в республике. Карусель!

При современной национальной политике Карелии первичными оказываются меры не по обеспечению все-таки этнической комфортности народов, а по четкой профилактике экстремизма и усилению дружбы и согласия среди наций. Это после кондопожских событий, последствия которых вылились, как кажется, в первую очередь, на общественные организации, занимающиеся национально-культурной деятельностью, словно они и были виноваты в происшедшем. За множеством спонтанно проводимых профсеминаров, конференций и круглых столов по данной теме совершенно стали незаметными проблемы, существующие в среде коренных народов, которые как раз-то на протяжении уже многих столетий жили в добрососедстве с другими народами. Одна только программная фраза – «воспитание установок толерантного сознания среди населяющих Карелию народов», и … мурашки по коже. Все проблемы оказалось намешанными, запутанными, искаженными. Это далеко не радостные краски и многоголосье Карелии, это страшный повторяющийся диагноз – «единая политическая нация», проповедующая субкультуру и видимость сохранности национальной культуры в виде выученных песен и танцев. И ничего более серьезного, «фестивалим». Ведь достаточно нарядиться в национальный костюм, и ты – яркий представитель своего народа. А если завтра сошьешь себе костюм другого народа и выйдешь в нем, то будешь лучшим, кто сеет зерно толерантности.

На фоне так быстро набирающей темпы новой национальной политики Карелии абсолютно специфической оказывается поднятая тема о едином карельском языке. Однако она – все-таки одна из самых важных и насущных. Республика пока еще носит имя титульного народа, или … надо уже и над этим подумать.

Наталья Антонова, "Столица-на-Онего"

Читайте также:
ВОЙДИТЕ, ЧТОБЫ ОСТАВЛЯТЬ КОММЕНТАРИИ