Зырянская родня

Сохранением финно-угорской национальной культуры занялись на высшем уровне

В мае этого года произошло два достаточно крупных события в финно-угорском мире: был отмечен День коми-письменности и начался новый этап сотрудничества с Республикой Коми. Особое значение они имеют и для нашего региона. Хотя в Ленинградской области, по официальным данным, проживают всего около 1% финнов, история нашего края неотрывно связана с финно-уграми. А 6 мая губернатором Ленобласти Валерием Сердюковым и главой Республики Коми Владимиром Торлоповым была подписана программа широкомасштабного взаимодействия наших субъектов Федерации.

Древнейшая письменность Коми

17 мая Петербург и вся страна отметили День коми-письменности – старейшего документально подтвержденного факта письменной культуры финно-угорских народов. Оригинальный алфавит «Анбур» был создан просветителем Стефаном Пермским для предков современных коми в 1372 г. – почти на два века раньше, чем современный финский алфавит Микаэля Агриколы (первая книга на финском языке – букварь ABC-kirja – вышла в свет в 1542 г.).

Коми-алфавит Стефана Пермского, как и финский Микаэля Агриколы, изначально служили одной цели: нести священное писание народу. К сожалению, в отличие от письменности Агриколы древний коми-алфавит Стефана Пермского не дошел до наших дней: к началу XIX века сохранился только один текст на иконе «Зырянская Троица». Визуально «Анбур» похож на древнеславянский алфавит Кирилла и Мефодия.

Интересна и судьба двух отцов-основателей финно-угорской письменности. Так, Стефан Пермский родился около 1340 г. в Великом Устюге. Мать – коми-зырянка, отец – русский (священник сельского храма). По-видимому, Стефан рос в двуязычной среде; он выучился церковному пению и уставу на древнеславянском языке, но уже в юности стал проповедовать Святое писание зырянам (древнее название коми).

Первый опыт христианской проповеди едва ни стоил Стефану жизни: в Котласе (современная Архангельская область) местные жители встретили его крайне враждебно: сложили костер, самого Стефана обложили соломой, чтобы сжечь. Однако никто не посмел подойти к просветителю с зажженной лучиной: его кроткий вид и бесстрашие обезоружили язычников. Скончался Стефан Пермский в 1396 г. Москве.

Микаэль Агрикола (урожденный Олавинпойка) родился в Финляндии, однако имя его тесно связано с нашим краем. Свое первое образование Микаэль получил в Выборге, здесь же взял себе фамилию Агрикола («Земледелец»). В этих же местах закончилась и его жизнь: в 1556 г., возвращаясь после переговоров с Иваном Грозным, он заболел и умер в местечке Нюкирк под Выборгом. Недавно в этом городе Микаэлю Агриколе был установлен памятник. Стефан Пермский увековечен в монументе «Тысячелетие России» в Великом Новгороде.

Как вас по батюшке?

В ленинградском областном центре досуговых, оздоровительных и учебных программ «Молодежный» в Поселке им. Морозова Всеволожского района состоялась межрегиональная конференция на тему «Финно-угорская молодежь: сохранение национального языка и традиций». На мероприятии присутствовали представитель Республики Коми в Северо-Западном регионе РФ Валерий Кюршин, руководитель Финно-угорского культурного центра РФ Светлана Белорусова, этнограф Ольга Конькова и многие другие общественные деятели и эксперты финно-угристики. Также в конференции принимала активное участие финно-угорская молодежь: коми, эрзяне, марийцы, карелы, ижоры, ненцы, ханты... Большинство из них живут, учатся и работают в северной столице.

В рамках пленарных заседаний и «круглых столов» обсуждались насущные вопросы – как сохранить самобытную национальную культуру финно-угров России. Сейчас, по официальным данным, в нашей стране проживают 2,7 млн граждан более 20 различных финно-угорских национальностей. Впрочем, специалисты-этнографы утверждают, что эти данные далеки от реальности: в советское время было немодно, а иногда и опасно причислять себя к малым народностям, и очень многие финно-угры записывались русскими, чтобы избежать проблем с учебой и трудоустройством.

Впрочем, как считают большинство ученых, в этногенезе современных русских помимо славян присутствует немало финно-угров. На большинстве северо-западных и центральных территорий современной России, ныне заселенных русскими, раньше жили племена чуди, мери, муромы, мещеры... И племена эти никуда не исчезали, а просто ассимилировались с пришлыми славянами, приняли православную веру и стали писать и говорить по-русски. Фигурально выражаясь, у русского по материнской линии родственники – славяне, а по отцовской – финны. У финнов, кстати, можно поучиться отношению к народной культуре.

Как рассказывает руководитель Центра коренных народов Ленинградской области Ольга Конькова, в 1980-х годах было типичным говорить: «мой отец – ижор, мать – тоже ижорка, но я русский». Впрочем, по мнению эксперта, нужно разделять национальную и этническую принадлежность. По мировой терминологии, нация – это гражданство, принадлежность к некому государству, политическому строю. А этничность – это корни, социальная самоидентификация. Таким образом, считать себя россиянином и одновременно причислять к финнам или коми – это нормально.

В реальности основой народной культуры являются язык и самоидентификация. У большинства же россиян сложились ложные стереотипы: в нашем сознании компонентами лубочной культуры обязательно являются покосившаяся изба, архаичная одежда, лапти и тому подобные атрибуты. На самом же деле все эти компоненты применимы к крестьянскому быту XIX – начала ХХ веков – периоду перед началом индустриализации в России, не более того.

Научная работа по реконструкции народного костюма, языка, быта – это, безусловно, важно. Но без интеграции в современную жизнь этнокультура навеки останется в музее, а ведь ее нужно развивать и делать актуальной сегодня.

Охота за северным сиянием


Основной вектор просветительской деятельности должен быть направлен на молодежь, так как именно за молодым поколением – будущее. Современную молодежь довольно трудно увлечь перспективой ходить в национальной одежде, петь в народном хоре и изучать деревенский быт далеких предков. В сегодняшнем обществе потребления материальная выгода и мода намного важнее самоидентификации по национальному признаку.

Есть несколько путей адаптации традиционной культуры к современности. Во-первых, это этнотуризм. На национальной экзотике можно зарабатывать деньги: возить туристов в деревни, где сохранился традиционный быт, продавать продукты народного промысла... Сейчас это направление осваивается, в частности, властями Республики Коми. Разработан специальный тур «Охота за северным сиянием», в который входит обед в чуме, кормление северного оленя, знакомство с обычаями первобытных коми и многое другое.

Во-вторых, на основе эскизов национальных костюмов, народного орнамента и прочих элементов прикладного творчества можно производить современную модную одежду по мотивам народной. В этом направлении работают девушки из коми-землячества «Неватас», которые обучаются по текстильным специальностям в Петербурге. На конференции они представляли модные кеды, декорированные в народном стиле. Их ручная работа пользуется популярностью, и не за горами запуск подобной обуви в серию.

В-третьих, необходимо разработать региональные бренды, узнаваемые символы. В Норвегии, например, викингов – бородатых богатырей в рогатых шлемах – изображают на всевозможной продукции, вплоть до галстуков. И пусть историки давно доказали, что викинги никогда не носили рогатых шлемов, важна идентификация и простота запоминания. Пока, к сожалению, с брендами для регионов в России не так хорошо, как хотелось бы, и это касается не только финно-угорских территориальных образований. Впрочем, проблема всерьез обсуждалась на конференции, и есть надежда на то, что у каждого российского региона может появиться свой узнаваемый символ.

В-четвертых, нельзя не обойти стороной важнейший аспект молодежной жизни – современную музыку. Народный материал можно с успехом интегрировать в такие стили, как рок или электроника. Так, у удмуртов есть группа «Птица Тылобурдо», у карел – Myllarit и Sattuma, у эрзян и мокшан – «Морденс»... Землячества и региональные власти собираются стимулировать развитие музыкального направления, спонсировать проведение фолк-фестивалей.

Таким образом, работы у популяризаторов народных культур еще очень много, однако первые шаги в этом направлении уже сделаны.

Андрей ЧЕПЕЛЕВ, "Санкт-Петербургские ведомости"