Писатель-карел: "Почему карельская республика теперь навсегда останется русской"

Инфоцентр FINUGOR представляет статью карельского писателя Арви Пертту, опубликованную в интернет-журнале "Республика Карелия".

Арви Пертту - карельский писатель, пишущий на финском языке. Родился в Петрозаводске в 1961 году, живет и печатается в Финляндии с 2001 года. Переводит финскую литературу на русский язык и русскую литературу на финский. Автор трех романов на карельском материале и двух сборников рассказов. Один из романов автора "Экспедиция Папанина" переведен на русский язык и издан в Петрозаводске в 2012 году. В настоящее время работает над романом о национально-освободительном движении в Карелии в 1918-1922 годах.

*                  *                *

Собственно, толчком для написания этой статьи послужили посты Алексея Цыкарева, и даже не столько сами статьи, сколько комментарии к ним, зачастую излишне эмоциональные и даже оскорбительные для автора.

Когда мы говорим о Карелии, не надо представлять себе карту современной Республики Карелия. Историческая Карелия – а это прежде всего Карельский перешеек и Приладожье – территории, полностью очищенные от карелов последней войной. Не надо забывать и протянувшуюся на сотни километров полосу земли между русскими и финскими территориями по обе стороны границы.

Четко очерченной, конкретной и географически определенной Карелии нет. Корни этой проблемы — в многовековой истории Карелии как региона бесконечных войн между Россией и Швецией, в разделении этноса несправедливой границей и некогда враждебными друг другу христианскими конфессиями. Войны и грабительские набеги Позднего Средневековья как с запада, так и с востока привели в свое время к тому, что в XVI веке до 90% крестьянских домов и целых деревень некогда процветавшей Приладожской Карелии опустели. Карелов уничтожали физически, они бежали от конкурирующих держав кто на север, кто на восток, кто на запад.

Нас учили, что карелы добровольно и радостно вошли в состав Новгородского княжества. Утверждение это, мягко говоря, не совсем верно. В X-XI веках карелы действительно были в военном союзе с русью, славянским племенем под руководством скандинавских князей. Основной задачей союза были грабительские походы на юг (как мы помним, карелы участвовали даже в разграблении Византии) и на запад (в 1187 году карелы разграбили и сожгли тогдашнюю столицу Швеции Сигтуну неподалеку от нынешнего Стокгольма). В XII-XIII обрусевших Рюриковичей больше заботили непростые отношения со своими бывшими соплеменниками, шведами. Карелы были для Новгорода живым щитом на северо-западных границах. В 1226 году их насильно крестил в православную веру князь Ярослав, а в 1277 году за слишком самостоятельные политические и торговые связи со шведами князь Дмитрий провел масштабную карательную операцию, лишив карелов автономии окончательно к 1278 году.

В ХХ веке в стремлении к независимости и самоопределению карелы никогда не претендовали на русские земли, в отличие от финнов во второй мировой войне. Задачей карелов было добиться независимости и самоуправления на территориях, заселенных карелами, где русские были в ничтожном меньшинстве и были представлены лишь чиновниками и священнослужителями. Территории эти простирались в составе Советской России от Олонца на юге, до Кандалакши на севере, но восточной их границей была Мурманская железная дорога, за которой начинались уже русские поселения Заонежья и Поморья, жители которых, к слову сказать, генетически являются обрусевшими карелами.

В 1920 году была создана Карельская трудовая коммуна, объединившая карельские земли с русскими. Коммуна была навязанным коммунистами территориальным образованием, не имевшим ничего общего с правом карелов на самоопределение. Последний свой шанс Карелия потеряла в 1922 году. Тогда создание Карельской республики было реальным (как мы знаем, она уже и существовала в Ухте с 1920 года), но советское правительство вопреки провозглашенному праву народов на самоопределение ответило карелам военным коммунизмом, геноцидом, оккупацией, полным и окончательным подавлением национально-освободительного движения, которое все годы советской власти именовалось агрессией белофинских бандитов. Главным героем этой жестокой операции стал красный финн Тойво Антикайнен, которого особенно в Советской Карелии почитали как национального героя (в Финляндии он был приговорен к пожизненному заключению за пытки пленных и каннибализм). После разгрома повстанцев около 30 тысяч карелов покинули родные края, и от этого удара Карелия уже никогда не смогла оправиться. Кроме добровольных беженцев, были и насильственно переселенные, поскольку сталинское правительство хотело оградить карелов от «дурного влияния» западного соседа. Приграничные деревни опустели, многовековые связи с западными соплеменниками оборвались.

Сейчас уже не только русские, но и сами карелы подчеркивают свою непринадлежность к финской нации, отталкивают от себя общее культурное наследие, заимствуют слова для развития карельского языка из русского и, что самое смешное, переводят «Калевалу» на карельский язык как иностранное произведение.

Только финская культурная экспансия могла спасти карелов от полной ассимиляции, что мы и видели в 20-30-е годы. К сожалению, она была в те годы коммунистической, и, что самое удивительное, прекращена и задушена своими же братьями-коммунистами. Последний гвоздь в крышку гроба карельского народа был забит после второй мировой войны, когда на захваченные карельские земли началась вербовка белорусов, украинцев и представителей других народов СССР. Карелов туда не пускали.

Сегодня независимое карельское государство уже невозможно. Говорю это как карельским «националистам», так и русским «патриотам». Первым не на что надеяться, вторым нечего бояться. Печальная судьба карелов – ассимиляция. Остается все же вопрос – выберут карелы восток или запад?

Что может спасти карелов как этнос, спасти язык от быстрого и неизбежного вымирания? Давайте пофантазируем, не забывая о чувстве юмора.

Идеальным (и исторически справедливым) было бы переселение всех карелов на бывшие финские территории и возвращение их вместе с населением в состав Финляндии при условии предоставления карелам культурной автономии. В таком случае и финские карелы потянулись бы на родину предков, и сохранение языка и культуры могло бы быть возможным. Увы, это утопия.

Как мы хорошо помним, в 1991 году тысячи русских стали судорожно искать сведения о своих ингерманландских бабушках. В гипотетическом же случае создания карельской автономии в составе Финляндии тысячи или десятки тысяч нынешних патриотов России начнут искать свои карельские корни и, что самое интересное, найдут, но, оказавшись по ту сторону границы, вольются именно в русскую диаспору.

Другой выход – это добровольное переселение русских карелов в финскую Карелию частным порядком, в восточные области от Лаппеенранта до Хюрюнсалми, где еще живы карельский дух и карельский говор. Все в Иломантси! Там можно добиваться культурной автономии в составе Финляндии. Но все российские переселенцы хотят в Хельсинки, где и растворяются в лучшем случае среди финнов, в худшем – среди русских иммигрантов.

Пока же реальным видится хотя бы использование статуса национальных районов по полной программе: каждый чиновник в Калевальском и Олонецком районах должен говорить по-карельски либо по-фински. Финский я ставлю наравне с карельским потому, что, только опираясь на развитый литературный язык соседей, возможно сохранить этническую идентичность карелов. Каждый житель национальных районов должен иметь право получить любое государственное обслуживание на карельском (либо финском) языке – как в полиции, так и в сельсовете. О школе я уже и не говорю – само собой разумеется, что язык может спасти только преподавание на родном языке.

Пример тому – шведский язык в Финляндии. Шведов — 6% от населения страны, но, несмотря на то, что все они говорят по-фински, они могут требовать обслуживания и преподавания на родном языке. И чтобы стать в Финляндии государственным чиновником (бюджетным работником), нужно сдавать экзамен по шведскому.

Я верю в независимую Республику Карелия, но это будет русская республика. И предоставит ли она карелам культурную автономию по примеру соседей, давшим таковую финским шведам и саамам, – вопрос не риторический. Судя по настроениям нынешнего этнического большинства – вряд ли.

Комментарии

  1. Вот потому и нужно , чтобы Карелия оставалась в составе России , вот потому и нужно назначать Главу Карелии , а не выбирать , вот потому и нужно гнобить сепаратиста Штепу с его " Свободной Карелией" - чтобы попытаться сохранить карельский этнос .
  2. Конечно, переселение в Илосманти не реально. Каким образом переселить туда целые семьи с бабушками и дедушками, они всеми корнями вросли в родную землю!... Другое дело - карелам в районах найти в себе новые силы, выработать новые, привлекательные для молодежи идеи, которые бы позволили сохраняться и продолжаться карельскому этносу.   
  3. Гинетически близкое к карелам население заонежья и беломорской карелии - не карелы, а крещёные лопари ещё во времена основания соловецкого монастыря местами оно разбавлено карелами бежавшими от притеснений православной веры в xvi веке, можно сказать, что наши предки сами стали русскоговорящими, чтоб спасаться от шведско- финского беспредела. Фины нас постоянно от чего то спасают то от православиЯ то от большевиков теперь вот спасают карельский язык, а в итоге одни подставы. Вот вопрос где 300000 беженцев карелов после войны 1941-1945, были карелами стали финами. А где тверские карелы - стали русскими. Так что третьего не дано либо ты русский либо финн. Короче карелия это пограничная зона между финами и русскими выживаем лавируя среди сильнейшего - летом в финке на клубнике зимой на стройке в Питере.