Виталий Чернявский: «Воссоздание языка муромы – «социальный заказ»

Энтузиаст изучения и создания учебников финно-угорских языков Виталий Чернявский выпустил в мерянском издательстве «Merja Press»  второй том своей книги «Язык Муромы / MUROMAN’ KEL’». Первый том данного издания, вышедший в 2014 году, представлял собой грамматический очерк и муромско-русский словарь на 3 тысячи слов, второй том - продолжение начатой работы, содержит русско-муромский словарь и пример текста.

Этот уникальный труд - полная лексика и грамматика языка древнего финно-угорского народа с берегов Оки.  Виталий Чернявский шаг за шагом по крупицам собирал сведения о древнем муромском языке. Инфоцентр FINUGOR представляет вниманию своих читателей  интервью с реконструктором исчезнувшего финно-угорского языка.

- Здравствуйте Виталий. В первом томе Вашей книги Вы сделали попытку реконструкции фонетики, морфологии и словаря муромского языка. О чем второй том «Языка Муромы»?

Второй том моей книги содержит в себе краткий русско-муромский словарь. В этом словаре даны, в основном, только те слова, которые имеются в предыдущем, муромско-русском словаре, вышедшем в первом томе. Таким образом, при помощи перевода на муромский язык русского слова, можно найти соответствующую словарную статью в муромско-русском словаре, со всеми имеющимися в нем грамматическими сведениями. Русские прилагательные, причастия, указательные местоимения и порядковые числительные, для упрощения, даны в словаре лишь в форме мужского рода.

- Расскажите читателям о том, что побудило Вас заняться реконструкцией языка летописной муромы.

В наши дни отмечаются осознанные поиски людьми своих «корней», родословных. Активно реконструируется, в частности, самосознание (традиции, искусство, одежда, язык и обряды) народа меря. А в последнее время активизировали подобные поиски и те, кто отслеживает свою родословную от муромского народа и считает себя потомками муромлян. Кое-кто из этих энтузиастов обратился ко мне с просьбой помочь в воссоздании языка их муромских предков. Вот я и взялся за этот, так сказать, «социальный заказ».


Реплика пластинчатой серповидной гривны с коническими привесками по материалам Корниловского и Подболотьевского могильников муромы, X-XI вв. Совместная работа Бейлекчи Валентина и Кременецкого Ярослава.

- На основе чего Вы разработали Вашу реконструкцию?

Мною были внимательно изучены топонимы (в основном – гидронимы) Муромской земли, идущие от языка муромы, произведён перевод и сопоставления этих названий с соответствующими словами близкородственного муромскому, ныне живого эрзянского языка, собраны сохранившиеся в местном говоре «отголоски» древних муромских слов и выражений – и (с учётом традиций современного финно-угорского языкознания) сделана попытка реконструкции фонетики, морфологии и словаря муромского языка.

- Почему Вы решили использовать в своей работе латиницу?

Долго выбирался способ записи – латинский или кириллический шрифты. С одной стороны – кириллица более привычна жителям Средней полосы России. С другой стороны – фонетический строй финно-угорских языков содержит звуки, не имеющие аналогов в русском языке. Это создаёт определённые трудности для чтения, например, на эрзянском и мокшанском языках (пользующихся кириллицей) – так как не все звуки имеют отдельное адекватное графическое оформление. А «расширенная» латиница, используемая в мире в настоящее время, имеет уже в своём «арсенале» буквы со всеми диакритическими знаками, необходимыми для графической фиксации данных звуков. Нужно ещё учитывать также тот момент, что европейские старописьменные финно-угорские языки с давними литературными традициями (финский, эстонский, ливский, венгерский) и многие живые языки этой же группы с восстановленной или новообразованной письменностью (карельский, вепсский, ижорский, водский; большая часть саамских) – используют в настоящее время латиницу. Поэтому в конечном итоге было решено остановиться на расширенной латинице с буквами, имеющими надстрочные диакритические знаки.

Таким образом, появилась реальная возможность более-менее адекватной графической фиксации звуков муромского языка – чтобы на письме использовать не просто знаки фонетической транскрипции, а буквы «нормальной» полноценной письменности. А потомки муромлян легче смогут интегрироваться в финно-угорском «литературном пространстве».

 


Муромский воин. Реконструкция И.Дзыся из книги "Киевская Русь". Издательство «Росмэн»

- Какое пространство занимал народ мурома 500 лет назад и в каком веке вероятнее всего полностью перешел на славянский язык?

Предки финно-угорского племени мурома уже примерно 5 тысячелетий назад проживали на территории нынешней Средней полосы России (Волосовская археологическая культура неолита - прим.ред.), в бассейне Оки, занимая, в основном, пространство, ограниченное: с севера – рекой Клязьмой, с запада – рекой Судогдой, с востока – рекой Окой, с юга – истоком реки Унжи. Частично мурома проживала также на правобережье Оки, вплоть до современного города Павлово Нижегородской области. Соседями муромы были финно-угорские народы меря, мещера, мокша и эрзя. Не исключено, что мурома некогда составляла часть эрзянского народа – но, проживая изолированно от эрзи (по большей части – отделённая от неё рекой Окой), сформировалась, – не без влияния соседей, мери и мещеры, – как самостоятельная этническая и лингвистическая группа. Муромская топо- и гидронимия достаточно хорошо сохранилась в названиях местностей, населённых пунктов, рек и озер на территории современных Судогодского, Селивановского и Муромского, на юге Ковровского, Вязниковского и Гороховецкого и на севере Гусевского и Меленковского районов Владимирской области; а также на западе Павловского, Вачского, Навашинского и Выксунского районов Нижегородской области.

М. Свиязов. Мордовская и муромская женщины.

Балто-славянские переселенцы, появляясь в этих землях в X–XI веках, были, по сути, ассимилированы коренными жителями края. Постепенно возникали смешанные славяно-финские поселения и могильники. К XII веку мурома уже не упоминалась в летописях как отдельный народ – к этому времени Киев и Чернигов предпочитали иметь дело, так сказать, с «географической областью», а не с самостоятельным народом, уже неплохо использовавшим тогда славянское наречие в качестве «лингва-франка».

Реконструкция женского костюма народа мурома. Автор: Наталья Герасимова

Как пишет российский историк и археолог из города Мурома В. В. Бейлекчи, «даже отъявленные скептики-славянисты признавали, что древняя мурома "составила основу населения нижнеокских земель, имевших для Руси важнейшее стратегическое и экономическое значение". А значит, финно-угорская мурома и ныне обитает на своих исконных землях.

Вопрос реконструкции муромского национального самосознания – дело недалёкого времени».

***Мурома — финно-угорский народ, живший в среднем и нижнем течении Оки с политическим центром в окрестностях современного города Муром с середины 1 тысячелетия нашей эры.

Мурома упоминается в древнерусской летописи «Повесть временных лет» как неславянское племя живущее на Оке.

На землях муромской племенной территории имеются многочисленные памятники раннего железного века, которые имеют общие черты как с Городецкой и Рязано-Окской, так и с Дьяковской культурой.

Большая часть историков и археологов связывают эти памятники с Городецкой и Рязано-Окской культурой. Но П. Н. Третьяков предполагал бытование на Оке отдельной, родственной культуры, близкой как Дьяковской так и Городецкой. Советский археолог, основатель свердловской школы археологии, В. Ф. Генинг считал эти памятники более близкими к Дьяковской культуре. Вероятнее всего, люди, оставившее эти разные памятники, могли принять участие в формировании муромы на разных этапах истории.

Отличительной чертой культуры муромы являются грунтовые могильники, которые в предшествующую эпоху известны только у финно-угров Рязано-Окской и Городецкой культуры. Вероятно, более древние жители этих территорий практиковали поверхностные захоронения, например, «дома мёртвых» известные по дьяковской культуре. Возможно, что сложение таких погребальных памятников связано с миграцией на территорию средней и нижней Оки волго-камских угорских племён с востока. Возможно, также переселение на северо-восток финского населения со верхнего течения Оки со значительной примесью балтского этнического элемента связанного с племенами, Мощинской культуры. Таким образом, муромская этническая общность сложилась в результате взаимодействия нескольких племенных компонентов.

Regions: 
Народы: