Юрий Ерофеев: Суверенитет и государственность марийского народа: миф или конституционная реальность?

Инфоцентр FINUGOR представляет новую статью исполнительного директора землячества Марий Эл в Москве Юрия Ерофеева.

*                         *                        *

Чтобы ответить на данный вопрос, давайте первоначально обратимся к источниковой базе, представленной материалами и документами хотя бы новейшей истории.

Начнём с Декларации о государственном суверенитете, принятой 22 октября 1990 г. Верховным Советом Марийской Советской Социалистической Республики, где говорится (даётся в сокращении, исходя из заданной темы):

«1. Марийская Советская Социалистическая Республика – Республика Марий Эл есть суверенное Советское Социалистическое государство, созданное на основе осуществления марийской нацией своего неотъемлемого права на самоопределение. Марийская ССР является субъектом РСФСР и входит в состав РСФСР на основе федерального договора.

2. Граждане Марийской ССР всех национальностей составляют народ Марийской ССР.

3. Носителем суверенитета и главным субъектом государственной власти республики является народ Марийской ССР.

4. Марийская ССР обеспечивает национально-государственное и культурное развитие марийского народа. Марийская ССР проявляет заботу об удовлетворении национально-культурных, духовных и языковых потребностей мари, проживающих за пределами республики.

5. В Марийской ССР равноправно функционируют марийский (луговой и горный) и русский языки в качестве государственных языков и обеспечивается сохранение и развитие языков других национальностей, проживающих на её территории.

6. Территория Марийской ССР не может быть изменена без волеизъявления народа, выраженного путём референдума. Марийская ССР сохраняет за собой право на самоопределение и изменение своего государственно-правового статуса.

7. В Марийской ССР устанавливается верховенство Конституции и законов Марийской ССР, за исключением тех, которые приняты в соответствии с полномочиями, добровольно переданными республикой в ведение РСФСР.

8. На всей территории республики устанавливается гражданство Марийской ССР. За каждым гражданином Марийской ССР сохраняется гражданство РСФСР с соответствующими гарантиями.

10. Настоящая декларация является основой для разработки конституции и развития законодательства Марийской ССР….. и т.д.»

Следует отметить, что перед открытием сессии Верховного Совета республики, на которой ожидалось обсуждение данной Декларации, состоялось пикетирование, организованное общественными активистами в пользу её принятия. От имени собравшихся, как свидетельствует стенографический отчёт третьей внеочередной сессии ВС МССР, в её президиум было передано обращение (излагаю тезисно):

«Мы, граждане Марийской республики, …. обращаемся к Вам, уважаемые народные депутаты, с призывом провозгласить суверенитет Марийской республики. Только он высвободит нас от такого рабства….. Если сегодня мы не провозгласим наш суверенитет, завтра будет поздно …. Наши лозунги: - «Марийская Советская республика – республика Марий Эл»;

- «Марийская земля не продаётся и не покупается»;

- «Мы за выборы президента республики Марий Эл на основе свободных всеобщих, равных и тайных выборов»;

- «Мы за свободное развитие и пользование родным языком».

Среди лозунгов, включённых в обращение, были и другие: «В экономике – мы за рынок, за свободное предпринимательство», «Программе Шаталина (академик-экономист), Ельцина – да!».

Думаю, читатель и сам уже способен откомментировать это обращение с точки зрения состоявшейся либо несостоявшейся реализации людских надежд в контексте с содержанием конституционных метаморфоз за истекшие годы. Что же касается упомянутого рабства, то, видимо, речь шла всё-таки о партийном диктате и об административно-командном характере власти, сложившейся в советские годы в стране и республике.

Не случайно среди лозунгов был замечен и такой: «Мы за консолидацию демократических сил в борьбе за конституционное свержение власти партаппарата.».

В этом-то и кроется одна из причин поражения В. Зотина на президентских выборах 1996 г. Да, он на первых порах в декабре 1991 г. с большим перевесом победил, используя советско-партийно-административно-хозяйственный и в целом инерционный ресурс, оставив на втором листе А. Попова – ставленника так называемых «демократических сил», объединивших в своих рядах представителей разных слоёв общества и национальностей из числа мари, русских и даже евреев. (Любопытно, что Попов после был назначен полномочным представителем Администрации Президента РФ в республике Марий Эл).

Но в восприятии пробудившихся масс Зотин так и остался партаппаратчиком, не принятым ими в качестве своего, близкого по духу лидера, что подтвердилось последующим ходом событий. Подсознательно или сознательно его отторгла и определённая часть прежней хозпартноменклатуры, рассматривая первого президента РМЭ «как выскочку горбачёвского типа», которому удалось отстранить от руля бывшего первого секретаря ОККПСС Г. А. Посибеева и бывшего предсовмина республики Г. С. Петрова.

Не случайно в тексте Декларации появилась запись о том, что «право выступать от имени народа Марийской ССР принадлежит исключительно Верховному Совету», к которому к тому времени перетекала вся полнота власти.

Поэтому в повестку дня для Зотина – ещё председателя Президиума ВС МССР и его окружения во весь рост стал вопрос о сохранении власти в своих руках в условиях начавшегося реформирования политической системы, имея в виду, прежде всего, проведение президентских выборов в Марий Эл. И, естественно, в качестве одной из электоральных опор поддержки рассматривались возможности использования марийского национального движения, пусть и представленного разнополюсными структурами.

Переключая читательское внимание в двадцатилетнее по срокам прошлое, необходимо отметить, что начальные 90-е годы были действительно насыщены многими важными событиями в жизни титульной нации: III съезд марийского народа (октябрь 1992 г), II съезд демократического объединения «Марий Ушем» (апрель 1992 г.). На этот же период приходятся также: участие РМЭ в подписании Федеративного Договора «О разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами суверенных республик в составе Российской Федерации» (31 марта 1992 г.), принятие законов «Об образовании» (октябрь 1992 г.), «О культуре» (май 1994 г.), «О языках в республике Марий Эл» (октябрь 1995 г.), и, наконец, новой постсоветской Конституции (24 июня 1995 г.).

Несомненно, эти бурные годы по событийности «зашкаливали», касаясь в том числе и достаточно неоднородного, противоречивого по лозунгам марийского национального движения. Ему активно пыталось противостоять культурологическое объединение «Русь» во главе с бывшим секретарём парткома МарГУ В. Голубевым – уроженцем Кировской области, которое встревожилось от всплеска годами дремавшего самосознания аборигенного населения республики, воспринятого «русичами» вятского и иного происхождения как фронтальное наступление национализма и сепаратизма. Конечно, в те годы не обошлось без крайностей, подпитанных людьми из бывшей советской Эстонии.

Недавно я наткнулся на любопытный документ, датированный26 марта 1990 г., который дополняет идеологическую палитру. Речь идёт о постановлении секретариата Марийского обкома комсомола «О создании любительского объединения татарской культуры, языка и истории «Туган тэль» («Родный язык») при Марийском обкоме ВЛКСМ» за подписью М. Калинова. В нём предписывалось:

            - Утвердить решение общего собрания инициативной группы о создании любительского объединения татарской культуры, языка и истории «Туган тэль». Положение об объединении, состав совета активистов и рабочих групп утвердить.   

            - Секретарю обкома ВЛКСМ Лоскутову С. В., отделу пропаганды и культурно-массовой работы (Абдулов А. С.) оказать необходимую организаторскую (?) и методическую помощь. (Редакция текста сохранена. В Москве есть подобная татарская организация «Туган тел» («Родная речь», где последнее слово пишется без мягкого знака и через «е»).

Прочитав это, мне подумалось: «А при чём здесь обком комсомола? Неужели бы в Татарском ОК ВЛКСМ также решились на создание у себя «Марий Ушем», исходя из наличия в их республике немалого количества марийцев? А может, наши активисты – калиновцы, абдуловцы созрели как культурные, образованные люди, чтобы обогатить себя новыми этнологическими представлениями? Или же в рядах комсомольских функционеров того времени татарская прослойка кадров настолько созрела, что учреждение «Туган тэль» стало необходимостью?».

Одновременно я задался и другим вопросом: «А как складывались в те годы взаимоотношения областной организации ВЛКСМ с марийским национальным движением, которое по части воздействия на молодёжь становилось конкурентом?»

Бесспорно, Марий Эл, шагнувшая далеко вперёд с точки зрения экономической интеграции, а также интернационализации общественной жизни (чего только стоил расцвет побратимских связей с областью Ваш Венгрии!?), не смогла без потерь «переварить» новую ситуацию в её многообразии. В тех условиях в своих президентских креслах смогли усидеть из ближайших соседей только опытные и признанные партийные аксакалы вроде М. Шаймиева и М. Рахимова.

С принятием Конституции РМЭ 1995 года закончилась эра советской системы. Вместе с тем завершился, так и не дойдя до пика, повторный после 20-х годов XX столетия цикл марийского государственно-национального возрождения. Всё это в концентрированном виде можно проследить, сравнив Конституцию МАССР-МССР-РМЭ (1978-1995 гг.) с ныне действующей Конституцией РМЭ (1995-2012 гг.).

Забегая вперёд, скажу, что первая из них, с точки зрения содержания статей, выражающих коренные интересы марийского народа, о чём говорилось в Декларации о государственном суверенитете, а также в многочисленных резолюциях III съезда мари и иных национальных форумов, оказалось значительно более прогрессивнее, чем Конституция образца 1995 г. с последующими её редакциями, призванная, по мнению авторов, закрепить торжество победившей (по сути необуржуазной) демократии, выродившейся в плутократию.

За истекшие полтора десятка лет от первоначального концепта Основного закона мало что осталось. Стоит только убрать из словосочетания «Конституция республики Марий Эл» последние три слова, как она может легко преобразиться в Устав какой-либо отдельно взятой области. В результате от титульной принадлежности остался только «бренд», то есть одно название без былого содержания.

Если российскую Конституцию 1993 г. «делали» под Ельцина, который, как теперь выясняется, в самый последний момент собственноручно внёс в согласованный со всеми проект Основного закона России ещё 19 поправок, то Конституцию РМЭ в нынешнем виде, наши «доблестные» законодатели «подгоняли» под Маркелова!

Кстати, в авторской передаче 12 декабря сего года на третьем телеканале её ведущий К. Затулин в присутствии В. Третьякова и других своих гостей во всеуслышание поведал о том, что за ныне действующую Конституцию РФ проголосовала лишь треть граждан России. Поэтому, по мнению собравшихся в студии, она является нелегитимной, сфальсифицированной по явке и числу поданных голосов избирателей, что не позволило федеральной власти объявить этот день всенародным праздником, как это было раньше.

И чтобы не прослыть голословным, предлагаю обратиться к нашим мариэловским конституционным сюжетам, начав с преамбулы (введения). Так, в Конституции республики 1978-1995 годов в третьей части вступительной статьи было записано:

«реализуя неотъемлемое право марийской нации, всего народа республики на самоопределение, (Верховный Совет республики Марий Эл) подтверждает государственный суверенитет республики Марий Эл на всей её территории». В данном смысле речь идёт о верховенстве, самостоятельности во внутренних делах, в рамках ограниченной территории, ибо суверенитет как независимость обычно употребляется во внешних сношениях.

В облике сегодняшнего дня данная статья выглядит:

«(Народ республики Марий Эл через своих представителей в Конституционном Собрании), реализуя своё неотъемлемое право на самоопределение, подтверждая историческое единство с народами России, и т. д. ….». Здесь уже нет ни упоминания о правосубъектности марийской нации, ни о государственном суверенитете РМЭ.

Интереса ради я решил обратиться к конституциям некоторых соседних республик, где вводная часть хотя и прописана по-разному, тем не менее, в них присутствует национально-государственная составляющая.

Так, Конституция Башкортостана, принятая 24.12.1993г., словами (в редакции от 18.09.2008г.) провозглашала:

«Мы, многонациональный народ республики Башкортостан, соединённые общей судьбой на своей земле,

- исходя из общепризнанного права народов на самоопределение,

- принимая во внимание, что башкирский народ в XVII веке добровольно присоединился к России, что на основе соглашения Центральной Советской власти с Башкирским Правительством была образована Башкирская Автономная Республика в составе РСФСР, а в 1990 г. в соответствии с Декларацией о государственном суверенитете преобразована в республику Башкортостан,

- сознавая ответственность за свою республику перед нынешними и будущими поколениями, …..

принимаем в лице своих полномочных представителей Конституцию Республики Башкортостан».

В достаточно развёрнутом виде составлена преамбула и конституции Удмуртии (в редакции от22.11.2007г.):

«На основе волеизъявления многонационального народа Российской Федерации и Удмуртской Республики Удмуртия – государство в составе Российской Федерации, исторически утвердившееся на основе реализации удмуртской нацией и народом Удмуртии своего неотъемлемого права на самоопределение и самостоятельное осуществление государственной власти на своей территории в соответствии с Конституцией Удмуртской Республики и т. д.».

Довольно творчески к формулированию основ конституционного строя подошли в Коми Республике (редакция от 23.06.2012г.). Здесь в статье 3 Основного закона мы читаем: «Образование Республики Коми и её название связаны с исконным проживанием на её территории коми народа». Далее, «Республика Коми гарантирует сохранение и развитие языка, традиционной культуры и образа жизни коми народа и других народов, проживающих в республике».

В статье 7 часть 3 подчёркивается, что «Органы государственной власти республики при осуществлении своей деятельности должны учитывать исторические и национальные особенности Республики Коми»

Говоря о равенстве перед законом общественных объединений (статья 6), в главе 4 (Законодательная власть) возможность на законодательную инициативу среди других субъектов права предоставлена межрегиональному общественному движению «Коми войтыр» (!). Такого нет в конституциях других республик с населением финно-угорской идентичности! Более того, ему предоставлено право экспертизы законодательных, нормативно-правовых актов, касающихся жизнедеятельности и среды обитания титульного народа. Кстати, всё это получило поддержку в проекте Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации.

Знакомясь с подобными документами, я каждый раз не только испытываю гордость за соседей, но и ловлю себя на мысли: а почему башкирам, татарам, удмуртам, коми, несмотря на давление Центра, удаётся отстоять в своих конституциях национальные завоевания, ранее оформленные в государственных актах периода советского времени? Почему, например, татарстанская конституция в части своего изложения в официальных сборниках начинается с татарского языка и только потом предлагается русский?

Когда-то великий сын киргизского народа, писатель-философ-политик Чингиз Айтматов ввёл в литературно-словесный обиход понятие «манкурт» (человек без рода и племени, оторвавшийся от народа). Мне кажется, что подобного рода «манкуртов» слишком много расплодилось в обществе. Они есть и в Госсобрании, и в Правительстве РМЭ, которые не просто забыли про ответственность за судьбу нации, республики, будущих поколений, но и легко передоверились пришлым «варягам», воцарившимся на марийской земле.

Кто они, сегодняшние манкурты? Может, стоит их назвать, чтобы опомнились? Может, кто-то со стыда возьмёт и скажет, что так дальше не может продолжаться? Может, наконец, поймут обманутые активисты МОД «Марий Мер Канаш», на чью мельницу они льют воду по своей глупости или корысти?

Объективности ради обязан сказать, что изменение преамбулы Конституции РМЭ новейшего времени произошло в 1996-1997 годах, когда федеральная власть по представлению прокурора Республики Н.М.Пиксаева обязала президента Зотина и депутатов Госсобрания привести отдельные статьи Конституции в соответствие с нормами Основного закона РФ.

Толчком для возникшего прецедента стала статья 76, сформулированная на основе статьи 112 прежней республиканской Конституции: «Президентом может быть избран гражданин республики Марий Эл на моложе 35 лет и не старше 60 лет, обладающий избирательным правом, постоянно проживающий на территории республики Марий Эл и владеющий государственными языками республики Марий Эл».

После ликвидации нормы «владеющий государственными языками республики Марий Эл» (имеется в виду марийский: горный и луговой и русский языки) фактически открылся путь для очередного президента РМЭ В. А. Кислицына, поскольку ему – уроженцу Мари-Турекского района ценз осёдлости не грозил.

Но дело этим не закончилось. Ликвидации подверглись и другие нормы, касающиеся «постоянного проживания на территории республики Марий Эл», а также в целом гражданства РМЭ согласно статьи 8 (в редакции от04.10.2006г.) о том, что «в республике Марий Эл в соответствии с Конституцией Российской Федерации и федеральным законом устанавливается единое гражданство Российской Федерации». До этой поры можно было на законных основаниях говорить, что «Я являюсь гражданином Марий Эл, а затем России» или наоборот, как кому нравилось. Теперь мы стали гражданами единого многонационального народа. В результате, злополучная статья 76 стала выглядеть: «Президентом республики может быть гражданин Российской Федерации не моложе 30 лет, обладающий избирательным правом» (редакция от22.10.1997г.).

Исправление данной статьи «потянуло» серию изменений других статей, за исключением Татарстана, где в завуалированном виде статья 91 Конституции Республики Татарстан «обогатилась» фразой: «Президентом Республики Татарстан может избран гражданин в Республике Татарстан не моложе тридцати лет, обладающий избирательным правом и владеющий государственными языками Республики Татарстан». Правда, действие этой статьи было приостановлено14.03.2005 г., но сама норма из текста конституции не исключена.

Так называемая президентская статья 76 просуществовала в конституции РМЭ до27.08.2012г. С учётом упразднения должности Президента она переформатировалась в статью 77 и стала отныне выглядеть следующим образом:

«Главой республики Марий Эл может быть избран гражданин Российской Федерации, обладающий в соответствии с Конституцией Российской Федерации, федеральным законом пассивным избирательным правом, не имеющий гражданства иностранного государства либо вида на жительство или иного документа, подтверждающего право на постоянное проживание гражданина Российской Федерации на территории иностранного государства».

Эта непростая по форме изложения статья, если ничего не случится, будет определять характер предстоящих, после длительного перерыва, выборов Главы Республики Марий Эл на новый срок. Она не является изобретением РМЭ. Такие же формулировки с подачи федерального Центра ныне «украсили» конституции и ряда других республик.

В тексте статьи 77 отсутствуют положения, ради которых когда-то «ломались копья». Ныне, как мы видим, руководителем РМЭ может стать любой российский гражданин не моложе 30 лет, в случае, если он сможет вызубрить 30 слов присяги с несколькими соединительными союзами на марийском языке (?!). Причём, владение языком как таковым и не требуется, в отличие, скажем от Татарстана, Башкортостана.

Поскольку мы заговорили о гражданстве, то нелишне также будет напомнить, что большинство соседних республик продолжает на законных основаниях проявлять внимание к гражданам – выходцам из своих территорий и живущих в разных регионах России, а кто и за рубежом. Как было сказано в предыдущей статье, Конституция РМЭ 1978-1995 гг. предоставляла своим гражданам защиту и покровительство за её пределами. Кроме того, статья 31 гарантировала, что гражданин республики Марий Эл не мог быть лишён её гражданства и выслан за её пределы, а также не мог быть выдан другому государству иначе как на основании закона или международного договора.

Очередная Конституция 1995 г. подтвердила прежнюю норму о защите и покровительстве (статья 61), но спустя пять лет21 декабря 2000 г.она была исключена из текста и больше законодатели РМЭ к ней не возвращались. Это притом, что некоторые другие регионы сохранили её. Так, в Конституции Коми Республики (в редакции от23.06.2012г.) в статье 59 указывается, что «Республика Коми покровительствует своим жителям в случае их временного пребывания за пределами Республики» (!) Причём речь идёт не только о гражданах, но и жителях (дети и т. д.).

Интересен опыт Мордовии. В статье 43 её Конституции записано: «Республика Мордовия оказывает содействие в обеспечении национально-культурных и образовательных потребностей граждан мордовской национальности, проживающих за пределами республики Мордовия».

Далее, сама норма была подробно раскрыта в Законе РМ «О государственной поддержке национально-культурных автономий» от01.12.2004г., где, в частности, указывается, что «органы исполнительной власти Республики Мордовия …… предусматривают в республиканском бюджете …. финансовые средства для оказания поддержки мордовским национально-культурным автономиям, расположенным в иных субъектах Российской Федерации».

Мне известно, что по состоянию на01.12.2012г. у марийцев России имеется 2 региональные (Башкортостан и Татарстан), а также 6 местных (Башкортостан, Удмуртия, Нижегородская область – 2, Санкт-Петербург, Татарстан) национально-культурных автономий. Дай Бог, чтобы по примеру Мордовии, пусть и без специального закона, они ощутили такую же отеческую или материнскую любовь и поддержку!

В предстоящем 2013 году я постараюсь предоставить читателям сайта обзорную статью о реализации Федерального Закона об НКА за истекшие два года в связи с переизданием своей книги «Национально-культурные автономии: статистика и комментарий». Если, конечно, позволят обстоятельства, связанные со здоровьем.

Как видите, статья получилась не совсем новогодней, за что, конечно, извините. Ну, а если что и ожидать нам от грядущего, то, наверное, нелишним будет хотя бы знать прошедшее. Итак, до новых встреч в наступающем 2013 году!

(Продолжение следует)

27.12.2012г.

Комментарии

  1. Выхолощенная в своем нынешнем виде Конституция РМЭ - это пороховая бочка под правом марийской нации на самоопределение. Худший вариант Конституции в Поволжье!  
  2. Временщики и манкурты, которые окопались в нынешнем Госсовете РМЭ во главе с Минаковым не задумываются о своей ответственности перед марийским народом, о том, что они в угоду одному недалекому правителю могут уничтожить все исторические завоевания народа. 
  3. Не совсем понятная статья. Что хочет автор сказать? Хочет сказать, что марийцы плохо живут? Что у них нет никаких прав? Что марийцы самый угнетенный и бесправный народ? Мы это все знаем. Российские депутаты под себя законы принимают. Все президенты, главы, губернаторы стараются подмять свои регионы под себя, и, соответственно, законы стараются принять под себя. Маркелов хуже других что-ли? Он нормальный русский человек, адекватно на все реагирует – нечего его в чем-то обвинять Если рожа крива, нечего на зеркало пенять. Ерофеев: «…Знакомясь с подобными документами, я каждый раз не только испытываю гордость за соседей, но и ловлю себя на мысли: а почему башкирам, татарам, удмуртам, коми, несмотря на давление Центра, удаётся отстоять в своих конституциях национальные завоевания, ранее оформленные в государственных актах периода советского времени?...» Он гордится соседями, но почему у марийцев все так плохо? «…Может, стоит их назвать, чтобы опомнились? Может, кто-то со стыда возьмёт и скажет, что так дальше не может продолжаться?...» И кого же назвал Ерофеев? Партноменклатуру! Вот кто оказывается виноват в бедах марийцев по Ерофееву! 30 лет уже не существует эта номенклатура, а все еще виновата. Лучше бы сказал, что виноваты опричники Ивана Грозного. Для большей убедительности. Еще кого назвал? Манкурты! Может, глобалисты?. Манкурты все стали русскими, т.е. русские виноваты? Или ответы искать надо между строк? Поищем. Ну вот: «…Объективности ради обязан сказать, что изменение преамбулы Конституции РМЭ новейшего времени произошло в 1996-1997 годах, когда федеральная власть по представлению прокурора Республики Н.М.Пиксаева обязала президента Зотина и депутатов Госсобрания привести отдельные статьи Конституции в соответствие с нормами Основного закона РФ…» Т.е. антимарийские законы начал принимать мариец Зотин, хотя президенты соседних республики отстояли свои законы. А Маркелов только продолжил начатое Зотиным? Вот еще: «... которому(Зотину) удалось отстранить от руля бывшего первого секретаря ОККПСС Г. А. Посибеева и бывшего предсовмина республики Г. С. Петрова…» Здесь говорится, что Зотин начал изгонять из правительства наиболее уважаемых марийцев. Т.е. опять Зотин начал, а Маркелов только продолжил дело Зотина? Тогда почему марийские патриоты ругают только Маркелова? Давайте вспомним и об учреждении православной епархии в Йошкар-Оле Зотиным. По инициативе и настоянию Зотина! Не было худшего врага у марийцев! Началась новая волна христианизации и русификации марийцев
  4. Как не понятно: не рыпайтесь марийцы, хана вам, если будете отстаивать свои права- кырдык. Это хотел сказать Ерофеев? Это нам- марийцам- говорят в Й-Оле ежедневно на каждом повороте. Начиная с памятника Ешкина кота и  заканчивая гербом с Голубым Мишкей, не говоря о тех указах, что принимает Госсобрание в 3  человека(остальных на телеэкранах не видно)...
  5. Отчего именно в Марий Эл убрали преамбулу о праве марийского народа, о владении президентом государственными языками РМЭ, о защите  и покровительстве марийских жителей за рубежом, а в Башкирии и Коми сумели это отстоять? Почему марийская Конституция начинается не с марийского, а с русского языка? Неужели законодатели и президент в Марий Эл самые непатриотичные и им все равно, что будет с республикой, лишь бы оставаться в креслах? Почему тогда они - во главе Марийской республики?
  6. Мне кажется. что роль Зотина в этой статье преувеличена. Да и выборы, как уверждает автор статьи, он проиграл в 1996 году . будучи мол "партноменклатурщиком". это-то в 1996 году. когда все стали "ельцинистами". Если бы лугомарийцы не захотели бы видеть во главе Марий Эл "своего парня" лугомарийца Кислицына, то сегодня и  другая ситуация была бы в самой республике.
  7. Мариэльцы выбирали "кого угодно, только не Кислицына", вот и получили кого угодно - МЛИ. Серьезнее надо было подходить к выборам, взвешенннее. .. И конечно, надо было выбирать марийца, как это сделали у соседей - В татарстане даже представить невозможно, чтобы во главе стоял "кто угодно".
  8. Да. В то время просто выбирать было не из чего. А теперь даже избавиться от ПАРАЗИТА не можем. Когда же все это закончится?