Ливы, древнее наследие современной Латвии

Исчезнувший народ

Самоназвание их — Liibi, а ещё lībieši на латышском, Liven по-немецки, латинское наименование — Livones, старорусское — либь. Да и бывшее название Латвии «Ливония» произошло непосредственно от имени этого народа —  ливы. Сейчас от данной этнической группы почти ничего не осталось, ну разве что культурное наследие, да язык, изучаемый группой энтузиастов-лингвистов. А когда-то они были вторым по численности народом Латвии, исконными жителями, селившимися на балтийских берегах ещё 5 000 лет назад. Многие латыши считают ливов своими предками, но это не совсем правильно. Вернее, предками то они являются, но вот этническими корнями своими ливы уходят вовсе не в Латвийскую землю.



Вместе с родственными народами: эстонцами, финнами, карелами, коми, марийцами и многими другими являются lībieši представителями финно-угорской группы народов. Предки ливов, тогда пять тысяч лет назад, пришли на латвийский берег с северо-востока, перебравшись к морю аж от Уральских гор. Об этом свидетельствует язык ливов. Он совсем не похож на латвийский, но зато его с лёгкостью поймут в Финляндии и Эстонии, даже жители некоторых регионов в РФ, например, коренное население Карелии, Ханты-Мансийска, Коми. К сожалению, сейчас ливы полностью ассимилировались с латышами, оставили в память о себе лишь характерный говор и несколько привнесённых в латвийский язык слов. По данным на 2007 год в Латвии проживало около двухсот человек, считающих себя ливами, но это всё дети смешанных семей и только около десятка из них в совершенстве знают ливский.

Правда в Латвии есть группа молодых энтузиастов, которые не просто изучают данный язык, но и общаются на нём в быту, переписываются между собой исключительно на ливском. К чести латышей нужно сказать, что культуру и традиции древних предков они уважают, а быть потомком народа Liibi считается почетным. Ежегодно в начале августа в Мазирбе, это город в Латвии, носящий статус столицы ливов, собираются со всей страны люди, относящиеся к народу lībieši или считающие себя такими, просто любители древней культуры. Организуется фестиваль, народные гулянья и торжества. У ливов есть собственная азбука, которую опубликовала уже в ХХ историк-краевед Zoja Sīle (Зоя Силе). Существует и национальный флаг: трёх полосный зелено-бело-синий.

Немного истории

По мнению историков финно-угорские племена переселились на прибалтийские территории с Урала. Расселились ливы вдоль Гауи и Даугавы, на северной территории Курского полуострова, по берегу моря вдоль Рижского залива, гранича с Эстонской землёй. В общей сложности занимали они земли на 100 км от берега, что составляет примерно третью часть от территории нынешней Латвии. Первые письменные упоминания о ливах относятся к XIII векам. Говориться о них в скандинавских письменных рунах, в немецких хрониках Генриха и хрониках Индрикиса Ливонского, временной летописи Нестора. Тогда же на рубеже XII-XIII столетии ливы были первыми из прибалтийских языческих племён, кто столкнулся с германскими рыцарями креста. Liibi вообще были воинственным племенем, правда это им не очень помогло.



До прихода немецких крестоносцев предводителем ливов был Каупо. Его, если следовать общепринятой терминологии, можно именовать «князь». Каупо являлся властителем тех земель, обладающим должными полномочиями. Его, на правах представителя высшей знати, принимал даже сам Папа Римский. Вот под воздействием Папы, давлением Ордена и принял властелин Каупо чуждую тогда для ливов христианскую религию. В умах и сердцах самого народа lībieši их правитель был заклеймен как «предатель ливов». Предатель или нет, но в истории он был не единственный князь, который перенял чужеродную веру. Насколько это правильно? Наверное, с точки зрения дипломатии и политики такой ход разумен. А вот с точки зрения сохранности культуры и национальной самобытности, всё же, нет. Однако не станем углубляться в данный вопрос, так или иначе, но католическая религия была принята, а Ливонский орден крестоносцев сегодня всем известен.

Гораздо трагичнее оказалась судьба восточных ливов, живших на границе с нынешней Эстонией. Когда началась Северная война между Швецией и Россией, это 1700-1721 годы, то и жившие на балтийском берегу ливы оказались захвачены ею. Небезызвестный Шереметев, ставший впоследствии графом, пройдясь со своим войском по территории ливов и нескольким другим латышским областям, практически под корень вырезал местное население. Уж о «милосердии и человеколюбии» российских самодержцев и их приближенных всем известно. Вслед за войной пришла разруха, голод, болезни. Оставшиеся люди умирали, а на освободившиеся земли вскоре переехали, по прихоти дворянства, крестьяне из Курляндской губернии.



Западным ливам повезло больше. Но поскольку они жили среди латышского большинства, происходил естественный процесс смешения народов. Несмотря на то, что некогда ливский этнос занимал треть территории современной Латвии и даже Рига стоит на месте древнего поселения ливов, со временем народ  Liibi ассимилировался с латышами, оставив потомкам лишь причудливый диалект латышского, с некоторыми словами свойственными сугубо финно-угорским языкам. Только в обособленных, отдаленных хуторах смог сохраниться ливский язык в чистом его виде. В 1846 году в такое поселение lībieši прибыла научная экспедиция из Санкт-Петербурга. Русские ученые с удивлением обнаружили, что деревня населена вовсе не латышами, а совершенно другим народом, говорящим на собственном языке, имеющим древнюю историю. Тогда появилось много записей, зарисовок, в том числе сохранились образцы фольклорного творчества, эскизы с костюмов.

После, в короткий период независимости Латвии, начался рост национального сознания и самоопределения народности Liibi. Издавались книги на ливском, появились самодеятельные хоры, поющие народную музыку, а детишек в школе стали учить родному языку. В 1939 году 6 августа в Мазирбе состоялось открытие Народного дома Liibi. Всё закончилось с приходом советской власти. В наши дни, вновь обретя свою свободу и независимость Латвия старается сохранить культуру ливского народа. Конечно, вернуть утраченное уже невозможно, но не растерять то, что имеешь, уберечь от вымирания культурные традиции предков, это, наверное, и есть истинная любовь к своей Родине.

Быт и обычаи ливов

Как уже говорилось — жили Liibi на побережье. Основным промыслом для них была рыбная ловля, прямо в море ловили. Огород сажать, а уж тем более возделывать пашню, на скудной прибрежной почве, возможности не было. Однако разводили домашний скот — коров, лошадей, овец. Знали ремёсла: гончарное, кузнечное, столярное. Сами изготовляли одежду. А ещё вели торговлю с проплывающими мимо их берегов купцами. Дома свои строили из брёвен, крышу крыли дранкой. Интересной была архитектура их дома: когда сын женился, то новое жилище он не возводил, а делал пристройку к родительскому дому, поэтому дома получались очень длинными, на несколько семей. Кроме избы во дворе имелись и иные постройки: загон для скотины, амбар, хлев, сарай, баня и прочее. Ливы любили красоту, были аккуратны в ведении хозяйства. Загоны для скота обсаживали кустами, а вдоль дома делали длинные грядки с цветами, которые могли расти на скудной почве.



Интересен был наряд ливской женщины, говорили так «когда ливка идёт, то за версту её слышно». Почему? Судите сами на себе ливские красавицы носили, не просто много украшений, а невероятно много, до 16 кг бронзы. Но это, конечно, праздничный, парадный наряд. Не обычен и примечателен национальный ливский пояс с вышивкой. Традиционно такой пояс был разделён на 14 блоков-сюжетов, на каждом из которых были изображены сцены с использованием символических узоров. Интересно что двух одинаковых поясов найти невозможно. В Латвии в музее хранится около семисот таких поясов и не на одном рисунок не повторяется. Что изображалось на них? Появление человека на этот свет, приход его в общество, обретение мудрости, познание духовности, уход на тот свет. Душа, символически, обозначалась как рыба, а жизнь — есть река, в которой та рыба плавала.

Min rov um min ov!

Мой народ - моя честь! Гласит девиз на Народном доме Liibi. Когда-то наступит тот день, что не останется не одного из ливов, только смутные воспоминания, да язык изучаемый энтузиастами. Но латвийские берега, как немые свидетели прошлых лет, всегда будут хранить память о древнем народе, когда-то владевшим и управлявшем этой землёй. И словно призраки было вдруг воскреснут в генетической памяти старинные языческие ритуалы, когда люди верили в ведьм и духов леса, когда пели свои песни утёсам и поклонялись повелителю вод, когда душа умершего в виде священной рыбы уплывала в реку вечности, а древние замки были населены людьми, когда сражались воины за свой народ, а в мирное время рыбаки ловили сетями косяки рыб в прибрежных балтийских водах.

 

Источники:

Центр Льва Гумилёва

Pribalt.info

ХРОНОС

Мазирбе

 

Комментарии

  1. Guest

    не сайт [censored]

     

ВОЙДИТЕ, ЧТОБЫ ОСТАВЛЯТЬ КОММЕНТАРИИ