Эрзя и мокша в Эстонии

Более 10 лет в Эстонии живет и действует эстонско-эрзяно-мокшанское культурное общество. Николай Степанович Баюшкин, председатель координационного совета финно-угорских народов при Ассоциации народов Эстонии, член Целевого учреждения «Финно-угория» и преподаватель эрзянского и эстонского языков в Таллиннском университете, с которым мы говорили о деятельности общества, сказал, что никто не знает, когда впервые эрзя и мокша появились в Эстонии. Они могли быть, например, в составе войск Ивана Грозного, участвовавших в Ливонской войне. Во всяком случае, еще в 1865 году академик Ф.Видеман, написавший «Эрзя-мордовскую грамматику», собирал лексический материал для нее у солдат Ревельского гарнизона. Вообще история эрзянского народа уходит корнями в такие глубины времени, что и представить себе трудно. У некоторых исследователей можно прочесть, что предки современных финно-угорских народов пришли на берега великой реки, которую эрзя называет Рав, а русские — Волгой, несколько тысяч лет назад. Когда-то греческий историк Геродот писал о территории, соответствующей нынешним Пензенской, Тамбовской областям. По его мнению, отсюда к северу простиралась страна будинов, отсюда же, по данным современных археологов, начиналась территория так называемых городецких, финно-угорских племен, ставших непосредственными предками эрзи и других финно-угорских народов Поволжья. Я, как и многие другие, очевидно, плохо представляла себе, насколько это древний народ со своеобразной, богатой культурой. Тут можно было бы вспомнить нашествие войск Дария, скифов и сарматов или, скажем, муромского князя Ярослава, совершившего в 1103 году поход в эрзянскую землю и здесь разбитого, или сына князя Андрея Боголюбского Мстислава, который, в свою очередь, разбил эрзянские войска. Можно было бы вспомнить легенду о сильном эрзянине по имени Сокол, который был другом Соловья-разбойника. Можно было бы рассказать о нашествии монголов, после которого перестали существовать как народ волжско-камские булгары, многие половецкие племена, а эрзянский народ устоял, хотя и пережил неисчислимые бедствия. Словом, заглянуть в историю не только увлекательно, но и полезно, поскольку на многое начинаешь смотреть совершенно иными глазами. Я, кстати, совершенно не знала, а Николай Степанович Баюшкин, хорошо знающий прошлое своего народа, мне подсказал, что эрзя и мокша отличались, а может быть, отличаются и теперь и внешним своеобразием, и особенностями быта. Эрзяне в большинстве случаев белокурые, сероглазые, со светлой кожей, мокшане же зачастую черноволосые, со смуглым, желтоватым цветом лица. Исследователи отмечают, что «мокшанские круглые лица приближаются по типу к татарским и чувашским». Понятно, что за этим опять-таки стоит история, длинная, сложная, противоречивая, зачастую трагическая. Но сколь бы ни была она, история, драматична, этот талантливый народ выжил, сохранив свою культуру, язык. Все мы знаем одного из самых выдающихся скульпторов ХХ столетия Степана Нефедова, взявшего псевдонимом название своего народа и сделавшего его известным на весь мир — Эрьзя. Знаем и знаменитого историка — В.О.Ключевского, который написал о себе: «Мы с патриархом Никоном земляки, оба мордвины по происхождению...» Знаем и Н.С.Мордвинова, в частности, по стихам Пушкина, обращенным к нему: «Как славно ты сдержал пророчество его! Сияя доблестью, и славой, и наукой». Кстати, знаменитый дворянский, а затем графский род Мордвиновых, давший России известных деятелей в политической, военной, экономической и других областях, начался со старшины Ждана, оказавшегося в войсках Ивана Грозного еще при взятии Казани. При крещении, уже отличившись на службе у русского царя, он взял фамилию по имени своего народа. Один из этого рода — М.И.Мордвинов — был организатором Кадетского корпуса, а в 70-х годах стоял во главе всей инженерной части в управлении сухопутными и водяными сообщениями в России, другой — И.А.Мордвинов был известным архитектором, составившим первый генеральный план строительства Москвы. Можно долго рассказывать и о других Мордвиновых. (Увы, гордиться этими именами не приходится. Они служили не своему народу, они—перебежчики в стан противника. – Ред.) Прошлое народа не может быть забыто. И эстонско-эрзянско-мокшанское общество Эстонии считает одной из своих задач ознакомление молодого поколения с историей, культурой, языком своих предков. Уже много лет подряд отмечается День эрзянского языка. Он, как и в самой Мордовии, посвящается памяти знаменитого угроведа, просветителя, ученого Анатолия Павловича Рябова, погибшего в годы тяжких сталинских репрессий. В гости к землякам, живущим в Эстонии, приезжают видные деятели культуры, науки из Мордовии. Журналист Андрей Абрамов собирается освещать на страницах эрзянских газет в России жизнь и деятельность эстонской, эрзянской и мокшанской диаспор в Эстонии. Кстати, дни родственных финно-угорских народов проводились в Эстонской Республике с 1927 года. В 1940-м эта традиция прервалась и восстановилась лишь в 1991-м. В этим дни здесь собираются венгры, финны, карелы, вепсы из Ленинградской области, сету, даже ливы, которые в очень малом количестве еще сохранились в Талсинском регионе Латвии. Между прочим, по численности среди угрофинских народов третье место после венгров и финнов занимали в недавнем прошлом эрзя и мокша. Кстати, шокшанский диалект эрзянского языка наименее изученный, исследует сейчас докторант Таллиннского университета Нина Мельцаева. Николай Степанович с большим удовольствием вспоминает, как недавно на гастролях в Таллинне побывала народная артистка России и Мордовии Надежда Кадышева. Оказалось — кто бы мог подумать? — что она — эрзянка. После концерта она встретилась с членами нашего общества. Они даже поговорили на эрзянском языке, знаменитая певица, как выяснилось, его помнит. Конечно, эстонские эрзяне мечтают укрепить сотрудничество со своей исторической родиной, наладив, скажем, обмен студентами, организацию летнего отдыха детей в Мордовии и т.д. В Эстонии выходит журнал «Кудо» — на эрзянском, русском и эстонском языках, где разговор идет о проблемах общества, его деятельности, рассказывается о прошлом народа, его традициях, сегодняшнем дне, о лидерах эрзянского национального движения на рубеже ХХ-ХХI веков. Но местные эрзяне хотели бы создать и центр культуры «Кудо», который координировал бы вопросы развития культуры, взаимного обмена культурными ценностями между Эстонией и Мордовией по примеру, скажем, институтов Венгрии и Финляндии в Эстонии. Культура эрзи и мокша, живущих в Эстонии, входит в многоцветную палитру культур нашей мультинациональной республики. "Молодёжь Эстонии" (Эстония), Нелли КУЗНЕЦОВА