Куда смотрит Управление Минюста РФ по Марий Эл?

Инфоцентр FINUGOR представляет статью  исполнительного директора московского землячества Марий Эл Юрия Ерофеева, посвященную теме надзора за деятельностью общественных объединений, в частности, Региональной общественной организации "Марий ушем".

***

Из материалов отчетно-выборного собрания РОО «Марий Ушем», размещенных в интернете, стало ясно, что в его повестку дня был включен также и вопрос об Уставе организации по результатам предложений, сделанных проверяющими из Управления Министерства юстиции по РМЭ. Возникает вопрос: «А не часто ли РОО «Марий Ушем» подвергается проверкам со стороны регистрирующего органа? Чем это вызвано? Проверяется ли с такой же интенсивностью, скажем, деятельность «Марийского национального конгресса» и т.д.?»

У меня все еще свежи воспоминания, когда после подобной проверки произошла утрата юридического лица Центра-музея им. В. Колумба, с позиций которого периодически звучала критика в адрес маркеловского правительства, требующая полноценного его разворота к нуждам подобного рода учреждений, к вопросам книгоиздания на марийском языке и многое другое.

Конечно, по ФЗ «Об общественных объединениях» органы Минюста РФ на местах имеют право не чаще одного раза в год осуществлять свои надзорные функции, в отличие, скажем, от Москвы, где по причине большого количества национально-культурных организаций десятилетиями не проверяется их практическая деятельность. Поэтому региональный регистрирующий орган, чтобы как-то отчитаться перед федеральным центром, вынужден находить основания для проверок РОО «Марий Ушем». А, возможно, эти проверки в немалой степени обусловлены и давлением со стороны республиканского правительства(?!). 

Сам вопрос о внесении изменений в Устав не простой, и здесь не может быть механистического, формального подхода, даже если в Федеральном законе «Об общественных организациях» появились новации, обусловленные состоянием развития российского общества в условиях складывающейся напряженной политической ситуации в стране и мире. В частности, за 2012-2015 г.г. базовый проект ФЗ обновлялся не менее 15 раз. Законотворчество при этом касалось во многом вопросов упорядочении деятельности общественных объединений, в число которых ныне уже включены и политические партии.

Но изменения потребовались и в связи с появлением среди них организаций экстремистской и иной вредной направленности, получающих идеологическую и финансовую подпитку со стороны разного рода, маскируемых под благотворительность,   зарубежных центров. И здесь законодатель потребовал от них обязательную добровольную регистрацию в качестве иностранных агентов, получающих деньги и иное имущество от заграничных источников, а также прописал в ФЗ процедуру ликвидации, о чем, кстати, свидетельствует недавняя публикация в интернете , касающаяся молодежной организации из Карелии.

То есть, в числе законодательных поправок мы все еще чаще видим нормы ограничительно-профилактического характера. Правда, совсем недавно мы стали свидетелями и пилотного события, связанного со статьей 51 ФЗ «Об общественных объединениях». Речь идет о создании в соответствии с Указом президента РФ от 30.10.2015 г. Общероссийской общественно-государственной детско-юношеской организации «Российское движение школьников».

Я не буду касаться ее содержательного наполнения, а остановлюсь лишь на юридической (правовой) стороне самого названия.

Двадцать лет данная законодательная статья фактически не работала. В ФЗ статья 51 называется «Об общественных объединениях, созданных с участием государства» и состоит из небольшой фразы: «Впредь дл принятия федеральных законов о государственно-общественных и общественно-государственных объединениях указанные объединения создаются и осуществляют свою деятельность в соответствии с нормативными правовыми актами органов государственной власти».

Наконец, как видите, процесс пошел! И здесь, как мне кажется, появляется возможность модернизировать в этом ключе ФЗ «О национально-культурной автономии», сделав ее государственно-общественной, способной решить судьбу этнообразования и этнокультурного развития. Об этом я пишу в своих статьях вот уже 15 лет, ибо без превращения НКА в государственно-общественную или в общественно-государственную организацию она в скором времени может превратиться в профанацию (!!!).

Но при всем этом авторы данной идеи допустили, на мой взгляд, юридический нонсенс в самом названии будущей «комсомольско-пионерской» организации, которая по ФЗ «Об общественных объединениях» одновременно не может быть «Российским движением школьников». В результате, возникла терминологическая коллизия – попытка соединения вместе двух разных организационно-правовых форм построения. По факту может быть либо «организация» - в виде членства молодых людей, либо « движение» - без оформления обязательств со стороны участников (сторонников). Предложенное Указом название не согласуется с законом, и тем более, оно громоздко. Лучше придумать иное, типа «Молодая (юная) смена» и т.д.

Так вот, возвращаясь к теме надзора, за деятельностью общественных объединений и внесения в Устав новых поправок, следует исходить из того, а существует ли такая норма в самом ФЗ? Если ее пока нет, то предписания со стороны сотрудников регистрирующих органов не имеют обязательной юридической силы, хотя, возможно, соответствующие новации имеют место быть в Гражданском кодексе и т.д.

Безусловно, РОО «Марий Ушем» набирается юридического опыта, но по стилистике изложения данной темы в интернет-статье, чувствуется отсутствие пока окончательной отточенности. По крайней мере, я так и не понял: то ли речь идет о принятии Устава в новой редакции, либо речь идет только об отдельных нормах, требующих изменения, уточнения, дополнения и т.д. Если преобладает последнее, то в повестке дня собрания это и требовалось отразить, но не более.

В целом, я крайне рад поступательному росту РОО «Марий Ушем», которой вполне посильна задача, чтобы вновь стать межрегиональной, а лучше – общероссийской. Это достижимо, особенно если в ближайшее время в РМЭ сменится руководство, что неминуемо приведет к перекройке всего общественного ландшафта и, естественно, затронет судьбу МОД «Марий Мер Каҥаш», которое вновь попало впросак по причине юридической безграмотности своих непосредственных предводителей и кукловодов от власти, что и послужило основанием для рождения данной статьи.

Начну с того, что в главной проправительственной республиканской газете «Марийская правда» от 14.08.2015 года на первой странице появился материал под общим заголовком «Всемарийский Совет – Мер Каҥаш» решил поддержать на выборах Леонида Маркелова». Далее шло заявление самого президиума Межрегионального общественного движения «Всемарийский Совет – Мер Каҥаш» (по части терминологического названия данного общественного объединения я выскажусь ниже отдельно), в котором говорится: «Со всей определенностью и открытостью мы заявляем, что поддерживаем на выборах кандидатуру временно исполняющего обязанности главы Республики Марий Эл Маркелова Леонида Игоревича и призываем своих сторонников, всех избирателей поддержать кандидатуру от партии «Единая Россия».

Как видим, здесь в полной мере присутствуют все признаки предвыборной агитации («заявляем», «поддерживаем», «призываем»), размещенные в официальном печатном издании  (а не в интернете) от имени общественного объединения в форме движения.

А имело ли оно право, будучи незарегистрированным, в таком качестве участвовать в избирательной кампании? 

Давайте взглянем, а что на сей счет сказано в федеральном законодательстве? В ФЗ «Об общественных объединениях» в статье 27, где говорится об их правах, участие в выборах допускается лишь для образований, имеющих госрегистрацию. Для тех, кто не имеет юридического лица, данная правосубъектность и правоспособность исключается (!). Более подробно эта норма отражена в ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права участия в референдуме граждан Российской Федерации». Ею допускается участие в избирательных кампаниях только общественных организаций и общественных движений, причем, зарегистрированных не позднее чем за год до дня голосования. А право выдвижения депутатов в государственные органы власти позволено лишь политическим партиям. При этом участие общественных объединений в выборах должно быть прописано в Уставе, которого у МОД «Марий Мер Каҥаш» реально до сих пор нет. А судьба имеющегося Устава более чем туманна.

После сказанного закономерно возникает вопрос: «Осознанно ли президиум межрегионального движения пошел на нарушение федерального законодательства или это результат непросвещенности его членов, что стало в значительной степени уже вопиющим явлением?» А может в этом просматривается безграничная любовь с их стороны к Маркелову в форме священного идолопоклонства, помноженная на страх перед ним, подогреваемый министром М. Васютиным?

При этом особенно обидно за «регионалов», которые промолчали весь период избирательного процесса, наблюдая в качестве сторонних лиц за «схваткой» с участием своих этнических соплеменников из «Марий Ушема» и Ассоциации «Марийский мир-21 век», которая до сих пор еще не завершилась, сея надежду на ее благополучный победный исход.

Думаю, отныне все, что последует дальше от нынешнего руководства «Мер Каҥаш», на мой взгляд, большинством граждан мари станет оцениваться не иначе как через призму национального предательства. Иного не дано. И каждый из них, подписал ли он предвыборное заявление в пользу Маркелова или нет, будет за свою беспринципность отвечать перед судом истории!

А все-таки, кто же настоящий автор проекта данного документа, который, без сомнения, следует рассматривать как свидетельство нарушения выборного законодательства и должен быть приобщен к рассматриваемому Верховным судом РМЭ уголовному делу?

И здесь я подхожу к вопросу, вынесенному в заголовок своей статьи. Действительно, а куда смотрит Управление Минюста по Марий Эл? Почему оно не наказывает МОД «Марий Мер Каҥаш» в данном случае? Почему мирится с тем, что общенациональный общественный форум, именуемый съездом марийского народа, до сих пор проводится незарегистрированным объединением, не имеющим правомочности и юридического статуса? Почему до сих пор не дается принципиальная оценка деятельности кураторов из правительства РМЭ, стимулирующих отказ (нежелание) МОД «Марий Мер Каҥаш» быть включенным в ЕГРЮЛ (Единый государственный реестр юридических лиц)?

Таким образом, проверять необходимо не только РОО «Марий Ушем», но и состояние дел в общественных объединениях типа МОД «Марий Мер Каҥаш», которые к тому же финансируются, в отличие от «Марий Ушема», за счет бюджетных средств по линии Министерства культуры и других ведомств.

Что касается заголовка материала в «Марправде» и заявления в ней от имени «Всемарийского совета – Мер Каҥаш», то такой туманно-упрощенный стиль характерен больше А.И. Радыгину, где не случайно даже запуталась и сама редакция газеты, назвав «Мер Каҥаш» общественной организацией.

Употребляя подобного рода названия в русско-марийском переводе, следует, во-первых, исходить из полной тождественности используемых лексических средств. Чтобы «Мер Каҥаш» действительно соответствовал русскому аналогу «Всемарийский совет», не достает слова «Марий». Кстати, в проекте Устава, принятие которого запланировано на очередном съезде марийского народа (апрель 2016 г.), так и записано – «Марий Мер Каҥаш».

Во-вторых, в этом же документе, размещенном на сайте «Мер Каҥаш», терминологическое понятие «Всемарийский Совет» («Марий Мер Каҥаш») закреплено лишь за постоянно действующим руководящим органом межрегионального общественного движения марийского народа, которое по-марийски согласно задумкам проектантов предлагается именовать «Марий калык толкын».

Из этого вытекает, что мы в будущем, возможно, будем иметь дело с общественным образованием, где «Всемарийский Совет» выполняет функцию надстройки над межрегиональным национальным движением. Если же складывать эту конструкцию из элементов с марийским названием, то получается: Марий Мер Каҥаш «Марий калык толкын».

А вообще-то, по ФЗ русский вариант названия должен быть проще – Совет (Правление) межрегионального общественного движения (без всякого абсолютно ненужного эпитета «всемарийский»), как это имеет место, скажем, у РОО «Землячество Марий Эл» или РОО «Марий Ушем». Применительно же к национальному варианту, то это согласно проекту Устава могло бы выглядеть так – Мер Каҥаш межрегионального общественного движения «Марий калык толкын». Пока же существующий в употреблении «Мер Каҥаш» выглядит как обрубок неизвестно чего. И представляет собой рудимент правового нигилизма, возведенный в ранг современных терминологических «новаций» и  тиражируемый вот уже почти 20 лет (?!).

Лично я думаю, что пора заканчивать с подобного рода путаницей и привести все хозяйство, включая Устав, в соответствие с действующим законодательством. Без этого не может быть и регистрации, а значит, и полноценной деятельности, в том числе по части участия в избирательных кампаниях.

P.S. А в заключение скажу, что продолжаю быть в курсе событий и не только в качестве наблюдателя. На днях мне даже звонили из администрации президента страны. Но узнав, что я позиционирую себя вне рядов «Единой России», вычеркнули меня из списка участников кремлевских мероприятий, хотя, как мне известно, я был там.

Сегодня я по-прежнему считаю себя наследником Великого Октября, причем, как по духу, так и  по дню рождения. И пользуясь возможностью, сердечно поздравляю всех тех, кто сохранил в себе уважение к этой дате! 

Народы: 
Читайте также:
ВОЙДИТЕ, ЧТОБЫ ОСТАВЛЯТЬ КОММЕНТАРИИ