Москвичка Анастасия Васильева: «Коми язык мне дал очень много»

Преподаватель математики из Москвы Анастасия Васильева год назад самостоятельно выучила коми язык. При этом она никогда не бывала в республике, и среди ее родственников нет представителей коми национальности. Девушка настолько хорошо усвоила финно-угорский язык, что с минувшего сентября ведет в социальной сети «ВКонтакте» группу «Математика комиӧн» («Математика на коми»). Также с декабря она ведет на коми языке научно-популярный блог. В интервью «Республике» москвичка рассказала, чем ее привлек коми язык.

– Вы профессиональный математик. Откуда такой интерес к лингвистике?

– Я родилась и живу в Москве, по профессии математик, преподаю в МГУ. Мои родители ученые-химики. Первые девять классов училась в обычной школе, еще ходила в музыкальную школу (немного научилась играть на пианино) и пару лет в геологический кружок. Потом перевелась в гимназию в физико-математический класс. Поступила на химфак МГУ, но довольно быстро поняла, что математика мне все же ближе, и перевелась на мехмат. Там и осталась дальше работать. Сейчас на должности доцента, занимаюсь теорией аппроксимации, веду занятия по вариационному исчислению и по функциональному анализу, а также читаю спецкурсы. Но это все понятно, наверное, только моим коллегам-математикам.

Интерес к северу у меня был всегда, регулярно с детства ездила в Северодвинск, на родину моего папы. Но про коми народ и язык информацию видела только, как говорится, вскользь. Вообще система образования у нас такая, что если каким-то народом специально не заинтересоваться, то знать о нем почти ничего не будешь. Коми заинтересовалась благодаря случаю. Папа покупал книгу поморского фольклора «Старины и сказки» Ольги Озаровской, а заодно взял томик Александра Шренка «Путешествие к северо-востоку Европейской России». В книге Шренка я прочитала этнографические зарисовки и решила, что про коми народ стоит узнать подробнее, они ведь для меня в некотором смысле соседи. Архангельскую область воспринимаю как «свою». Что-то стала читать в интернете. Потом нашла в соцсети коми песни и услышала звучание языка. Мне понравилось. Позже наткнулась на научную книгу «Основы финно-угорского языкознания» 1976 года. Так как я не лингвист, то далеко не все было понятно. Но показалось интересным. И после этого я подумала: «Не попробовать ли мне коми язык изучить и узнать, как он устроен?» Нашла в интернете самоучитель коми языка Евгения Цыпанова «Коми кыв» 1992 года выпуска и начала читать. Это было в самом конце лета 2015 года.

– И тогда вы начали учить язык?

– Да. Самоучитель Евгения Цыпанова оказался замечательным, читаешь и хочешь продолжать дальше, содержание очень приятное. Многие боятся коми языка из-за большого числа падежей – а там они давались небольшими порциями и связанными по смыслу группами. Так что падежи запомнились легко и незаметно. Вообще мне кажется, что грамматика коми языка как раз простая – язык агглютинирующий, то есть многие формы частей речи образуются за счет «приклеивания» суффиксов. На самом деле многие «непривычные» падежи переводятся на русский сочетанием какого-то падежа и предлога. Скажем, «университетЫН – в университетЕ», «университетӦ – в университет», «университетЫСЬ – из университетА». Для запоминания лексики пришлось, конечно, немного проявлять фантазию – иногда придумывать какие-то ассоциации, иногда составлять фразы с внешне похожими словами.

Но были в книге и мелкие недочеты: иногда использовалось что-то, о чем еще не говорилось. Я стала искать, где можно было бы найти ответы на возникающие вопросы, и в итоге нашла в «ВКонтакте» группу «Ме велӧда коми кыв – я учу коми язык». Периодически туда делались репосты и из группы «Сёрни-басни», куда выкладывались разные шутки, мемы, картинки и т.п. Я на «Сёрни-басни» тоже подписалась и стала там практиковаться – пытаться переводить фразы, а позже и писать маленькие комментарии на коми языке.

– Сколько времени ушло на то, чтобы язык из полностью незнакомого стал ближе и понятнее?

– Уже через полтора-два месяца после начала обучения смогла понимать общий смысл простых текстов из интернета – кратких биографий, объявлений. А в начале ноября взялась разбирать поэму Михаила Лебедева «Яг-Морт», написанную по мотивам коми фольклора. Некоторые грамматические конструкции типа деепричастий еще не знала, но либо догадывалась, либо в словаре находился перевод. Прочитав, осознала уже настоящую пользу от знания языка – теперь для меня открылась интересная культура. То, что раньше было непонятным набором букв, стало красивым произведением.

Со второй половины ноября до конца декабря книгу Цыпанова читала медленнее – приходилось много работать со студентами. Но в интернете читала и писала регулярно. В конце ноября «ВКонтакте» меня неожиданно добавил в друзья лингвист из Сыктывкара Ӧньӧ Лав. Я иногда наталкивалась на его сообщения, по личной странице поняла, что это очень интересный и интеллигентный человек, а из того, что выдал поисковик, узнала, что у него просто выдающиеся способности к языкам и большой энтузиазм в работе. В частности, он в 2016 году создал электронную библиотеку на коми языке komikyv.ru. Я сама там что-то читаю и всем рекомендую.

Затем я стала в группе «Ме велӧда коми кыв» помогать школьникам с домашним заданием. А когда почти дочитала учебник, начала понемногу записывать в тетрадь тексты песен и стихов. Последнее упражнение из книги сделала где-то в начале февраля прошлого года.

То есть чтение самоучителя у меня заняло примерно полгода, и основы грамматики я за это время освоила. Отмечу, что никогда особых способностей к языкам я не проявляла, так что раз справилась я, то справятся и другие.

– А с кем вы общаетесь на коми языке в Москве?

– Общение на коми у меня только через интернет по переписке. Поэтому речь у меня почти полностью письменная. Кстати, читать на алфавите Молодцова и на латинице 30-х годов тоже умею. Судя по отзывам, писать я научилась достаточно неплохо. Общий смысл  некоторых художественных произведений я могу понять и без словаря – скажем, поэму Виктора Савина «Зырянизация» я в первый раз читала на даче, где интернета не было, а значит, и словарь был недоступен. Несмотря на некоторые незнакомые слова, смеялась от души над сюжетом и наслаждалась художественным текстом.

Стихи и рассказы читаю регулярно, что-то записываю в блокнот и потом перечитываю. Обычно это делаю в метро. Познакомилась с произведениями Ивана Куратова, Виктора Савина, Вениамина Чисталева, Михаила Лебедева, современных авторов тоже немного читала. Очень понравились стихи ижемской поэтессы Татьяны Кирпиченко. Сейчас у меня большие планы на будущее по чтению коми литературы. Она действительно очень интересна. Уже у Ивана Куратова появляются стихи, несколько необычные с точки зрения ритма и рифмы. Вообще я в последний раз писала сочинение по литературе больше пятнадцати лет назад, так что дальше применю принцип «лучше автора никто не напишет». Прочитайте произведения сами и оцените их.

Мой коллега с биофака со своим знакомым ведет сайт «Социальный компас», куда пишет разные очерки по общественным проблемам, истории, политике, экологии, медицине и другим вопросам. Я решила туда тоже написать ряд заметок про коми народ, его культуру, историю и современные проблемы. Меня на это толкнула информация о том, что, к большому сожалению, бывают притеснения и оскорбления коми со стороны некультурной части населения республики, включая некоторых начальников. Да и для моих московских друзей полезно было бы провести ликбез. Сама при подготовке очерков узнала много нового. Конечно, я не специалист, поэтому очерки у меня представляют собой компиляцию известных текстов – например, фрагментов монографий и научных статей. Часть используемого материала написана на коми языке. Выложенная на сайт биография Ивана Куратова – это перевод части предисловия Владимира Тимина к сборнику стихов. Часть текста про ученого и просветителя Георгия Лыткина написана по статье Ивана Плоскова и Евгения Цыпанова. Про путешественника, лесо– и золотопромышленника Василия Латкина и его семью я брала информацию из сборника статей, часть из них была на коми языке – скажем, «Вӧвлі татшӧм коми ань: С.В. Пантелеева (Латкина) чужан лунсянь – 140 во» Валерия Мартынова из выпуска журнала «Войвыв кодзув» 1986 года. В этой интересной статье написано про Серафиму Васильевну Пантелееву (дочь Василия Латкина), которая, помимо прочего, получила медицинское образование в Цюрихе, занималась научной работой; одна из ее работ была опубликована в немецком научном журнале. Для того времени, когда женщинам доступ к образованию был ограничен, это большой успех. А о своих зырянских корнях со стороны отца она не забывала.

– Получается, что коми язык открыл для вас культуру целого народа?

– Язык мне дал очень многое. Еще раз хочу выразить глубокую благодарность всем тем, кто вносит вклад в развитие коми культуры: авторам учебников, разработчикам словарей, создателям сайтов на коми языке, писателям, исследователям и другим людям. А также тем, кто со мной переписывался на коми языке и всячески поддерживал. Не люблю пафос, заниматься агитацией тоже не люблю, но сейчас считаю себя обязанной сказать, что коми литература – это очень большая культурная ценность. То, что я уже успела прочитать, – это всего лишь верхушка айсберга, но уже могу сказать, что коми литература, как классическая, так и современная, меня восхитила своей красотой. Это действительно достояние культуры, которое надо беречь. Важен не охват аудитории и не количество произведений и авторов, а качество. Вообще популярность чего-либо определяется не столько качеством, сколько совокупностью случайных факторов, об этом хорошо написано в книге Леонарда Млодинова «Несовершенная случайность. Как случай управляет нашей жизнью». Литературу надо сохранить, а для этого ее надо читать, причем не только тем, кто занимается интеллектуальным трудом. Тем, кто еще не изучал коми литературу, рекомендую начинать с классиков 20-х годов XX века – Виктора Савина, Вениамина Чисталева, Василия Лыткина, Михаила Лебедева. И познакомить с ними детей. Это вовсе не помешает им хорошо изучить русскую литературу.

Я знаю, что в Республике Коми многим живется тяжело, приходится много работать ради элементарного выживания и читать времени нет. Но хотя бы пять-десять минут в выходной день можно выделить на то, чтобы прочитать короткое произведение. Стоит также помнить о «диффузии ответственности»: если каждый подумает «пусть читать будет другой», то читать не будет никто. И не падайте духом. Каллистрат Жаков, «зырянский Ломоносов», некоторое время работал чернорабочим на заводе, при этом считал, что «прогресс личности» возможен в любой ситуации. Желаю всем успехов в изучении коми языка и литературы.

Беседовал Артур АРТЕЕВ

Фото из личного архива Анастасии ВАСИЛЬЕВОЙ

Регион: 
Народы: 
Читайте также:
ВОЙДИТЕ, ЧТОБЫ ОСТАВЛЯТЬ КОММЕНТАРИИ