Нерусские языки остаются на обочине образовательного процесса

В Доме дружбы народов Удмуртской Республики состоялась рабочая встреча специалистов по вопросам удмуртского языка и культуры. Серия таких круглых столов прошла также по русскому, марийскому и татарскому языкам, сообщает MK.RU.

Вопросы изучения национальных языков приобрели особую актуальность и остроту после заявления президента России, сделанного на заседании Совета по межнациональным отношениям в Йошкар-Оле. Владимир Путин заявил, что «заставлять человека учить язык, который для него родным не является, так же недопустимо, как и снижать уровень и время преподавания русского». Во исполнение перечня поручений президента прокуратуры стали проверять соблюдение положений законодательства РФ, касающихся обеспечения прав граждан Российской Федерации на добровольное изучение родного языка из числа языков народов РФ и государственных языков республик, находящихся в составе России. В перечне поручений отдельным пунктом представлено принятие мер по повышению уровня и качества освоения русского языка как государственного языка. Таким образом, проверяющими органами одновременно рассматривались вопросы добровольного изучения национальных языков, что означает извлечение их из обязательной части программы, и оценка качества и объемов преподавания русского языка в регионах.
Участники круглого стола констатировали, что в Удмуртии все требования из поручения президента были выполнены. Проблем с количеством часов русского языка нет, для профилактики были увеличены часы уроков русского языка за счет удмуртского. Однако в республике отсутствуют необходимые условия для преподавания второго государственного языка – удмуртского – и языков других народов республики, а федеральный центр не предоставляет никакой платформы для нерусских языков, словно игнорируя их.
Начальник сектора национального образования Министерства образования и науки УР Валентина Корепанова дала обзор проблем, связанных с проверками, проведенными Рособрнадзором и прокуратурой в школах республики:
– Во-первых, в ФЗ № 273 говорится, что граждане имеют право на получение образования на родном языке по девятый класс и имеют право на изучение родного языка. В Удмуртской Республике языком образования является русский, изучение же родного языка – это право каждого гражданина РФ. Но с октября 2017 года в связи с поручениями президента федеральная политика в части изучения родных языков поменялась. Было дано поручение проверить реализацию права на изучение родного языка и государственных языков республик.
Во-вторых, если раньше по нормативным документам понималось, что родной язык и литература – это родные языки, кроме русского, то теперь понятие «родной язык» включает русский. Этот вопрос вовсе не проработан на федеральном уровне, так как дети в достаточном объеме изучают русский как государственный. В каком объеме еще изучать русский как родной, когда по ним нет ни образовательных стандартов, ни примерных программ, ни учебников? Получается, русский язык будет в дополнение к русскому государственному, и те дети, для кого родной – это не русский, оказываются в неравных условиях в изучении и сдаче ЕГЭ по русскому языку, потому что количество часов для подготовки у одних будет одно, у других – другое, что создает неравные условия.
В-третьих, органы госвласти обеспечивают изучение родных языков по выбору родителей. А родители выбирают то, что принесет пользу. За последние три года количество изучающих удмуртский в качестве учебного предмета увеличилось на 1300 детей. И это не считая факультативных и кружковых занятий – там количество детей увеличилось более чем на шесть тысяч. Мы боимся потерять не только количество изучающих удмуртский, но и марийский и татарский.
В-четвертых, в настоящее время получение образования в двуязычной среде на федеральном уровне не учитывается. На федеральном уровне должна быть выработана единая образовательная политика, так как по новому федеральному закону мы образовательную политику не делаем – мы ее реализуем. Мы ждем от федерального центра единых установок, инструктивных, нормативных рекомендаций. А если школа не сможет создать условия? Ладно, если это будут марийский, татарский, удмуртский, мы к этому привыкли, мы к этому готовы. Для ребенка стандарт обязательный. А если школа не сможет создать условия? А такое будет обязательно: это и кадровый вопрос, и учебная литература, и просто оплата труда, потому что сейчас идет подушевое финансирование.
В-пятых, для того чтобы соответствовать требованиям и обеспечить достаточное количество преподавания русского языка в школах, мы перевели часы удмуртского языка на русский. Также рекомендуем вариативную часть использовать на русский язык и предусматривать внеурочную деятельность по русскому языку, чтобы изучающие удмуртский язык дети не отставали в изучении русского языка. Тут к нам не было замечаний со стороны Рособрнадзора.
Как мы сможем удержать родные языки, если итоговая аттестация по русскому языку будет дифференцирована? Но федеральные специалисты не видят в этом проблемы, они говорят, что никто не мешает изучать родные языки, а вот по русскому языку нет обращений.

В законодательных рамках
– С точки зрения Закона об образовании законодательно не определен статус государственных языков субъектов Российской Федерации. Во ФГОСе (Федеральный государственный образовательный стандарт. – Прим. ред.) есть понятие «государственный язык РФ», есть понятие «родной язык», а как преподавать государственные языки субъектов РФ, не совсем понятно, – отметил ректор Института развития образования УР Владимир Байметов. – Вроде бы логика такая: если государственный язык страны обязательный для всех граждан, то, оборачивая эту логику на уровень субъекта, государственный язык субъекта должен быть обязательным для изучения всеми жителями субъекта, но здесь так напрямую уже не получается. Внятная языковая политика позволила бы защитить две самые уязвимые фигуры образовательного процесса – это руководитель образовательной организации и учитель. Проверкам подвергаются именно они, и все решения принимаются, выносятся в их адрес. В этой ситуации есть опасность отбить у учителей желание связываться с преподаванием национальных языков. Вспомните, как они намучились в прошлом году с претензиями прокуратуры по переводу учебных программ на русский язык.
Татьяна Ишматова, президент Всеудмуртской ассоциации «Удмурт кенеш», также подчеркнула важность законодательных условий:
– На федеральном уровне не проработаны нормы, позволяющие нам изучать наши языки как государственные. Эта проблема уже обозначалась нами в резолюциях финно-угорских мероприятий. У нас очень много письменных обращений из регионов проживания удмуртов – они желают изучать удмуртский язык как родной язык и готовы писать заявления, но мы не можем обеспечить их учебниками».
Напомним, что электронные учебники удмуртского языка, признанные экспертной комиссией одними из лучших, до сих пор не используются в школах и рискуют устареть со сменой технологий в ближайшие годы: «У нас сложилась абсурдная ситуация с лицензированием учебников удмуртского языка. Непонятно, где последняя инстанция, которая принимает решение, чтобы состоялся совет по внесению удмуртских учебников в федеральный перечень, и нам разрешили по ним преподавать», – недоумевает Татьяна Ишматова.

Язык начинается с детского сада
Участники встречи уделили внимание и дошкольному образованию.
«Все чаще жители удмуртских деревень жалуются, что говорящие на удмуртском языке дети в детском саду моментально переходят на русский. Хотелось бы понять, что такое происходит в детском саду, что ребенок перестает говорить на своем родном языке, – задается вопросом министр национальной политики УР Лариса Буранова. – Если бы у дошколят все было нормально, то дети бы очень естественно переходили в школьное пространство со своим родным языком».
В последнее время Министерство национальной политики и «Удмурт кенеш» особое внимание уделяют дошкольному возрасту и инициировали ряд проектов по обучению и воспитанию детей-билингвов. Например, уже два года в Ижевске работает удмуртский центр билингвизма «Билингва», который проводит семинары по билингвизму для родителей, владеющих удмуртским языком, и их детей. «Если у нас будет решен вопрос на уровне дошкольных учреждений, то родители целенаправленно пойдут изучать удмуртский в школе», – считает Татьяна Ишматова.
О причинах ухода языка из детских садов рассказала Валентина Корепанова: «У нас в дошкольном образовании не хватает специалистов по удмуртскому языку, и это связано с тем, что в педколледжах нет национальных групп, они не выпускают учителей и воспитателей с грамотным удмуртским языком и владеющими методиками его преподавания».
В Удмуртской Республике недостаточно защищено положение удмуртского языка в системе образования. Фактически статус государственного языка в образовании не реализован. Сами республиканские власти не в силах обеспечить лицензирование учебников удмуртского языка, сохранить бюджетный заказ на подготовку педагогов для работы в национальных школах. При повышенном внимании федеральных и региональных властей к русскому языку нерусские языки остаются на обочине образовательного процесса – при их незначительном присутствии в школе их положение стало еще более уязвимым, а новых средств их поддержки и защиты не появилось, и вряд ли это входит в планы руководителей образования на федеральном уровне.

 

Регион: 
Народы: 
Автор материала: 
Читайте также:
ВОЙДИТЕ, ЧТОБЫ ОСТАВЛЯТЬ КОММЕНТАРИИ