Поможет ли карельский язык остановить финскую экспансию?

Карелия единственная республика в России, где титульная нация, карелы, живут без своего государственного языка. Тем временем, в Финляндии карельский, в качестве языка национального меньшинства, признан распоряжением президента Тарьи Халонен еще в 2009 году. Это означает, что наши соседи регулярно отчитываются в Совете Европы о ситуации с карельским языком в Суоми. В России же статус карельского языка остается мифическим. Подробнее об этом читайте в статье Алины Нечаевой, опубликованной ИА REGNUM.

Наследие викингов

При въезде в Карелию мы встречаем надписи и дорожные указатели на странных для нас обывателей языках. Этакие Потёмкинские деревни создают иллюзию пребывания в загадочном финно-угорском мире. На самом деле, ситуация представляет собой настоящий языковой квест, поэтому мало кто осведомлен о печальном положении букв на указателях.

В результате исторических событий и географического расположения ареал расселения карел имеет сложную и запутанную историю. Если совсем грубо, то можно разделить карел на три группы: наиболее крупный ареал располагался на тверских землях (до XX века они встречались во многих районах Центральной России), второй в Карелии, на землях, оставшихся в составе России и третий — на территории Швеции, они в основном вошли в состав финского этноса.

Благодаря потомкам викингов карелы разбежались по свету и у некогда единого народа образовались разные диалектные опять же группы родного языка: карельский, ливвиковскийлюдиковский. Различия между этими диалектами настолько значительны, что касаются и фонетики, и морфологии, и синтаксиса, и лексики. Вплоть до различий в алфавитах. Для понимания масштаба катастрофы добавлю, что европейские лингвисты выделяют ливвиковский и людиковский диалекты как отдельные прибалтийско-финские языки.

Революционные события начала XX века привели к созданию Карельской трудовой коммуны в 1920 году. Приток красных финнов, потерпевших поражение в гражданской войне в Финляндии, и их преобладание в структурах управления коммуны привели к тому, что государственным языком наряду с русским становится финский, а развитие карельского языка объявляется бесперспективным.

Проблема финнизации Карелии до сих пор остается острой. Сегодня в Республике Карелия выстроена четкая система поддержки, сохранения и развития финского языка. Учитывая усилия финской стороны и поддержку региональных властей Карелии в деле изучения финского языка, то можно констатировать, что для сохранения финского делается значительно больше чем для сохранения карельского.

В конце 30-х годов прошлого века обострение отношений с Финляндией приводит к тому, что в приказном порядке начинается разработка карельской письменности. Профессор Д.В.Бубрих создает «Грамматику карельского языка» с опорой на кириллицу, которая должна была стать основой единого карельского языка. Этот искусственно созданный язык просуществовал около полутора лет, затем был так же директивно отменен.

Финский, а не карельский становится официальным языком в 1940 году (при преобразовании автономии в Карело-Финскую республику — примечание ИА REGNUM). Политические соображения взяли верх над здравым смыслом. Далее последовала война, оккупация Карелии финскими войсками, депортации карел во время Второй мировой войны в Финляндию, после войны — приток рабочей силы из-за пределов республики. Далее последовали 1960−1980 гг. — годы игнорирования любых национально-культурных интересов, в частности — финно-угорских.

Национальный бум на руинах Советского Союза в начале 1990-х дарит решение о создании единого карельского языка на основе латинской графики с добавлением отдельных знаков. Карелы вынуждены пойти по пути создания двух письменных форм, одна из которых опиралась на северно-карельское наречие, а другая — на ливвиковское.

В мире встречаются случаи двух и более письменных языков для одного этноса. Например, в Норвегии обучают двум норвежским языкам, мордва также имеет две письменности: мокша и эрзя, марийцы — горно-марийский и лугово-марийский, а ханты, численность которых всего 19 тысяч, имеют четыре письменных языка.

Где тонко, там и рвется

Нормы карельского языка еще не устоялись и в этих условиях VIII съезд карельского народа, прошедший весной 2016 года в Карелии, ходатайствует о признании карельского государственным языком. Конечно, мечта о едином карельском языке очень привлекательна. Возникает перспектива объединить все диалекты, чтобы в будущем развивать литературный карельский язык. А те, кто не желают видеть карельский язык в качестве второго государственного в Карелии, не могли бы более ссылаться на отсутствие у карелов единого языка. Также отпали бы и разговоры об расточении бюджетных средств на содержание двух вариантов карельской письменности.

В соответствии с законодательством России письменной основой государственного языка может быть только кириллица, а карельский язык во всех своих наречиях имеет только латинскую. Мнений лингвистов много, как и положено ученым. Очевидно, что единый карельский язык будет мертворожденным и может привести к непоправимым последствиям, так как связь нынешних форм письменности с диалектной основой слишком прочна и разрыв с ней может пагубно сказаться на отношении карелов к родному языку. Также нельзя исключать хаоса среди преподавателей языка, который может отторгнуть людей от карельского языка и культуры.

Язык — это тонкая материя, с которой следует обращаться нежно. Всякие революционные изменения могут привести к непредсказуемым результатам. Создание на современном этапе единого карельского языка — есть не что иное, как языковая реформа. Новому карельскому языку как государственному нет среды применения. Узкая аудитория в республиканском масштабе — это трагедия национальной интеллигенции. Интеллигенции же необходима объединяющая ее война.

«Красиво говорит, да жестко обходится» — карельская поговорка

«Языки народов Российской Федерации — национальное достояние» — так лаконично начинается федеральный закон о языках народов нашей страны. Важно помнить, что у всех есть право говорить на родном языке, так же как никто не может запрещать говорить на национальном языке. Главное — желание людей.

Сложившаяся ситуация бросает вызов по поиску новых решений карельского ребуса. Статус государственного языка обязывает всех бюрократов вести делопроизводство субъекта на этом языке. Также в каждом органе местного самоуправления должен быть хотя бы один чиновник, владеющий национальным языком, так как госорган обязан предоставлять переводчиков при обращении. Здесь же возникает обязательство о преподавании языка в школах. Карелия объективно не готова к таким радикальным изменениям. И нужны ли они с учетом того, что в республике будет внедряться искусственно созданный язык, который не востребован?

Обращаясь к заморскому опыту, любопытным следует признать следующее решение — введение понятия «территориальных» языков. Это значит, что карельский язык должен получить защиту не только на территории Республики Карелия, но и в любом другом регионе России ‑ и в Сибири, и на Дальнем Востоке. Это конечно же превращается в сложную задачу поддержки даже одного национального языка.

Но, по мнению Валерия Тишкова, «поддержку конкретного языка не следует ограничивать рамками одной административной единицы», ведь тот же карельский язык бытует в Тверской и Ленинградской областях. «Другими словами, речь идет о своего рода внутрироссийской языковой хартии» — продолжает академик. Новый подход не противоречил бы существующей законодательной практике в российских регионах, но смог бы создать, по сути, новую отрасль государственного управления — региональную языковую политику.

Введение национальных районов со статусом территориального языка видится фантастически сложным, хотя и является самым реальным решением. В том числе и для того, чтобы остановить экспансию финского языка на территории Карелии, которая происходит зачастую при поддержке органов власти Республики. Безусловно, механизм должен быть детально проработан и обсужден с общественностью. Нужно всего лишь объединиться, выключить политические лозунги и заняться делом во имя спасения национального достояния России.

Справка

Численность российских карел была определена академиком П. И. Кёппеном в середине XIX века по данным VIII ревизии (переписи). По его подсчётам, в Олонецкой губернии на тот момент насчитывалось 43.810 карел, в Архангельской — 11.288. Потомков переселенцев XVII века оказалось значительно больше: в Тверской губернии проживало 84.638 карел, в Новгородской — 27.076, в Ярославской — 1.283. Таким образом, лишь треть от общей численности карел проживала в современной Карелии. «Диаспора» преобладала в численности и в дальнейшем — вплоть до середины XX века.

По данным переписи населения 2010 года

Россия в целом — 60.815 чел.

Республика Карелия — 45.570 (74,9%)

Тверская область — 7.394

Санкт-Петербург — 1.396

Мурманская область— 1.376

Ленинградская область — 1.345

Москва — 385

Новгородская область — 183

Определить численность карелов в Финляндии не представляется возможным, так как карелы в Финляндии рассматриваются как часть финской нации. Примерно 25.000 человек понимают карельский язык, около 5.000 на нём говорят.

Регион: 
Народы: 
Читайте также:

Комментарии

  1. В настоящее время финские карелы, в основном, расселяются в провинциях Северная и Южная Карелия, расположенные на востоке Финляндии, и составляют там большинство населения. Кроме того, переселенцы из земель Карельского перешейка и Северного Приладожья, переданных Советскому Союзу, живут и в других провинциях страны. Именно поэтому точную численность карелов определить довольно сложно, но по приблизительным оценкам главы Карельского союза Финляндии Маркку Лаукканена, при учёте населения финской Карелии, а также переселенцев с востока, имеющих карельские корни, к финским карелам можно отнести до 2 млн граждан Финляндии[3].
  2. опаньки
    опаньки вынужденно отмечает нарастающую дефективность педивикии. Вместо использованного: "переданных Советскому Союзу", правильнее будет говорить о "переданных Советским Союзом". А вместо 2 млн. - 2 млн. 460 тыс. К положительным тенденциям последнего времени можно отнести замену в статье о финских карелах утверждения профинских википедистов о финских карелах, как субэтносе финнов. Увы, для опаньки весьма сомнительно, что замена произведена не представителями сознательного карельского этноса.
  3. Гость +
    А хорошая статья. Почти всё правильно. Только про экспансию финского языка - это уже неактуально, её не будет. Поддержка языков компактно проживающих представителей других народов на территории всей страны неосуществима по организационным и финансовым причинам. Надо это делать точечно даже на территории одного субъекта. Кстати, о численности карел. Тот, кто называет себя карелом - это не карел. Карел - это тот, кто говорит по-карельски. Поэтому "финские карелы" - это уже финны, и они свой язык не изменят больше. Стопроцентно русскоязычный, утверждающий, что он карел - это тоже не карел. С концами. Эти люди для этноса потеряны, и поддерживать надо тех, кто говорит сейчас, особенно со своими детьми! И в первую очередь - в сельской местности. Статистика по численности говорящих на карельских наречиях доступна в сети, но и она ненадежна, потому что туда попадают и говорящие как на родном, и понимающие несколько фраз. Государственный язык по факту - это утопия, но привлекательная: получится ещё одна большая потёмкинская деревня с бюджетом, который можно пилить. И картиночка красивая - за которой ровно ничего конкретного стоять не будет.
  4. опаньки
    ЯзЫки учатся, майн фройнд. Не до жиру, когда с четвертькровками набегает 70 тысяч человек, которые вообще карелами называться могут. . . . ПС. Карел - человек себя карелом считающий и карельскости стремящийся. И ты, коль повезло и в лесу рожден был, тем и язык знаешь - уваж его (любого другого карела), помоги ему, детей его метисированных поучи, чтоб карелов больше становилось. И не упрекни, а в узел с собою вяжи. Только тогда ты карел, а не шитту куле (из финского словаря карельского языка). . . . ПостПС. Еврей, иврита не знающий - не еврей!)))
  5. Karjalainen_2
    ПостПС. Еврей, иврита не знающий - не еврей! ------- спасибо, что признались:xD
ВОЙДИТЕ, ЧТОБЫ ОСТАВЛЯТЬ КОММЕНТАРИИ