Юрий Ерофеев: Правовая мутация как следствие кризисной ситуации

Представляем вашему вниманию статью исполнительного директора Землячества Марий Эл в Москве Юрия Ерофеева, посвященную изменениям в законодательстве Республики Марий Эл.

***

 Уважаемые читатели! Несмотря на вашу усталость от моих статей, смысл коих совершенно правильно подметил уважаемый мной Н.П. Никитин, тем не менее, я в очередной раз решился на интернет публикацию.

 Недавно «перелопатив» законы РМЭ о культуре, языке, об образовании, начиная с 1992г. и сравнив их с нынешними редакциями, я пришел к неутешительным выводам, где на первое место выходит даже не столько многочисленное количество внесенных изменений, дополнений и исключений отдельных статей, а сколько устойчивая тенденция на выхолащивание их национального содержания на основе достигнутых завоеваний в данных сферах, начатых еще в 1917-1918г.г. под влиянием первых всемарийских съездов, а затем закрепленных в советские годы. Безусловно, их корректировка обуславливалась и субъективными, объективными факторами и важнейшими событиями в стране, республике, пришедшимися на последние 25 лет.

  Но в начале я решил всё же поведать вам о впечатлениях, вынесенных от заново прочитанной «Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации», заменившей так и непринятый проект ФЗ «Об основах государственной национальной политики в Российской Федерации», а также действующую в течение 16 лет аналогичного рода Концепцию ельцинской поры.

  Для ясности скажу, что в своих статьях я неоднократно критиковал «Стратегию», начиная ещё со стадии варианта предложенного экспертному сообществу в сентябре 2012г. Основными причинами моего неприятия были два пункта: о чрезмерном, незаслуженном возвеличении роли института «национально-культурной автономии»  в качестве якобы одного из двух главных путей современного госнацстроительства; а второй, касающийся реформирования федеративного устройства российского государства без республик, автономных областей и автономных округов под предлогом создания новых территориально-промышленных районов (регионов) путем слияния, укрупнения и с учетом якобы природно-климатических, экономических и этнокультурных факторов, на что особо упирал выступавший на заседании рабочей группы А.П. Торшин – сенатор от Марий Эл, представляющий исполнительную власть, а значит Л. И. Маркелова.

 С этой целью я написал записку в рабочую группу, созданную при президенте В.В. Путине, и даже встречался с её руководителем В.А. Михайловым, который является автором предисловия к моей книге «Возвращение долга». Это возымело успех, пункты были скорректированы, однако, так или иначе всё же оставались в официальном документе.

 Сохраняя таким образом прохладное отношение к нему, я долгое время не возвращался к скрупулезному исследованию текста. Но на днях обнаружил, что «Стратегия» серьезным образом доработана, стала компактной, менее описательной и декларативной. И самое главное – в ней не стало тех пунктов, с которыми я так и не смог согласиться.

 Для меня особо ценным является изложенная в документе справедливая в моем понимании оценка роли национально-культурных автономий. В знак подтверждения своих слов приведу все места, где так или иначе упомянута данная разновидность общественных объединений:

- в пункте 13, где подводятся основные итоги прежней Концепции госнацполитики сказано: «… сделаны существенные шаги по развитию национально-культурной автономии»;

- в пункте 21 (раздел задач по адаптации и интеграции мигрантов), говорится о необходимости «укрепления роли национальных общественных объединений, национально-культурных автономий».

 Правда, с этим можно было бы еще и поспорить, поскольку НКА – это членская организация российских граждан, достигших 18 лет и проживающих в ситуации  национального меньшинства в конкретно взятом муниципальном районе (округе). Спрашивается: «А причем, здесь мигранты-иностранные граждане?» Любители законодательствоавать постоянно ищут – на кого можно было бы ещё возложить ответственность за них, хотя в базовом ФЗ изначально отсутствовала эта задача.

- третий и четвертый случаи употребления термина о НКА фиксируют взаимодействие органов власти с институтами гражданского общества, где, в частности, отмечается необходимость:«поддержки деятельности межнациональных общественных объединений, ассоциаций, фондов, национально-культурныых автономий как важного средства выявления и удовлетворения этнокультурных запросов граждан, достижения стабильности межнациональных отношений, предупреждения конфликтов на национальной почве»;

- «использование потенциала институтов гражданского общества, в том числе национальных и многонациональных общественных объединений граждан, национально-культурных автономий, в целях совместного противодействия росту межнациональной напряженности, экстремизму, разжиганию этнической и религиозной ненависти либо вражды».

 Вот и всё, что можно взять из президентской «Стратегии» по части НКА. И нигде там не отводится «автономии» особая , главенствующая роль. Более того, она перечисляется в ряду других общественных объединений, через запятую, на вторых, третьих позициях. При этом нельзя не обратить внимание на то, что в долговременной программе особый упор делается на создание многонациональных, межнациональных общественных образований (землячества, ассоциации и т.д.) ибо в моноэтнических структурах типа НКА могут складываться условия для проявления национализма, сепаратизма, экстремизма.

Таким образом, «Стратегия» совершенно чётко определила перечень инструментария для создания солидарного гражданского общества, от которого что ни день требуется внутренняя мобилизация в связи с возникающими конфликтами по всему периметру российских границ.

 К сожалению, многие того не понимают, как на уровне чиновников-кураторов данной отрасли, так и на уровне самих общественников –поводырей этнических масс, что особенно явно просматривается на примере Марий Эл и всего марийского народа. Национальное движение здесь раскололось, разбрелось по отдельным ячейкам, жизнь в которых далеко не обустроена согласно правовым нормам. В головах путаница, обусловленная нестабильностью самой политической ситуации на исторической Родине,  в контексте с её низкими социально-экономическими показателями. А впереди - выборы в Госдуму.

 Обидно и отвратительно, что деятельность «Мер канаш» и «Марийского национального конгресса» далеко не соответствует требованиям сегодняшнего времени. Её уровень значительно ниже состояния дел, чем у ряда успешных национально-культурных объединений в иных субъектах РФ, что, естественно, вызывает противостояние ,центробежность, фракционность.

 Лидеры «Мер канаш» не пользуются авторитетом. Прикрываясь близостью к власти, они подчас игнорируют требования федерального законодательства. Самым позорным явлением стала неспособность, отсутствие воли зарегистрировать межрегиональное общественное движение. Чего, скажем, стоят слова Оньыжи – А.Н. Иванова, произнесенные в одном из интервью: «Я думаю, у нас общественное движение, а не организация. Поэтому у нас есть право работать и без регистрации» (?!).

 Перед нами, как видим, пример махрового, дремучего правового нигилизма, исходящего от человека, смешно сказать, заместителя председателя Госсобрания РМЭ, призванного «творить» Законы, который до сих пор не понимает, что без регистрации может функционировать и общественная организация. Разница только в том, что движение и организация в этом случае лишаются правосубъектности, то есть юридического статуса.

 И Иванов здесь не один. Нечто подобное постоянно на сей счет в порядке оправдания проявляет и сам куратор национальной политики в РМЭ – М.З. Васютин в ранге зампреда Правительства РМЭ и министра культуры, печати и по делам национальностей.

 Несколько слов теперь хотелось бы сказать и о метаморфозах с республиканским законом «О культуре», принятым 31.05.1994г. при участии на предварительном этапе делегатов III съезда марийского народа (октябрь 1992г).

  В начале он начинался словами: «Руководствуясь Конституцией Республики Марий Эл, федеративным договором, нормами международного права, признавая основополагающую роль культуры в развитии и самореализации личности,исходя из необходимости сохранения и возрождения культуры марийского народа, развивая культуры граждан всех национальностей Республики Марий Эл, отмечая неразрывную связь с культурой народов Российской Федерации, выражая стремление к межнациональному культурному сотрудничеству и интеграции в мировую культуру, Государственное Собрание Республики Марий Эл принимает настоящий Закон «О культуре» в качестве правовой базы сохранения и развития культуры в Республике Марий Эл».

 Ныне преамбула закона звучит так:«Руководствуясь Конституцией Республики Марий Эл, нормами международного права, признавая основополагающую роль культуры в развитии и самореализации личности, исходя из необходимости сохранения и развития культурного наследия всех народов Республики Марий Эл, отмечая неразрывную связь с культурой народов Российской Федерации, выражая стремление к межнациональному культурному сотрудничеству и интеграции отечественной культуры в мировую культуру, Государственное Собрание Республики Марий Эл принимает настоящий Закон в качестве правовой базы сохранения и развития культуры в Республике Марий Эл».

 При сравнении даже невооруженным глазом видно, что из первого текста исчезла ссылка на федеративный договор, принятый 31 марта 1992г. Но самое главное - не стало слов о возрождении культуры марийского народа(?!).

 Для интереса давайте взглянем, а как это выглядит у соседей – татар, чувашей, коми и удмуртов?

 В законе о культуре Татарстана в преамбуле записано: «Признавая основополагающую роль культуры в становлении, развитии и самореализации личности, сохранении самобытности и традиции народа Республики Татарстан…»

 В чувашском законе о культуре сама преамбула вообще исключена. Но зато есть статья 5, которая называется «Равное достоинство культур чувашского народа и других народов». Наиболее полно национальный характер представлен в законах о культуре Коми Республики и Удмуртии, где во вступительной части записано:

- «сознавая, что государственные гарантии развития коми национальной культуры в полной мере могут и должны реализованы только в условиях Республики Коми…»;

- «Удмуртская Республика, являясь субъектом Российской Федерации, имеет собственную культуру, как совокупность материальных и духовных ценностей, созданных народом Республики». Далее:«… гарантирует сохранение и развитие языка и культуры удмуртского народа, других народов…. Проявляет заботу о сохранении и развитии удмуртской диаспоры, компактно проживающей в субъектах Российской Федерации».

Неужели господину-куратору Васютину М.З., разъезжающему по «белу свету» в роли зампредседателя ООД АФУН РФ, лень взглянуть на национальную политику, реализуемую в рамках «Стратегии» в целом и отдельно в области культуры? А суммируя правовую базу в сфере его должностной ответственности через призму отстаивания интересов титульного народа, можно однозначно сказать, что он, находясь в должности министра культуры и по делам национальностей с 1997 года, а с 2002г. ещё и заместителя Главы Правительства Республики, постепенно утрачивает цели защиты интересов своих соплеменников. Именно при нем, точнее 28.09.1998г., из преамбулы профильного закона исчезло упоминание о марийской культуре. Думаю, свою руку к этому приложил и Н.Н. Гаврилов, будучи в ранге Госсекретаря и зам. Главы Правительства РМЭ.

 Чем все это можно объяснить? Стремлением оказаться в числе первых, а значит отчитаться, отличиться, беря пример с В.М. Зотина, который в Марийской Биографической Энциклопедии предстает как новатор, при котором в Марий Эл в числе первых в стране введен институт президентства (?!). А может это какая-то болезнь карьерного роста или идеологического перерождения?

 Завершая тему, остановлюсь фрагментарно ещё на двух действующих статьях данного Закона. Речь идет о сотрудничестве с соотечественниками за рубежом, в рамках которого, предполагается «содействие развитию (там) национальной культуры, установление связи с ними и их потомками, создание культурных центров, сотрудничество с землячествами, создание условий для возвращения на Родину уехавших деятелей культуры» (статья 58); а во втором случае – о культурно – национальных организациях народа мари за пределами Республики Мари Эл (ст. 23), где декларируется: «Республика Марий Эл осуществляет моральную, организаторскую и материальную поддержку центров культуры, землячеств, ассоциаций, принимает меры по заключению межреспубликанских, межрегиональных и межгосударственных соглашений в этой области».

Вероятно, в данном вопросе действительно что-то делается и нет смысла ставить под сомнение имеющиеся положительные моменты. Но,к сожалению, эта тема, перестала звучать в самом Положении о министерстве культуры Республики. И тут мне подумалось, а зачем ходить так далеко, когда, скажем, давно пора создать марийский культурный центр при Постпредстве в Москве, чтобы с его помощью знакомить жителей федеральной столицы с достижениями марийского края в различных областях культуры, искусства?

 Например, два месяца назад в Московском доме национальностей проводился патриотический вечер, посвященный памяти Героев Советского Союза, повторивших подвиг Александра Матросова, в число которых был включен уроженец Юринского района Кутрухин К.П. Организаторами его выступили постоянные представительства Северо-Кавказких регионов, понадеявшись, что в этом примет участие и постпредствао Марий Эл. Но оно, видимо, отказалось. Поэтому пришлось оперативно подключиться нашему московскому землячеству, в частности, молодежной группе, чтобы не посрамить имя героя –уроженца Республики.

Об этом, конечно, можно было бы долго рассуждать. Но с трибуны открывающегося съезда мари нужно спросить у присутствующих на нем руководителей РМЭ: «Когда, наконец, Постпредство Марий Эл повернется лицом не только к москвичам-марийцам, но и к проблемам граждан, временно находящихся в Российской столице в поисках заработка и возможности для самореализации? Ибо оно по факту превратилось в закрытое учреждение, сугубо обслуживающее «тайны маркеловского двора».

 Московское землячество, а с недавних пор «Ассоциация марийский мир-21 век», постоянно выражают свою готовность к сотрудничеству с васютинским ведомством, пишут об этом письма, ответы на которые поступают в форме бюрократических отписок, а иногда вообще они отсутствуют.

Особенно мне понравилась идея возвращения на Родину соотечественников, включая и деятелей культуры. А много ли примеров её реализации в действительности? Почему, скажем, первый Оньыжа - В.А. Пектеев мыкается по степям Калмыкии по причине творческой дискриминации у себя дома? Этот вопрос в полной мере должен прозвучать на Всемарийском съезде!!!

 Таким образом, X съезд – это серьезный экзамен не только для общественных организаций, но и для республиканской власти. От съездовских настроений будут в определенной степени зависеть результаты выборов в Госдуму. Но для этого нам всем придется активно поработать!  

Регион: 
Народы: 
Читайте также:
ВОЙДИТЕ, ЧТОБЫ ОСТАВЛЯТЬ КОММЕНТАРИИ