Марина Федина: «Проект терминологических словарей – это революция в финно-угорских языках»

Проект «Создание терминологических словарей на национальных языках для общеобразовательных школ в регионах проживания финно-угорских народов Российской Федерации» в рамках совместной программы Совета Европы и Европейского Союза для РФ «Национальные меньшинства в России: развитие языков, культуры, СМИ и гражданского общества» формально завершился в июле текущего года подведением его итогов на семинаре в Бадачоньтомае (Венгрия). Руководитель проекта, заведующий кафедрой коми и финно-угорской филологии, руководитель Финно-угорского образовательного центра Сыктывкарского госуниверситета, координатор Общества Матиаса Александра Кастрена от Коми Марина Федина в интервью Инфоцентру FINUGOR рассказала о проделанной работе, ее значимости для российских финно-угров, обрисовала дальнейшие перспективы этого направления.


Марина Серафимовна, что представляет собой Ваш проект?

В прошлом году мы подали заявку на грант Совета Европы по программе поддержки миноритарных языков. Грант предусматривал создание терминологических словарей по десяти учебным предметам на пяти финно-угорских языках – из числа наиболее распространенных в России, в их число вошли коми, марийский, удмуртский, эрзя и мокша языки. Словари созданы по родному языку, истории, обществознанию, литературе, информатике, математике, физике, химии, биологии и географии.

Семинар в Бадачоньтомае под руководством Яноша Пустаи подвел итоги проекта

Итогом проекта стала подготовка и выпуск 50 терминологических словарей. В среднем на каждый словарь пришлось около 500 научных терминов – где-то меньше, где-то больше. Итого каждый язык получил примерно 5000 новых терминов, позволяющих описать картину мира и использовать их в обучении на родном языке.

Сами словари уже отпечатаны в Саранске. Тираж, правда, символический – всего по 300 экземпляров каждого словаря. Но мы создали единую базу терминов на пяти языках для 10 наук в электронном виде. Эта база в дальнейшем будет размещена в Интернете в открытом доступе, чтобы каждый желающий мог воспользоваться плодами нашей работы – бесплатно.

Кроме того, известный венгерский ученый-финноугровед Янош Пустаи планирует издать словари на CD за счет средств возглавляемого им учреждения Collegium Fenno-Ugricum.

Как родилась идея такого проекта? В чем его новизна?

Автором идеи стал все тот же Янош Пустаи. Впервые он заговорил об этом два года назад, тогда был проведен семинар в Венгрии для потенциальных авторов словаря по географии, у нас в Коми такой словарь был издан, но в других регионах работа по каким-то причинам застопорилась. И по совместной договоренности мы решили продолжить начатое.

Рабочая группа по коми языку

Благодаря поддержке Совета Европы нам удалось сделать поистине революцию в финно-угорских языках. Во-первых, каждый язык должен развиваться, иметь возможность описывать и анализировать многообразие мира адекватными и удобными терминами. Во-вторых, как правило, попытки национальной интеллигенции сохранять и развивать обучение на родном языке встречают скепсис со стороны чиновников и обывателей: разве это возможно, ведь у вас, мол, недоразвитый язык, нет нужных терминов, они просто заимствуются из русского языка.

Но позвольте, если в предшествующие годы язык не развивали, преподавание его постоянно сворачивали – почему бы хотя бы теперь не взяться за обогащение его новыми словами, понятиями, смыслами?..

Аналогичная работа велась в 1920-1930-х годах, когда был всплеск национально-культурного строительства на местах, к сожалению, угасший затем в период сталинских репрессий. Уже тогда передовые представители финно-угорских народов сознавали необходимость создания учебной литературы на родных языках – а значит, новых слов и терминов. И мы, кстати, использовали эти старые учебники, сохранившиеся лишь в архивах. Конечно, не все тогдашние словообразования пригодны в современную эпоху, появились и совсем новые вещи, которым тоже понадобилось дать имена.

Рабочая группа по марийскому языку

Нельзя сказать, что подобные терминологические словари совсем не выпускались в последующие советские годы. Но они охватывали лишь часть научных дисциплин и были краткими двуязычными: слову из родного языка сопоставлялось слово из русского языка. Созданные нами словари являются, по существу, толково-терминологическими: каждому понятию сопутствует краткая словарная статья, поясняющая его значение на родном языке. А словарь по обществознанию превратился, по сути, в мини-энциклопедию, так как термины из этой области знания требуют достаточно подробного истолкования.

Как строилась работа по созданию словарей?

На все про все отводился ровно год. Вначале были выбраны координаторы и сформированы рабочие группы в Коми, Марий Эл, Мордовии и Удмуртии. Координатором в Коми была я, в Марий Эл – заместитель директора института финноугроведения Марийского госуниверситета Элина Гусева, в Удмуртии – декан филологического факультета УдГУ Любовь Федорова, в Мордовии – помощник президента Мордовского госуниверситета Алексей Родняков.

К работе подключили лингвистов-финноугроведов, преподавателей вузов, учителей школ, студентов, чиновников, практиков. Например, в Коми в состав такой группы входили преподаватели кафедры коми и финно-угорской филологии СыктГУ Елена Остапова, Валентина Филиппова, Галина Пунегова, документовед Надежда Габова, кандидат химических наук Ангелина Кокшарова, ученые Института языка, литературы и истории Коми научного центра УрО РАН Анатолий Ракин и Алексей Мусанов, преподаватель гимназии искусств при главе Коми Николай Остапов, учительница математики средней школы села Подъельск Корткеросского района Людмила Мишарина, а также председатель сыктывкарского отделения Межрегионального общественного движения «Коми войтыр» Мария Кузьбожева.

Рабочая группа по мокшанскому языку

В Марий Эл помимо лингвистов над словарями работали начальник отдела министерства культуры, печати и по делам национальностей Эрик Юзыкайн и музыкальный редактор «Марий Эл Радио», активист по электронному представлению финно-угорских языков Андрей Чемышев – он, по сути, создал словарь по информатике на марийском языке.

Где-то авторов было меньше, где-то один автор подготовил не один, а сразу два словаря. Обычно над словарем работали специалист-предметник и лингвист. Например, над коми словарем по математике трудились Людмила Мишарина и Надежда Габова, словарь по химии разрабатывали мы вместе с бывшим деканом химико-биологического факультета СыктГУ Ангелиной Кокшаровой – она объясняла мне химические процессы, предлагала варианты названий, которые я анализировала с лингвистической точки зрения.

Был создана единая база терминов на русском языке для всех десяти предметов, ее разослали в регионы для подготовки переводов на финно-угорские языки.

Формирование рабочих групп заняло несколько месяцев, где-то с октября началась работа непосредственно над составлением словарей. Фактически, за девять месяцев мы сделали то, что не делалось в России в течение десятилетий, это отмечали все рабочие группы регионов.

Это поистине огромная работа. Нашла ли она понимание и поддержку со стороны научно-преподавательской общественности, властей?

Подготовленные словари прошли обсуждение и утверждение в термино-орфографических комиссиях регионов. Также мы провели апробацию терминов на практике: провели уроки с использованием разработанных нами терминов. В Коми, например, провели на языке урок по обществознанию в гимназии искусств, в Марий Эл – уроки по географии и математике в Верхнеушнурской школе. Я записала на видео урок в Сыктывкаре: детям настолько понравилось получать знания на родном коми языке, что по окончании урока они не вышли из класса сразу, а аплодировали ведшим занятие учителям! Такое было впервые в моей 20-летней практике преподавания родного языка.

Рабочая группа по удмуртскому языку

Теперь, конечно, все зависит от руководства национальных республик – насколько они поддержат активное внедрение новых терминов в сферу образования. На семинаре в Венгрии, в городе Бадачоньтомае, который провел с 6 по 10 июля расположенный там Collegium Fenno-Ugricum, нашу работу высоко оценили ректоры университетов Коми, Марий Эл, Мордовии и Удмуртии, наши венгерские коллеги, представители министерства национальных ресурсов Венгрии (оно курирует сферы культуры и образования).

Высокую оценку дали нам российские и иностранные эксперты, привлеченные Советом Европы.

Встретились ли какие-то сложности при реализации проекта? Каковы его перспективы?

Выделенный на проект Советом Европы грант в размере 40 тысяч евро только поначалу казался нам большим. С 1 января этого года вступили в силу изменения в налоговом законодательстве, и нам пришлось отдать в социальные фонды больше денег, чем было запланировано: практически половина средств ушла на налоги и отчисления. Поэтому люди трудились в буквальном смысле за символические деньги…

Но радует то, что у нас сложился блестящий коллектив авторов-единомышленников, которые сумели реализовать столь сложный и значимый для развития финно-угорских языков проект. Ведь, по сути, мы лишь в начале большой и чрезвычайно актуальной работы. Теперь на основе созданной базы терминов необходимо разрабатывать учебно-методические материалы на языках – это могло бы, скажем, послужить базой для перевода хотя бы начального звена школьного образования в сельской глубинке на родной язык. Мало того, нужны научно-популярные книги для детей, иллюстрированные энциклопедии, учебные игры – все это позволит увлечь малышей и подростков миром родного языка, который окажется столь же богатым и удобным, как и великий русский язык.

Рабочая группа по эрзянскому языку

Далее – необходимо создавать словари терминов и по другим направлениям. Почему бы не сделать словарь по медицине? Представьте, что врач, не владеющий языком коренного народа, едет на работу в глубинку: ему было бы значительно легче объясняться со своими пациентами. Хорошо бы подготовить словарь по юриспруденции – это помогло бы в какой-то степени, может быть, простым людям и специалистам понимать друг друга.

Конечно, само собой напрашивается расширение количества языков. Для данного этапа проекта была выбрана «большая четверка» финно-угорских регионов РФ и «пятерка» языков. Остальные регионы уже запрашивают нашу базу – и мы, конечно, предоставим ее им.

Следует понимать, что наша база терминов – не окончательный вариант. Язык – живой организм, он постоянно изменяется, отвергает неудачные формы и вводит новые, лучше подходящие для отражения действительности. Поэтому предусмотрен двухлетний период, когда можно будет вносить поправки в созданную нами базу терминов. Можно сказать, что за этот срок наша работа пройдет полную апробацию.

Удалось ли российским финно-уграм обогатить родные языки по итогам реализации Вашего проекта? Откуда авторы брали термины?

Мы подняли в процессе работы огромный пласт лексики, который интересен и для историков, и с точки зрения языковой политики. Без профессионального понятийного аппарата язык не будет существовать, так как будет ущербным по сравнению с другими языками. Как раз для решения этой проблемы мы и создали базу терминов на родных языках финно-угров.

Да, некоторые слова были нами придуманы заново, но большинство терминов взято из того, что уже есть, что существовало и существует сейчас в живой речи. Что-то мы активизировали, что-то подкорректировали. Абсолютно новых слов нет, кроме как в информатике, что понятно – это направление чрезвычайно бурно развивалось в последние годы.

Мы доказали, что финно-угорские языки современны, так как способны называть новые предметы и явления при помощи собственных языковых средств. Это не устаревшие языки, на них можно говорить обо всем на свете – как на бытовом уровне, так и на профессиональном.

Полный анализ итогов проекта с лингвистической точки зрения сделал Янош Пустаи в докладе на семинаре в Бадачоньтомае. Он сравнил базу терминов на русском языке и разработанные и обоснованные нами понятия. В результате он пришел к выводу, что в русском языке больше интернациональных заимствований, чем в финно-угорских языках! Конечно, везде по-разному, но в большинстве из них более половины терминов оказались исконными по происхождению.

Благодарю Вас за интервью и желаю новых успехов на ниве родного языка!

Беседовал Юрий Попов


Комментарии

  1. если в удмуртском "информация" предложена как "ивортодэт", то - на мыло эту комиссию, не знающую суть собственного языка. Очередная галочка иль науковидная статейка. Эти работы можно считать исключительно проектами, набросками. Словотворение - особый вид деятельности. Надо бы понимать это.
  2. ая-яй, многие термины оставлены без перевода, хотя в венгерском, финском, эстонском для них есть свои собственные, не заимствованные слова.
  3. Господа злобствующие комментаторы, позвольте напомнить золотое правило: не нравится - сделай лучше! Не можешь? Молчи в тряпочку!
  4. не нужно становиться поваром, чтобы получить право сказать, что чья-то стряпня несъедобна. чего копья ломать, любые неологизмы должны сначала прижиться. неприживающиеся будут заменены. как с ивритом. или лучше оставить как есть??
  5. проблема в том, что эти рабочие группы совершенно проигнорировали то, что было сделано низовыми активистами - переводы сервисов и программ, перевод интерфейса ВКонтакте. сделали все втихую, не представляя результаты своей работы публично
  6. По поводу революции в области финно-угорских языков я согласна - проект, конечно, замечательный. Главное глобальный. Другое дело, кому это надо. Кроме лингвистов, которые без ума от своего проекта, эти работы будут нужны кому-то? Молодцы лингвисты, доказали, что на родных языках тоже можно говорить на научном языке. Что дальше? Какая группа населения выигрывает от этого? Школа? Неужели вы думаете, что кто-то в школе будет пользоваться этими словарями? Когда и на русском языке все это есть. И притом более понятно для школьников. Практическая польза равна нулю. Вот, если бы этих понятий не было на русском языке, тогда учителя и ученики вынуждены были открыть эти книжки. А теперь будут где-то пылиться, и лингвисты время от времени будут хвалиться своими трудами.
  7. Они должны быть в свободном доступе. Я свой давно выложил: http://www.marlamuter.ru/forum/index.php?topic=252.0
  8. Проект очень перспективный и еще не законченный. Незаконченность не только в привлечении материала новых языков, но в необходимости внедрения словарей в практическое обучение языкам, действительное использование их в школьной программе. Для этого, видимо, лучше всего провести курсы повышения квалификации с работающими учителями, чтоб они научились пользоваться словарями сами и научили учеников. Чтоб не лежали словари на полках. А для этого хорошо бы, чтоб народ (и учителя, и родители, и сами ученики) поняли то, что давно внедряют в Европе: многоязычное обучение развивает человека, возможность выразить свою мысль на разных языках только способствует интеллектуальному развитию, осознанию ценности родного языка и себя.  Марина Люблинская старший научный сотрудник отдела Языки народов России ИЛИ РАН, С-Петербург