Зюздинские коми: от возникновения до возрождения уникального народа (фото)

Зюздинские коми-пермяки – этнографическая группа коми, обособившаяся в языковом и этнографическом плане от остальных коми ввиду того, что находилась относительно изолированно географически (в верховьях Камы на территории современного Афанасьевского района Кировской области) и административно. Территориально зюздинцы расположены между коми-зырянами на севере, коми- пермяками на востоке и удмуртами на юге.

Возможно, первое упоминание Зюздинского погоста находим в Вычегодско-Вымской (Мисаило-Евтихиевской) летописи, согласно которой в 1586 году погост вымский Зюзено передавался Перми Великой. Далее в 1607 году зюздинские крестьяне обратились к царю Василию Шуйскому с жалобой на койгородских чиновников, вследствие чего их налоги были снижены. Название «Зюздино», по мнению местного населения, происходит от названия Сюзьва (приток Камы), по берегам которой жили вначале предки современных зюздинских коми, позднее расселившиеся значительнее шире по верхнему течению Камы и ее притокам.

Вид на городище Шудьякор

Описанием быта и языка зюздинцев занимались местный учитель Репин, сын местной помещицы Н.Штейнфельд, сосланные в вятскую ссылку Михаил Салтыков-Щедрин и Владимир Короленко, краевед П.Сорокин и др. В советское время зюздинский диалект языка коми нашел описание в работах В.Лыткина, Г.Нечаева. Этнографическое описание представлено в работах В.Белицер, Ю.Шибаева, Сеппо Лаллукки и т.д. Богатая археология Зюздинского края подробно описана в работах Р. Голдиной и В. Кананина.

Все коми-пермяки Зюздинского района, носители языка, двуязычны и в одинаковой степени хорошо владеют русским и коми-пермяцким языками. Зюздинский диалект коми-пермяцкого языка занимает промежуточное положение между коми-пермяцким и коми-зырянским и имеет целый ряд своеобразных особенностей. В его словаре много слов, заимствованных из русского языка; встречаются фонемы, почти неизвестные в других диалектах языка народов коми. Часто русские слова подвергаются своеобразным изменениям согласно законам коми-пермяцкого языка. С другой стороны отметим и значительное влияние коми-пермяцкого языка на зюздинский диалект русского языка, в первую очередь, в плане фонетики, в частности, интонационный рисунок зюздинцев обусловлен финно-угорским влиянием. В словаре жителей Афанасьевского района присутствует значительное количество слов, осознаваемых как диалектные русские, однако, имеющие коми этимологию. В большинстве случаев, они представляют собой реалии зюздинского быта, например, баля – овца, пистик – полевой хвощ, употребляемый в пищу и т.д. Чтобы были "здоровы" трубопроводы, нужно приобретать качественные емкостные аппараты

Среди зюздинцев сохраняются рассказы о жившей здесь и зарывшейся в землю «чуди», «чудском народе», от которой якобы они и произошли, о кладах, спрятанных «чудью» на городищах, о богатырях — коми-пермяках, живших на высоких мысах. Наиболее известное и исследованное городище, Шудьякар, расположено недалеко от современного райцентра и, несомненно, является визитной карточкой района. Местные предания рассказывают также, что ранние жители здешних мест были переселенцами-крестьянами, бежавшими в XVI-XVII веках из района Чердыни, Косы и Гайн в эти малонаселенные, глухие места от притеснений Строгановых. Поднявшись по Каме, они расселились в ее верховьях и по мелким притокам, найдя здесь свободные земли и хорошие пастбища. Связи Зюздинского района с местами, расположенными значительно ниже по течению Камы подтверждаются наличием у жителей этих двух районов одних и тех же фамилий — Харины, Варанкины, Ичетовкины, Бузмаковы. На однородный состав населения указывает также общий диалект, на котором говорят эти группы коми-пермяцкого населения. Общими являются и названия деревень: Харины, Чугаевы, Аверины, Тебеньковы, Некрасовы, Трушниковы, Порошины, Меркуч(ш)евы.

Переписи XX века показывают неуклонное сокращение количества коми-пермяков в Афанасьевском районе (Зюздинском районе, волости). Однако, думается, это связано не только с сокращением их количества, но и с другими факторами, такими как общим сокращением населения волости-района, затруднением опрашиваемых в определении своей идентичности, зачастую, осознанным отходом от своей этничности. Такие показатели, как сохраняющаяся частотность традиционных коми-пермяцких фамилий и антропологические признаки указывают на то, что население этнически продолжает оставаться коми-пермяцким, однако осознает себя как русское. Ассимилятивные процессы продолжаются и усугубляются значительной миграцией за пределы района, продолжавшейся в течение последних 60-и лет, что, по замечанию районного сайта, может привести к тому, что родившийся в этом году афанасьевский малыш при таких темпах сокращения населения района в конце своей жизни может оказаться в одиночестве на своей родине.

Рассмотрим статистические данные о численности зюздинских коми-пермяков в течение последнего столетия. Врач Хомяков, проводивший в Зюздинском уезде в начале XX века краниологические обследования, оценил численность зюздинцев в 12 тысяч человек и обратил внимания на утрату местного языка и вместе с тем на замкнутость группы, которая не вступает в браки с вотяками и татарами и малочисленными русскими (М.Хомяков. Зюздинские коми-пермяки. Краниологические исследования доктора медицины Хомякова).

По переписи же населения 1926 года в Зюздинском крае насчитывалось 7264 человек пермяков, из них 6239 человек в бывшей Афанасьевской волости и 1025 - в бывшей Гординской волости.

По подсчетам исследователей, в 1950-70-х годах зюздинцев насчитывалось в общей сложности 5-7 тысяч человек. Наиболее крупные группы коми-пермяков в то время проживали на территории Xаринского (1306 человек), Кытмановского (1092 человека), Пашинского (844 человека) и Меркучевского (584 человека) сельсоветов. Кроме Зюздинского района, коми-пермяки жили небольшими группами, по 50-100 человек, на территории Бисеровского района. Как отметила В.Н. Белицер (В. Белицер. У зюздинских коми-пермяков), самосознание в этой группе было выражено "не вполне отчетливо": некоторые затруднялись определить свою этническую принадлежность и считали себя кто русскими, кто коми. В большинстве же случаев зюздинцы называли себя пермяками, но отличали себя от коми-пермяков, живущих в Коми-пермяцком национальном округе. В. Белицер также указывала на то, что коми-пермяки Зюздинского района в равной мере владели и родным, и русским языками. Материальная культура зюздинских коми-пермяков близка в некоторых отношениях к культуре тех, кто населяет бывший Коми-Пермяцкий автономный округ, а в других - к культуре более южной, иньвенской группы коми-пермяков.

Перепись 1970 года отразила наличие в районе группы коми-пермяков в десять раз меньше, чем в 50-ые годы. А перепись 1989 года показала, что в Афанасьевском районе проживают 333 коми-пермяка, во всей же Кировской области 939. Данные же сельских советов Афанасьевского района примерно того же времени представляют некую середину между исследовательскими оценками и результатами переписей. Согласно им, в четырех наиболее сохранившихся в этническом плане сельсоветах (Кытмановский, Московский, Пашинский и Ромашовский) проживают свыше тысячи коми-пермяков. Кроме того, они живут еще в четырех других сельсоветах. Однако, в паспортах советского образца они почти все были записаны русскими (С.Лаллукка. Коми-пермяки и Коми-Пермяцкий округ. История, демографические и этнические процессы), за исключением тех, кто настоял на своей коми-пермяцкой этничности, что вызывало удивление чиновников. Необходимо отметить, что результаты переписи 2010 года вряд ли дадут верную картину этнического состава района, поскольку переписчики избегали задавать вопросы об этнической принадлежности, в частности, в Афанасьевском районе. Есть основания утверждать, что официальное количество коми-пермяков района будет ничтожным, поскольку коми-пермяками записали только тех, кто настоял на том, чтобы им был задан вопрос об этнической принадлежности.

Пожалуй, можно утверждать, что зюздинские коми-пермяки оказались в наиболее сложных условиях из всех коми выживания как этнографическая группа, так как не имеют своего административного объединения, следовательно, СМИ, литературы и образования. Группа этнографов Коми филиалов АН СССР, посетившая район в 1966 году, отмечала усиление данного процесса, так как обучение ведется только на русском языке. Если в довоенное время у зюздинских коми-пермяков были в ходу учебники на коми-пермяцком языке из Коми-Пермяцкого округа, имелись учителя, подготовленные для преподавания на родном языке, в том числе и из коми-зырян, то в описываемое время ничего уже не было: связь с округом прервалась виду отсутствия в то время вуза в Коми-Пермяцком национальном округе, хотя зюздинская молодежь все еще частично ехала учиться в Сыктывкар, в пединститут.

При этом население очень активно использовало язык в быту. Как факт, стоит отметить, что многие дети соприкасались с русским языком только в школе, т.е. при живом коми-пермяцком языке происходил активный процесс его уничтожения, что и привело к сегодняшней удручающей ситуации этнического языка для большинства, которая ставит под непосредственную угрозу самобытность зюздинских коми-пермяков и сохранение этнической культуры. Общаясь дома и в деревне на коми-пермяцком языке, дети испытывали большую трудность в обучении, ведь им приходилось сопоставлять форму с содержанием, т.е. соотносить русские и коми-пермяцкие понятия, слова.

Вместе с тем, и в настоящее время старшее поколение в традиционно коми-пермяцких деревнях до сих пор свободно общается на родном языке, хотя и их речь наполнена русским вкраплениями, и отмечаются случаи переключения кода, среднее – с трудом, при общении с родителями и при необходимости сообщить некую информацию, не предназначенную для всех участников общения, а молодежь предпочитает русский. Носителями языка являются в первую очередь сельские жители, в крупных населенных пунктах говорить на родном языке, как отмечается, считается зазорным (Н.Лопуленко. Народы Крайнего Севера России во второй половине 90-х годов XX века). Необходимо отметить тот факт, что в 1990-ые годы из района были направлены для обучения преподаванию коми-пермяцкого языка в Пермский педуниверситет два выпускника. К сожалению, они не смогли применить свои знания на практике. В настоящее время наблюдается интерес к возобновлению преподавания коми-пермяцкого языка в районе, хотя бы в качестве факультатива или кружка, что находит поддержку у коллег из бывшего Коми-Пермяцкого округа. Однако требуются пусть незначительные, но финансовые затраты. Более сложным моментом представляется привлечь внимание самих зюздинцев, в частности, родителей к необходимости изучения родного языка детьми и, вместе с тем, осознанию своей идентичности.

Как отмечает сыктывкарский этнополитолог Юрий Шабаев (Ю.Шабаев. Коми-пермяцкая диаспора), сегодня уже можно говорить, что данной этнографической группы нет, а в Афанасьевском районе проживают только отдельные носители языка и этнического самосознания. Хочется надеяться, что наблюдаемый в последнее время интерес к этническим корням в Афанасьевском районе, наличие энтузиастов, радеющих за возрождение языка, помощь извне, сохранившийся вопреки всему в быту верхнекамский диалект коми-пермяцкого языка, проведение фестиваля коми-пермяцкого фольклора «Чудо», ставшего уже традиционным, научно-практических конференций в районе поможет сохранению зюздинской коми-пермяцкой этнографической группы и их диалекта.

Елена Некрасова – для Инфоцентра FINUGOR
Фото Марины Хариной

Комментарии

  1. На третьей фотографии - участницы ансамбля "Самородки" из Косинского района КПО. Они какое отношение имеют к зюзьдинским коми?