О чем поют овсянки?

Денис Осокин и Алексей Федорченко

28 октября в Москве в Молодежном историко-культурном центре «Особняк купца В.Д. Носова» в рамках празднования недели родственных народов состоялся премьерный показ фильма «Овсянки» - призера Венецианского кинофестиваля и обладателя Гран-при Ближневосточного международного кинофестиваля в Абу-Даби. Организаторами выступили Объединение марийской молодежи Москвы и региональные отделения АФУН РФ в Москве и Московской области. Главной сенсацией вечера стало присутствие на премьере режиссера картины Алексея Федорченко, автора сценария писателя Дениса Осокина и дочери главной героини фильма актрисы Юлии Ауг – Полины.

Идея нестандартного празднования Дня родственных народов просмотром фильма «Овсянки» родилась не случайно – эта картина практически открыла в мировом кинематографе финно-угорскую тему. Успех картины на крупнейших международных кинофестивалях однозначно свидетельствует: тема эта свежа, неизбита и открывает совершенно новые горизонты для осмысления.

«Овсянки» не первая работа режиссера Алексея Федорченко, посвященная финно-угорской тематике. До этого была картина «Шошо» о марийских жрецах. А замечательные произведения казанского писателя Дениса Осокина и вовсе проникнуты финно-угорской философией воспевания жизни во всех ее проявлениях. Поэтому и встреча с ними получилась по-родственному теплой и сердечной.

Отметим, что финно-угры восприняли фильм совсем иначе, чем прочая российская кинопублика. Те сцены, которые многими критиками были названы «эротическими», для них имели совершенно другой смысл.

Другая Россия

О чем эта картина? Прежде всего, о любви. Любви целомудренной и возвышенной, стоящей наравне с такими фундаментальными понятиями как жизнь и смерть. Вопреки мнению многих кинокритиков, увидевших в фильме прежде всего эротическую составляющую, картина Алексея Федорченко рассказывает о любви бережно и нежно, с той затаенной светлой грустью, как бывает чуточку грустным воспоминание о прошедшем большом празднике. Или сбывшейся мечте.

По финно-угорски сдержанно – языком движений, взглядов, безмолвного любования фильм рассказывает о празднике тела – роскошного, по-тициановски чувственного, такого земного при жизни и уже отстраненного, ушедшего в край предков. Соответствующими будут и обряды проводов – главную героиню украшают в последний путь празднично, как невесту. И облегчают ей путь возносящимся в небо чистым и жарким пламенем.

Это не документальное кино и не этнографическое, поэтому бессмысленны споры о том, такими ли были обычаи рассеянного по Руси народа меря. Важно, что зритель чувствует момент поразительного открытия: рядом с матрицей христианского сознания существует и другая матрица – финно-угорская. И в этой матрице женское тело вовсе не несет на себе печать греховности, падения. Напротив, оно прекрасно, божественно и естественно, как естественна река, тихо несущая свои воды. Сравнение женского тела и воды – текучей, все принимающей, все растворяющей, лейтмотивом проходит по всему фильму.

При просмотре этого фильма рождаются совершенно удивительные ассоциации. Авторам фильма удалось показать совсем другую Россию – теплую, открытую, доверчивую, прозрачную в своей ошеломляющей исторической глубине, как прозрачны осенние воды. Кадры фильма эстетски изящны – они сами по себе произведения искусства. Напомним, что работа оператора Михаила Кричмана была отмечена на Венецианском кинофестивале отдельной премией «Озелла».

Созвучие стихии любви природных стихий: огня, воды, леса, света и воздуха рождает в фильме еще одно измерение: объемность звучания темы вечности. Нет, речь идет не о главном герое Аисте Сергееве, который по фильму отстучал эту повесть на утопленной отцом машинке на боках мертвых рыб и пошел путешествовать по великой мерянской реке Волга. Человек определенно бессмертен – говорит эта картина. Жизнь отдельного человека конечна, но продолжается в тех, кто остался на берегу реки. Кто любит и помнит о любимых.

Это волшебство, это обещание вечности и празднование самой жизни – самое оптимистичное заявление российского кинематографа последних десятилетий. Может быть, этот фильм и есть воплощенная интуитивная догадка, что предрекаемое нам мрачное «новое средневековье» просто страшная сказка на ночь, а впереди на самом деле – жизнеутверждающее «новое возрождение»?

«Небесные жены луговых мари»

После просмотра картины «Овсянки» гостей финно-угорского вечера режиссера Алексея Федорченко, автора сценария Дениса Осокина и Полину Ауг приветствовали долгими аплодисментами. Обсуждение фильма вылилось в интересную и жаркую дискуссию: возможно ли воссоздание ритуалов летописного народа, как относится актриса Юлия Ауг к табу на изображение умершего человека, нельзя ли было обойтись без «дыма», в течение которого рассказываются интимные подробности и т.д.

Денис Осокин и Алексей Федорченко отметили, что фильм не преследовал цель показать, к примеру, быт меря. Отсыл к народу меря здесь послужил системой координат, благодаря которой зритель, будучи вырван из привычного контекста, сможет свободнее принять, что существует и иная шкала ценностей – более близкая, более человечная. Это относится и к «дыму». А что касается Юлии Ауг, то она «просто очень хорошая актриса» и играла так органично, что сам Квентин Тарантино долго не мог поверить, что она – профессионал на сцене.

Был задан и вопрос, каким образом авторам картины, не будучи финно-уграми, удалось передать в картине сам финно-угорский дух. По словам Алексея Федорченко, все, что нужно было для работы над фильмом, содержалось в повести Дениса Осокина, ставшей основой сценария. Он просто постарался сохранить эту самобытность в своем фильме: «Так, как Денис Осокин, не пишет более никто». К тому же, в работе над этой картиной ему очень помог предыдущий опыт с фильмами «Шошо» и «Öдя». Кстати, режиссер подарил диски с этими фильмами организаторам вечера, так что уже 16 ноября нас ждет еще один кинопросмотр!

Кстати, Алексей Федорченко объявил радостную новость: съемочная группа кинокомпании «29 февраля» уже в ноябре приступает к новому проекту – фильму «Небесные жены луговых мари». Фильм будет состоять из нескольких новелл – рассказов марийских женщин. В его основе лежит марийская мифология, по которой дочь Бога спустилась с небес к марийскому юноше и стала праматерью этого народа. И с тех пор каждая марийская женщина несет на себе этот божественный отсвет.

Неизвестно, ждет ли новый фильм такая же блистательная фестивальная судьба, но интерес к нему уже обеспечен!

Меря живут среди нас!

В рамках показа в особняке состоялось открытие выставки самобытного художника-этнофутуриста Андрея Мерянина «Мерянский космос» при поддержке Общества мерянских краеведов «Метsӓ Kuntta» Художник утверждает, что он – представитель народа меря, который вовсе не исчез, а вполне мирно проживает и по сей день в деревнях, к примеру, Костромской области. На северо-западе Ярославской области живут кацкари, в словаре которых доселе сохранились живые мерянские слова. Андрей Мерянин называет свое творчество «обращением к родовым корням» и на его картинах, наполненных мерянской символикой, меря мирно соседствуют со зверями и небесными ликами. 

По мнению мерянского художника, которого, естественно, спросили о соответствии фильма ритуальным обычаям меря, фильм «Овсянки» - это не реконструкция исторических обрядов, а утверждение мысли о том, что меря была и осталась на генном уровне в русских верхнего Поволжья и центральной России. Этот фильм про меря – гостя изнутри, и потому, наверное, он затрагивает струны души, - сказал художник.

Обращение к финно-угорской тематике мастеров такого уровня как режиссер Алексей Федорченко и писатель Денис Осокин можно только приветствовать. И учиться их бережному переложению на столь образный и интуитивно точный киноязык значимых элементов финно-угорской культуры. Может быть, даже для того, чтобы нам самим не стать «легендарными» народами, чье мироощущение и обряды придется реконструировать через ближайшие четыреста лет.

Елена Минилбаева, Инфоцентр FINUGOR.RU

Комментарии

  1. Понравилось, но очень даже не все. Почему так получается, что без "очень интимных подробностей" , без эротических сцен и без водки нельзя рассказать про меря или финно-угров?? Аааа, понятно - тогда на фестивалях не врубятся? А чего бы вообще не придумать ну уж совсем по маркизу де Саду и впарить это, скажем, мокше или эрьзе - тогда фестивальная латунь точно будет обеспечена.  Можно было снять действительно нормальный поэтичный фильм, который можно посмотреть с детьми, а получился симпатичный гротеск.
  2. Не  всем понравилось.  Меня после просмотра фильма несколько дней не покидало чувство гадливости. Уж простите. Не увидела я  возвышенной любви. А "трогательные интимные подробности", которые  вдовец  излагал Аисту показались просто-напросто безнравственными. Может быть, фильм и имел бы смысл, если бы, действительно, были показаны обычаи практически исчезнувшего народа. Но оказалось, что и это не соответствует действительности.  "Прекрасное" женское тело показалось ужасным...Такое вот впечатление. Ольга.
  3. А почему чувство гадливости? Из того, что показано в фильме, и состоит жизнь. При этом в фильме как раз показан обычай исчезнувшего народа - как Вы и хотели. Погребение умершей женщины. Интимные рассказы - часть этого обычая, только и всего. А в обычае нет безнравственности. Ведь о том, о чём рассказывал в "дыме"  Мирон, он не говорил и в другое время. Что касается красивого женского тела - тут, конечно, вкусы разные у людей...С уважением, Юрий.
  4. Фильм сложный и чувствуется, что надо посмотреть второй раз, как любое настоящее кино. "Сумасшедшего Пьеро" Ж.-Л.Годара тоже, пожалуй, можно назвать ужасной картиной (даже не маркиз де Сад, а вапще какой-то Пруст. Просто ужас!) Тоже рекомендуется второй раз смотреть, если не поняли.В общем, есть еще, оказывается, киноискусство в России. Приятный сюрпpиз.Фильм не ставит целью показать обычаи исчезнувшего народа. Много раз уже говорилось, что все эти обычаи в фильме - вымысел. Фильм использует этот вымысел как художественное средство для объяснения некоторых очень базовых вещей. Очень непонятливым зрителям :-))
  5. Хороший фильм - добрый и... очень тоскливый. Но эту тоску можно понять.Смотреть.
  6. В роли исчезнувшего мерянского Парижа снят Нижний Новгород. Соответствует ли это историческим фактам?
  7. Очень понравился фильм.Все актёры очень органичны.Сухаруков вообще бесподобен, в общем как и всегда. Валентин.