Эрзя

Мордовский народ является одним из крупных народов финно-угорской языковой семьи (В финно-угорскую языковую семью, кроме мордвы, входят: венгры, финны, эстонцы, марийцы, удмурты, коми, саамы, карелы, ханты, манси, вепсы, ливы, ижорцы) в Российской Федерации. По переписи 1989 г. его численность составляла 1111492 человека. Расселение мордвы характеризуется значительной дисперсностью. В границах Республики Мордовия проживает лишь треть всего мордовского населения - 313420 человек. Компактными группами мордва расселена в Самарской (116475 человек), Пензенской (86370 человек), Оренбургской (68879 человек), Ульяновской (61061 человек), Нижегородской (36709 человек), Саратовской (23381 человек) областях, а также в республиках Башкортостан (31932 человека), Татарстан (28859 человек) и Чувашии (18686 человек). Значительное количество мордвы проживает также на Урале (42548 человек), в Сибири (65850 человек), на Дальнем Востоке и Сахалине (29265 человек). Кроме России заметные группы мордвы живут в Казахстане (30036 человек) и Узбекистане (11914 человек). Основными этническими группами мордвы являются мокша и эрзя. Мокша расселена в юго-западных районах Республики Мордовия, а также в Пензенской и Саратовской областях, где она проживает как отдельными ареалами, так и вперемешку с эрзей. В других регионах ее численность незначительна. Эрзя проживает в восточных районах Мордовии, компактные ареалы ее находятся также в Самарской, Оренбургской областях, Башкирии, Татарии, а также в прилегающих к Мордовии районах Нижегородской и Ульяновской областей и Республики Чувашия. Группа эрзи, которую в научной литературе принято называть шокша, проживает в западной части Мордовии, то есть в мокшанской зоне: это 15 селений Теньгушевского и 5 селений Торбеевского района. Находясь длительное время в окружении мокшанского населения, указанная группа эрзян подверглась значительному ее влиянию в языке, некоторых элементах быта и культуры. Но это не привело к утрате эрзянского самосознания. В Камско-Устьинском районе Татарстана в трех деревнях Мордовские Каратаи, Заовражные Каратаи и Шершалан проживает небольшая группа мордвы-каратаи. В результате длительного проживания среди татар они восприняли их язык, некоторые элементы культуры и быта, но не утратили мордовского самосознания. В наши дни каратайская мордва все более сближается с русскими, чему способствует их тесное общение, смешанные браки и др. В литературе о мордовском народе часто упоминаются мордва-терюхане. Эта группа мордвы, скорее всего эрзянская, жила в Терюшевской волости Нижегородской губернии - ныне Дальнеконстантиновский район Нижегородской области. Терюшевская мордва очень рано вступила в тесные контакты с русскими, поэтому уже в середине XVIII века она перешла на русский язык, хотя еще прочно сохраняла мордовское самосознание, дохристианские верования и обряды. К началу XX века эта группа мордвы полностью обрусела, и практически утратила свое этническое самосознание. Этнические компоненты В настоящее время основными группами мордвы являются мокша и эрзя. В современной литературе их называют частями, группами, подгруппами, основными группами и т.д. мордовского народа. То есть исследователи хотят этим выразить, дать представление о бинарности мордвы. В последнее время мокшу и эрзю принято называть также субэтносами - это совокупности людей внутри этноса, которые обладают самосознанием и специфическими чертами культуры. Численность отдельно мокши и эрзи точно не определена, так как во время переписей этот фактор не учитывался. Считается, что их примерно одинаковое число. Более мелкими компонентами мордовского этноса являются каратаи и шокша. Каратаи, живущие в трех деревнях (Мордовские Каратаи, Заовражные Каратаи и Шершалан) Камско-Устьинского района Татарстана, считают себя мордвой. Они не помнят мокшей или эрзей были их предки. Соседнее татарское население называют их мукшилар, то есть мокша. Поэтому многие исследователи считают их мокшанской группой, которая была переселена во время монгольского господства со своей этнической территории. В результате длительного проживания среди татар они восприняли их язык, некоторые черты культуры и быта. По исповеданию они с XVIII века являются православными. В настоящее время каратаи все более сближаются с русскими, чему способствуют смешанные браки, школьное образование и т.п. В наши дни эта группа немногочисленна, насчитывает около 300 человек. Снижение численности главным образом обусловлена миграцией жителей этих селений в города. Мордва-шокша, являющаяся группой эрзянского населения, проживающая в окружении мокшан. Она живет в 15 селениях Теньгушевского и 5-ти Торбеевского районов Республики Мордовия, составляет около 10 тысяч человек. На территории Теньгушевского района она появилась в XIV веке, переселившись из Нижегородского княжества под натиском русских. Находясь длительное время в близком соседстве с мокшей, указанная группа подверглась значительному влиянию в языке, элементах быта и культуры, в частности в одежде. Но влияние не оказалось настолько глубоким, чтобы привести к утрате эрзянского самосознания. Часть эрзянского населения с территории современного Теньгушевского района в XVII веке переселилась на юго-восток, в современный Торбеевский район. Здесь она образовала два села - Дракино и Кажлотка, из которых затем выделились три деревни - Федоровка, Якстере Теште и Майский. Хотя жители этих поселений еще более подвержены мокшанскому влиянию, но до сих пор также считают себя эрзей. Локальные этнонимы Мордовский народ сам себя не называет мордвой. Это название дано ему соседними народами. Впервые этноним мордва - Mordens упоминается в VI веке готским историком Иорданом. В других западноевропейских источниках мордва называется также: Merdas, Merdinis, Merdium, Mordani, Mordva, Morduinus. В древнерусских летописях этноним мордва появляется с XI века. В своей основе он восходит к ирано-скифским языкам: иранское mard - мужчина. Мордовских языках указанное слово сохранилось для обозначения мужа-супруга: "мирде". Мордва называет себя мокшей или эрзей. Наиболее ранние письменные сведения об этнониме мокша - Moxel содержатся в записках фламандского путешественника XIII века Гильома Рубрука. Он связан с индоевропейским (Индоевропейская языковая семья включает славянские, германские, романские, балтийские, индийские, кельтские, иранские языки) гидронимом (Гидроним - название, связанное с водным источником: рекой, ручьем, озером и т.п.) Мокша: сравните в санскрите проливание, утекание. Одно из наиболее ранних известий об этнониме эрзя - "арису" дошло до нас в послании кагана Хазарии (Хазарский каганат - государство, существовавшее до IX века в Прикаспийских степях. Каган - правитель этого государства) Иосифа, датированного Х веком. Вероятнее всего он восходит в своей основе к иранской лексике, иранское - arsan означает мужчина, герой. Кроме этих этнонимов в литературе о мордве встречаются названия этнических ее групп: каратаи, терюхане, шокша. Они не являются этнонимами, а даны исследователями в зависимости от места проживания этих групп. Так, название каратаи происходит от наименования деревень Мордовские Каратаи и Заовражные Каратаи Камско-Устьинского района Татарии, где они живут. Сами себя они называют мордвой. Терюхане, теперь уже исчезнувшая группа мордвы, скорее всего эрзи, жившая в Терюшевской волости Нижегородской губернии, отчего и получила свое наименование. Термин шокша в научной литературе стал использоваться с 50-х годов ХХ века и обозначается эрзянское население Теньгушевского и Торбеевского районов Республики Мордовия, живущее преимущественно в мокшанском окружении. Это название произошло от притока реки Мокши - Шокша и одноименного села на его берегу. Сама себя эта группа мордвы называет эрзей. Происхождение Ранняя история племен уральской языковой общности, включавшей предков финно-угров, прослеживается с эпохи мезолита - среднекаменного века (7-12 тысяч лет назад). Уже к концу этой эпохи древние финно-угры расселились на территории от Зауралья до Восточной Прибалтики. В период неолита - новокаменного века (5-7 тысяч лет назад) финно-угры в Среднем Поволжье и Прикамье были представлены племенами волго-камской культуры. В конце III - первой половине II тысячелетия до н.э. в Верхнем и Среднем Поволжье проживали финно-угорские племена волосовской культуры. Во II тысячелетии до н.э. на этногенетические процессы в этом регионе оказали воздействие индоевропейские племена. Следы их влияния на местное население сохранились до настоящего времени как в языке, так и в антропологическом составе финно-угорских народов, в том числе и мордвы. Основополагающее участие в формировании древней мордвы приняли племена городецкой культуры, проживавшие с VIII века до н.э. по начало нашей эры в западной части Среднего Поволжья и переднем Поочье. В первых веках нашей эры из городецкой этнической общности выделяются отдельные группы племен, в том числе и мордва. Характерные признаки древнемордовской культуры становятся устойчивыми примерно с середины III века н.э. Древнемордовские племена до IV века н.э. занимали обширную территорию Цнинско-Окско-Сурского междуречья. Среди них выделялись южная группа племен в Верхнем Посурье (так называемая пензенская), другая проживала на Нижней Суре и в бассейнах рек Теша, Пьяна, Мокша и Цна. В бассейне Средней Оки проживали так называемые рязанские племена, которые по своему происхождению, культуре и, возможно, языку были близки древнемордовским. Одни исследователи отождествляют их с мордвой, другие - с мещерой (Мещера - финно-угорское племя, жившее в бассейне Средней Оки, было ассимилировано русскими. Часть мещеры по-видимому участвовала в этногенезе мордвы). Начавшееся в IV веке н.э. изменения в составе населения Восточной Европы отразились на древнемордовских племенах. Увеличивается плотность древнемордовского населения в Верхнем Посурье из-за прихода новых родовых групп с Нижнего Примокшанья и Средней Оки. В IV-VII веках мордовские поселения появляются на правобережье Волги между устьями рек Суры и Оки. Часть рязано-окских племен продвигается в Нижнее Примокшанье, где приняли участие в сложении древней мокши. Другая их группа устремляется в бассейн Нижней Оки, где участвует в формировании муромы (Мурома - финно-угорское племя, жившее в Окско-Сурском междуречье, к началу II тысячелетия н.э. было ассимилировано русскими. Часть муромы переселившись в Примокшанье приняла участие в сложении древней мокши). Эти процессы были вызваны также и тем, что у этих племен начинает развиваться пашенное земледелие, которому требуются новые земли. В VII веке под давлением хазар и болгар (Болгары - тюркские племена пришедшие в VIII-IX веках из Приазовья в Поволжье и основавшие здесь свое государство Волжскую Болгарию) основная масса южномордовских племен покидает бассейн Верхней Суры и переселяется на запад и северо-запад. Оставшееся население попадает под влияние Хазарского каганата. Во второй половине I тысячелетия н.э. усиливается процесс консолидации отдельных мордовских племен. В южных районах общемордовской территории в бассейне реки Мокша и в верхнем Присурье складывается союз племен мордвы-мокши, а в северных районах, в Окско-Сурском междуречье - мордвы-эрзи. В формировании эрзи приняли участие и мурома, которые к XI-XII веку покинули Окско-Клязьминское междуречье и переселились на восток. Оставшиеся муромские племена были ассимилированы славянами. Между мокшанскими и эрзянскими племенами происходили тесные интеграционные процессы. В междуречье Мокши, Теши и Пьяны происходит смешение мокши и эрзи. Но их дальнейшая консолидация и образование единой, народности было приостановлено монгольским нашествием XIII века. Ранняя история В IV-VII веках родовая община у мордвы превращается в семейную. Основной хозяйственной ячейкой становится большая патриархальная семья. Возникают группы селений, состоящих из городища и нескольких открытых селищ. Городища использовались как убежища на время военной опасности. В середине I тысячелетия у мордвы появляется постоянная военная дружина. Об этом говорят многочисленные захоронения воинов с оружием. К концу I тысячелетия начинает расти имущественное и социальное неравенство среди мордвы. К XI-XIII векам у нее складываются основы феодальных отношений. На этот процесс большое влияние оказывали экономические и политические связи с Древнерусским государством, позднее - русскими княжествами и Волжской Болгарией (Волжская Болгария - государство болгар, существовавшие с IX по XIII век в Среднем Поволжье). В начале II тысячелетия у мордвы оформляются ранние государственные объединения. В западноевропейских источниках XIII века говорится о двух мордовских князьях. Русские летописи фиксируют существование "Мордвы Пургасовой", "Пургасовой волости", которую можно локализовать в междуречье Теши и Марши. Волость по тому времени представляла собой территорию определенного княжеского удела, верховным правителем которого являлся возглавлявший его правитель-князь. То есть "Пургасова волость" была раннефеодальным политическим объединением во главе которой стоял князь или "инязор" - то есть верховный правитель Пуграз. Он имел военную дружину, которая противостояла экспансии соседних правителей. В древнерусских летописях имеются сведения и о другом объединении мордовских племен во главе с князем Пурешем. В 1239 году мордовские земли были завоеваны монголами, которые обложили население налогом. Его взимали скотом, пушниной, хлебом и другими продуктами. Кроме того монголы использовали мордовскую знать и их дружины в своих военных походах. На землях мордвы для управления было создано два улусных (Улус - тюркское селение, район. Так назывались отдельные территории государства монголов Золотая Орда) центра: Увек - близ современного Саратова и Мохши - ныне город Наровчат Пенезнской области. С падением монгольского государства Золотая Орда основная часть мордовских земель вошла в состав Русского государства. Другие земли с мордовским населением оставались в составе Казанского ханства до середины XVI века, когда Казанское ханство было завоевано царем Иваном IV. Этим завершился процесс присоединения мордовских земель к Русскому государству. Основная масса мордвы была приписана правительством к ясачным людям, то есть должна была платить государству натуральный налог ясак: хлебом, медом, пушниной и т.п. В XVIII веке они были переведены в разряд государственных или удельных крестьян и обложены подушной податью. Крепостных среди мордвы было немного - около 10%. Со второй половины XVI века начинает меняться картина расселения мордвы. До этого она компактно проживала на своей коренной территории: на западе граница ее территории доходила до правобережья Оки, на востоке - до Суры, на севере - до Нижнего Новгорода, на юге-до Хопра; и лишь в северных и западных районах ее расселения имелись русские поселения, а в центральных и южных - татарские. Во второй половине XVI века в связи с раздачей земель мордвы русским феодалам резко возрастает количество русского населения на ее землях. В то же время наблюдается резкое сокращение мордвы, которая покидает свои поселения. Отток мокши и эрзи со своей коренной территории объясняется многими причинами. Во-первых, это захват их земель помещиками. Во-вторых, увеличение недоимок в связи с переходом на подушную подать, когда налог брался с каждого двора. Немалое влияние на переселение отдельных групп мордвы в более отдаленные и глухие места сыграло и насильственное крещение. Тяжелое положение мордовского населения заставляло их участвовать в крестьянских восстаниях XVII-XIX веков как общероссийских (под руководством Степана Разина в 1670 г. и Емельяна Пугачева в 1773-1775 годах), так и местных (два восстания мордвы Терюшевской волости Нижегородской губернии в 1743-1745 гг. и 1808-1810 гг.). После подавления восстаний повстанцы, спасаясь от репрессий, бежали на Дон, низовья Волги, в Заволжье, Сибирь. В результате длительных миграций к началу ХХ века расселение мордвы приобрело смешанный характер как в коренном районе ее обитания, так и за его пределами. Мордва оказалась расселенной по 25 губерниям Российского государства. Государственность До ХХ века мордовский народ не имел своей государственности. Раннегосударственные объединения XIII века во главе с князьями Пургасом и Пурешем не развились в более устойчивые формы из-за нашествия монгол. После окончания Гражданской войны в 20-е годы когда встал вопрос об образовании национальных автономий народов Поволжья и Приуралья, возникла проблема выделения территории с преобладающим количеством мордвы. К 1920 году мордовское население проживало на территории 25 губерний. 90% мордвы жило в Пензенской, Нижегородской, Самарской, Саратовской, Симбирской и Тамбовской губерниях. В них не было ни одного уезда, где бы мордовское население преобладало. Вначале было решено выделить национальные мордовские волости и уезды в Поволжских губерниях. В 1925-1928 годах на территории Пензенской, Ульяновской, Саратовской и Нижегородской губерний было образовано более 30 мордовских волостей. Следующий этап национально-государственного строительства у мордвы (1928-1930 годы) связан с районированием Среднего Поволжья и образованием в 1928 году в составе Средне-Волжской области Саранского округа, который позже был переименован в Мордовский (с центром в городе Саранске). В него были включены уезды и волости с мордовским населением ранее входившие в губернии: Пензенскую (полностью Краснослободский, почти полностью Саранский и Инсарский уезды и половина Наровчатского уезда), Симбирскую (весь Ардатовский уезд, волости с мордовским населением Алатырского и Карсунского уездов), Нижегородскую (небольшая часть мордовских волостей Лукояновского и Сергачского уездов). Мордовское население в округе составляло 32,2%. В 1930 году Мордовский округ был преобразован в Мордовскую автономную область. В целях увеличения в ней численности мордвы некоторые административные единицы с русским населением из бывшего Мордовского округа передавались соседним территориям и, наоборот, к Мордовской автономной области передали южные территории Нижегородского края, густо населенные мордвой. В результате этого численность мордвы выросла в автономной области до 38,4%. 20 декабря 1934 года по постановлению Президиума ВЦИК была создана Мордовская Автономная Советская Социалистическая республика. В этом же году в составе Средне-Волжского края были созданы четыре национальных района. Два из них в Пензенской (Шемышейский - 70,1% мордвы) и Саратовской (Барановский - 46,6% мордвы) областях, а два на территории бывших Бугурусланского и Бугульминского уездов Самарской губернии (Боклинский - 57,0% мордвы и Клявлинский - 57,7% мордвы). В 1936 году Мордовская АССР была выделена из Средневолжского края и включена а состав Российской Федерации на правах автономной республики. В 1990 году Верховный Совет Мордовской АССР принял Декларацию о государственном статусе Мордовской республики, согласно которой Мордовская АССР была преобразована в Мордовскую Советскую Социалистическую Республику. А в январе 1994 года МССР по решению ее Верховного Совета стала называться Республикой Мордовия. В следующем 1995 году на сессии Государственного Собрания Республики Мордовия были приняты ее государственные символы: флаг, герб, гимн. Религиозные представления мордвы Вплоть до начала XX века среди мордвы были широко распространены ранние формы религиозных воззрений, которые включали культ предков (почитание умерших сородичей, появляется в период распада первобытных отношений и связан с патриархальной структурой общества) и веру в божеств олицетворяющих различные природные явления. Эти божества представлялись как в человеческом, так и в зверином облике, а также в виде растений или полулюдей-полузверей, что являлось отголоском более древних тотемических (форма первобытной религии, вера человека в родственную связь с представителями животного и растительного мира, иногда с неодушевленной природой) и анимистических (Анимизм (от лат. Anima - душа) - одушевление, наделение душой всех вещей, сил и явлений природы) представлений. Имелась у мордвы и система мифологических представлений о строении мира. Отдельные отголоски этих верований, в основном представления об отдельных божествах и некоторые магические обряды, сохраняются среди мордовского населения до настоящего времени. Верховным мордовским божеством и создателем мира был Шкай или Шкабаваз (Шкай, Шкабаваз (от мокшанского ши - день, солнце; шка - время; баваз - бог) - бог солнца, времени, верховный бог мокши) у мокши, у эрзя Чи паз или Вере паз (Чи паз или Вере паз (от эрзянского чи - солнце, день; вере - верхний, верховный; паз - бог) - бог солнца, времени, верховный бог эрзян), а позднее его сын Нишке паз (Нишке паз - бог-покровитель различных занятий, в том числе пчеловодства у эрзи. Постепенно стал верховным богом, заменив своего отца Чи паза). Свои божества были и у природных стихий: дождя и грома Атям или Пургине паз (Атям, Пургине паз (атям - мокшанское гром; пургине - эрзянское гром, паз - бог) - бог-покровитель грома и дождя), огня - Тол ава (Тол ава (тол м., э. - огонь; ава м., э. - женщина, мать) - божество ветра у мордвы), ветра - Варма ава (Варма ава (варма м., э. - ветер; ава м., э. - женщина, мать) - божество ветра у мордвы) и т.д.; у определенных сил природы: земли Мод ава или Мастор ава (Мод ава или Мастор ава (мода м., э. - земля; мастор м., э. - земля, край; ава м., э. - женщина, мать) - божество земли, края и подземного мира), леса Вирь ава (Вирь ава (вирь м., э. - лес; ава м., э. - женщина, мать) - божество леса у мордвы), воды Ведь ава (Ведь ава (ведь м., э. - вода; ава м., э. - женщина, мать) - божество воды и покровительница деторождения мордвы) и т.д., у селений - Вель ава (Вель ава (вель м., э. - село; ава м., э. - женщина, мать) - покровительница конкретного населенного пункта), жилых и хозяйственных построек: Куд ава (Куд ава (куд м., кудо э. - дом; ава м., э. - женщина, мать) - божество дома и семьи), Юрт ава (Юрт ава (юр м., э. - основа, двор, место; ава м., э. - женщина, мать) - божество рода, домашнего хозяйства со всеми надворными постройками), Кардаз ава (Кардаз ава - (кардаз м., э. - двор, хлев; ава м., э. - женщина, мать) - божество, покровительница хлева и скота) и т.п. Спецификой мордовских верований является преобладание женских божеств. Такое положение объясняется тем, что эти верования возникли в эпоху материнского родового строя, для которого была характерна ведущая роль женщины в хозяйственной и общественной жизни. Мордва полагали, что их божества могли быть как добрыми, так и злыми. Чтобы привлечь к себе их благоволение им приносились жертвы. В связи с этим возникли различные религиозно-магические церемонии, обряды, семейные и общественные моления - "озксы" (от слова "ознома" - молиться). По мере их усложнения постепенно выделяясь избраннные люди, исполнявшие роль жрецов: "возатя"м., "озатя"э. (Возатя м., озатя э. (от ознома м., озномо э. - молиться; атя м., э. - мужчина, старик) - избранные люди, исполнявшие роли жрецов у мордвы). Значительную роль отводила мордва и умершим предкам. Они считались покровителями своих сородичей. К ним обращались с молитвами во время различных бедствий: мора скота, болезней людей и т.п. До сих пор во многих мордовских селениях во время засухи старые люди ходят молиться на кладбище, прося предков посодействовать в этой беде. С ними "советовались" перед каждым важным делом: перед свадьбой, куплей или продажей дома, скота и т.п. Верили, что разгневавшись предки могли наслать болезни, неурожай и другие несчастья. Поэтому им, как и божествам, приносили жертвы, устраивали в их честь специальные поминальные дни. Примерно с XIV века в среду мордвы стало проникать православие. Процесс христианизации мордовского населения был очень сложным. Вначале, вероятно, часть мордвы принимала православие стихийно от проникавшего в ее среду русского населения. С вхождением мордовских земель в состав Российского государства (в середине XIV века) православная церковь развернула широкую миссионерскую деятельность среди мордвы. Русское правительство выработало специальную систему и методику христианизации. Основными из них были: проведение насильственного крещения, указы и инструкции 17З1 года о льготах добровольно принявшим христианство, переселение крещеной мордвы в русские селения, а русских в мордовские и т.п. В ответ на насильственное внедрение христианства мордва поднимала восстания (два крупных выступления мордвы Терюшевской волости Нижегородской губернии 1743-1745 гг. и 1808-1813 гг.), покидала свои земли переселялась на Правобережье Волги и в Пруралье, в ряде мест дело доходило до погрома монастырей и церквей, убийства священников. Несмотря на сопротивление русское правительство продолжало настойчиво проводить христианизацию мордвы, которая формально была завершена к концу XVIII века. Но православию не удалось полностью вытеснить дохристианские воззрения мордвы, которые были тесно связаны с ее повседневным бытом и хозяйственными занятиями. Сами православные священники, чтобы не терять верующих нередко принимали участие в общественных молениях мордвы. Наиболее дальновидные деятели русской церкви, видя негативные стороны насильственной христианизации, стали использовать для более глубокого внедрения христианства в быт мордвы и других народов Поволжского региона их родные языки. С этой целью епископ Нижегородский и Алатырский Иоанн Дамаскин (1737-1795) в Нижнем Новгороде, а позже Н.Л.Ильминский (1822-1891) известный миссионер и педагог, в Казани стали готовить кадры священников из среды нерусского населения Поволжья, а также переводить и печатать христианскую литературу на национальных языках. Все это способствовало проникновению в народное сознание мордвы, как и других народов этого региона, православного учения. Постепенно место древних мордовских божеств стали занимать христианские святые, которые смешались в народном представлении с прежними богами. Например, христианского бога мордва и сейчас называет именем своего дохристианского верховного покровителя: мокшанского Шкая или эрзянского Нишке паза. Сейчас в основном мордва исповедует православие. Но существуют и последователи христианских сект: баптисты, пятидесятники, иеговисты, старообрядцы, молокане (Баптисты, пятидесятники, иеговисты, старообрядцы, молокане - последователи христианских сект, которые отрицали те или иные положения официальной православной церкви). В 1994 году в столице Республики Мордовия - городе Саранске была зарегистрирована лютеранская мокшано-эрзянская церковь, ставящая перед собой задачу приобщить все мордовское население к ведению церковного богослужения на мокшанском и эрзянском языках. В 1994 году она разделилась на два прихода: мокшанский и эрзянский. Но число последователей ее очень незначительно и составляют около 200 человек. Вместе с тем, делаются попытки возродить общественные сельские моления по дохристианскому образцу. Они проводятся два раза в год - осенью и весной в селах Старое Качаево Большеигнатовского района и Подлесная Тавла Кочкуровского района Республики Мордовия. Духовная культура Этническая специфика культуры мордвы наиболее рельефно выступает в области духовной сферы. В ней выявляются три компонента: общемордовский, комплекс самобытных черт присущих мокше и эрзе, инонациональные и городские заимствования. Влияние последних особенно влияет на традиционную культуру мордвы в современный период. Основной составной частью духовной культуры мордвы являются народные обряды, объединяющие элементы устно-поэтического творчества, драматического, декоративно-прикладного искусства. Они подразделяются на сезонные, связанные с традиционными занятиями (земледелием, скотоводством, пчеловодством и др.), семейные (родильные, свадебные, похоронные и поминальные), церковные. В обрядах мордвы постепенно произошло переплетение языческих и христианских элементов. Одним из важнейших событий жизни любого человека, его ближнего окружения является создание семьи. Это событие сопровождалось разнообразными обрядами. Свадебные обряды в основном были одинаковы у этнических и территориальных групп мордвы, хотя имеется ряд специфических обрядовых компонентов, их локальные варианты. Вплоть до начала ХХ века наряду с оформлением брака по полному свадебному обряду имели место брак умыканием и так называемые свадьбы "самохотки" или "самокрутки", когда молодые люди тайно от родителей или с их молчаливого согласия заключали брак между собой. Родители молодых шли на такой шаг, чтобы избежать больших расходов требующихся на свадьбу. В научной литературе свадебный цикл принято делить на три этапа: предсвадебный, собственно свадьба и послесвадебный. В предсвадебный этап входят обряды и церемонии, связанные со сватовством и приготовлениями к свадьбе. Сватовство у мордвы проходило в несколько этапов: предварительное согласование о приеме сватов родителями невесты; само сватовство, когда договаривались о расходах на свадьбу, о количестве приданого, о составе гостей и т.п.; окончательно просватанными молодые люди считались после третьего этапа сватовства -"чиямо", когда девушка переставала ходить на посиделки и начинала вместе с подругами готовить подарки родне жениха. Последним этапом сватовства было назначение дня свадьбы. После этого невеста утром и вечером причитала, прощаясь с родным домом и вольной девичьей жизнью. Центральным этапом свадьбы были обрядовые действия в доме жениха и невесты. Они являлись актом общественного утверждения брака, союзом двух родов. Сюда же вклинивалось и церковное венчание. В доме невесты этот этап начинался с посещения девушки родственницами, которые угощали ее кашей. Иногда невеста сама обходила родственные дома. Проводились обряды прощания ее с девичеством: ритуальная баня, передача девичьей кисточки с косы, прощание с улицей и т.д. У жениха примерно в это же время пекли свадебные пироги, собирались поезжане. Много обрядов было связано с прибытием и приемом поезжан в доме родителей невесты, уходом ее в "урвалянь кудо" - дом одного из родственников, обычно по материнской линии, где она пыталась "скрыться" от поезжан, смотринами и одариванием невесты, различными выкупами. Общими для всех локальных вариантов мордовской свадьбы являлась встреча молодых в доме жениха. Большое внимание уделялось вхождению молодой в новую семью: ее нарекали новым именем (например Ашава - белая женщина, Мазава - красивая женщина и т.п.), которым ее называли в семье мужа; молодушку представляли умершим предкам, покровителю двора, выводили к колодцу. Послесвадебные обряды закрепляли вступление молодой женщины в род мужа и половозрастную группу замужних женщин, а также укрепляли отношения между родами мужа и жены. К обрядам приобщения молодой к новому роду относятся ее посещение бани вместе с новыми родственницами в первую субботу после свадьбы и одаривание их. На пасху молодушку водили по домам родственников мужа, а также принимали в женское сообщество на празднике "авань поза" - женская брага. Закрепление связей между родами молодых происходило путем взаимных посещений родственников: первый визит зятя к тестю, визит молодой пары к родителям новобрачной за принадлежностями для прядения, приезд мужа и его родителей за молодой женой после ее длительного пребывания в доме своих родителей. Разнообразными обрядами сопровождалось появление ребенка и его первые недели жизни. Основной их смысл заключался в стремлении обеспечить безопасность новорожденного и роженицы, приобщить нового члена семьи к правилам соответствующего бытового уклада. Обряды детского цикла совершались обычно близкими родственниками ребенка: матерью, бабушкой, крестными родителями, а в первые дни его появления на свет - повитухой. Самыми опасными для здоровья матери и ребенка считались предродовые и первые послеродовые месяцы, поэтому этот период был насыщен множеством охранительных обрядов, а также ограничений и запретов для роженицы. Большую роль в борьбе с нечистой силой отводилось огню, воде, железным предметам, а также некоторым растениям. После рождения ребенка проводились также различные моления и обрядовые действия, которые должны были обеспечить новорожденному долгую, счастливую жизнь: выбор ребенку имени, представление его членам родового коллектива, крещение. Отмечались и другие важные моменты в жизни детей: появление первого зуба, первые шаги ребенка, первая стрижка волос и т.д. Для похоронных и поминальных обрядов мордвы характерно сочетание норм православия и дохристианских представлений о смерти и загробном существовании. Смерть представлялась переходом в иной мир, где люди трудились, заводили семью, веселились. Судьба умершего в загробном мире по представлениям мордвы зависела от выполнения над его телом необходимых обрядов. Покойным предкам приписывались способности влиять на жизнь живых. В похоронной обрядности прослеживается с одной стороны страх перед умершим, а с другой - стремление умилостивить его, чтобы заручится его помощью. Предохранительные обряды проводились с момента смерти человека и до возвращения похоронной процессии с кладбища: выносилось и выметалось из дома все, что было связано с погребением покойного, могилу обводили магическим кругом, пришедшие с кладбища люди мыли лицо и руки, перешагивали через железный предмет или полено и т.п. Забота об умершем проявлялась в обеспечении его одеждой, бытовыми предметами и пищей. Для мордвы до сих пор характерно широкое участие родственников и соседей в подготовке похорон и в самой похоронной церемонии. Самые близкие из них по очереди оплакивали умершего, а в ночное время вместе с местной монахиней пели псалмы и читали псалтырь. Поминание усопших являлось отражением стремления живых удовлетворить нужды умерших в пище и снискать их расположение. Поминки совершаются после погребения, обычно на третий день, в 9-й, 20-й, 40-й дни после смерти, через полгода и в годовщину смерти. То есть теперь они проводятся в соответствии с православными нормами. Но еще в конце XIX века у мордвы сохранялся порядок поминовения через 7 дней, то есть на 7-ой, 49-й и т.д. дни после смерти. На поминки приходят родственники покойного, приносят с собой что-то съестное. До сих пор сохраняется обряд "приглашения" душ умерших сородичей. Долгое время на поминках выбирался так называемый "заместитель" поминаемого (м. вастозай, э. эземозай) из числа его родственников. Помимо поминок, связанных со смертью одного человека, у мордвы отмечались и общеродовые поминки по всем умершим сородичам. Сейчас они приурочиваются к церковным праздникам и совершаются весной на Пасху, летом на Троицу и осенью. Существует представление, что души умерших присутствуют в доме во время праздников. Поэтому в те дни, когда не устраивали поминок на кладбище, покойников поминали дома. К ним обращались в важные моменты жизни: у них просили благословения на брак, им представляли молодую вступающую в новую семью, их молили о даровании детей, о ниспослании дождя во время засухи, об избавлении от болезней и эпидемий. К настоящему времени семейные обряды мордвы во многом упростились, сократилось время их проведения, хотя в сельской местности многие их традиционные элементы устойчиво сохраняются. Неотъемлемой частью традиционной культуры мордвы были также обряды, связанные с ее хозяйственной деятельностью. Основной их целью было достижение плодородия, а также оберега животных и людей от болезней и других неприятностей. Эти обряды приурочивались к определенным календарным срокам: зимнему и летнему солнцестоянию, началу или завершению каких-то полевых работ, первому выгону скота на пастбище, началу сбора меда и т.п. В эти сроки, как правило, устраивались моления языческим или позднее христианским божествам, приносились им жертвы, поклонялись также и духам предков, выступавшим как податели плодородия. Во время празднеств наблюдалось также много игровых моментов: ряжение, пляски и песни. Применялись различные символы плодородия: зерно, хлеб, обилие мучных блюд (блинов, лепешек, пирогов) в ритуальных трапезах. Использовались и другие элементы: растительность, сельскохозяйственные орудия труда, первые плоды, которые жертвовались языческим богам, а впоследствии христианским святым. Во время каких-то несчастий: засухи, эпидемий скота и массовых заболеваний людей проводились специальные ритуальные действия, которые должны были обезопасить поселение, отдельных людей и скот от этих бедствий. С этой целью проводились так называемые опахивания селений, то есть вокруг него с определенными церемониями прокладывали борозду плугом. В случае болезни одного человека или животного приглашались специальные знахари, которые также совершали моление воде, земле, огню и т.п., прося даровать здоровье заболевшим. С обрядами мордвы тесно связана ее обрядовая поэзия, которая является одной из составляющих ее устно-поэтического творчества. В обрядовой поэзии выделяются календарные и некалендарные жанры. Календарная обрядовая поэзия: заклинания, заговоры (озлома), молитвы (ознома, пазморо), различные песни, все они исполнялись в определенное время года, во время тех или иных сезонных праздников. Так, в зимний период в обрядовых песнях, а также колядках и тауйсяях исполняемых во время обхода дворов на Рождество и перед Новым годом высказывались пожелания на предстоящий год о благополучии, рождении детей, преумножении скота и т.п. В весенних песнях, исполняемых на Масленицу (ивавань морот), в дни Великого поста (м. вийанамат, э. уянамат), в Вербное воскресенье (вербама морот) посвящались призыву весны, тепла и солнца, воспеванию труда и любви, некоторые из них высмеивали недостатки конкретных людей: лень, трусость, неряшливость и т.п. К этим песням примыкают троицкие, которые посвящались проводам весны. Летом в основном исполнялись заклинания, обращенные к предкам и божествам, в которых просили хорошей погоды, богатого урожая и здоровья. Осенью исполнялись благодарственные молитвы божествам за то, что они даровали людям урожай. Некалендарные жанры обрядовой поэзии мордвы исполнялись на семейных торжествах и событиях. Богата свадебная поэзия. Во время свадебного ритуала исполнялись причитания (м. аварьфнемат, э. урнимат) невестой, ее матерью, родственницами и подругами; песни-величания, где восхваляли молодых, родню жениха и невесты; корильные песни (м. паряфтнемат, э. парявтнемат) отдельные свадебные персонажи изображались с юмором; в песнях свахи (м., э. свахань морот) давалась характеристика поезжанам, жениху и невесте. Исполнялись во время свадьбы и различные заклинания, обращенные к божествам и умершим предкам, в них содержалась просьба оказать покровительство молодой семье. Большим своеобразием отличаются причитания, служащие для выражения горя. Они исполнялись во время похорон, проводов в солдаты, во время трагических случаев или всенародных бедствий. Среди произведений устно-поэтического творчества мордвы необрядового характера можно выделить семейно-бытовые песни, в которых давалось изображение каких-то трудовых процессов, нелепую жизнь замужней женщины, ее жалоб на нелюбимого супруга, на злых свекра и свекровь. К ним примыкают песни о любви. Много песен посвящено тяжелой судьбе рекрутов и солдат, где передаются переживания солдата и его близких, они обычно кончаются описанием смерти главного героя. Подобная же картина давалась и в песнях об отходниках и переселенцах. Уход из села в них объяснялся желанием найти счастливую землю. В песнях о разбойниках дается не описание их удалых дел, а осуждение. В мордовских песнях разбойники выступали как богачи нажившие свое состояние за счет убийства других людей. Большое место в мордовском фольклоре занимали эпические произведения. Они делятся на героико-мифологические, семейно-бытовые и исторические. К первым относятся песни о создании мира, о различных дохристианских божествах, о первом легендарном правителе мордвы Тюште или Тюштяне, а также о строительстве крепостей или церквей в стены которых для того чтобы они стояли долго замуровывают младенца или девушку. В семейно-бытовых балладах находят отголоски культа медведя, который берет себе в жены мордовскую девушку. Заметное место занимают и песни о малолетнем муже, где родители осуждаются за то, что выдают свою взрослую дочь за мальчика или младенца. Исторические песни связаны с захватом Иваном Грозным Казани, описывают набеги ногайцев на мордовские земли, большое место занимают песни о Разине и Пугачеве. К эпическим жанрам относятся и сказки, которые по своему характеру делятся на сказки о животных, волшебно-фантастические и бытовые. В сказках о животных основными действующими лицами являются животные, наделенные человеческими качествами. В волшебно-фантастических сказках действуют языческие мордовские божества, богатыри, колдуны и т.п. К бытовым сказкам относятся новеллы и анекдоты, рассказывающие о приключениях хитрецов и ловких людей. Интересной отраслью мордовского фольклора являются детские произведения. Среди них уделяются созданные специально для детей: колыбельные, потешки, пестушки, прибаутки. Произведения, которые перешли из репертуара взрослых: загадки, скороговорки, игры, заклички и др. Есть и такие произведения, которые создавались самими детьми: дразнилки, считалки, поддавки. Ныне в народном репертуаре широко бытуют лирические песни, частушки, пословицы и поговорки. В среде пожилого поколения сохраняются и обрядовые произведения. Народное искусство Народное искусство мордвы имеет давние традиции. Оно получило яркое воплощение в ювелирном искусстве, вышивке, шитье бисером, изготовлении украшений и др. Произведения ювелирного искусства мордвы известны нам по памятникам I-XV веков. Украшения выполнены из сплавов меди, реже золота. В I тысячелетии н.э. ювелирное искусство было женским делом. Начиная со II тысячелетия оно переходит в руки мужчин. Мордовские ювелиры владели различными техническими приемами. Наиболее древним видом обработки металла было литье. В этой технике исполнялись ажурные застежки с круглым щитком, с лапчатыми подвесками и с выступающими стилизованными конскими головами, различные привески, поясные бляшки, ажурные перстни. Одним из наиболее распространенных приемов была и ковка. Она применялась при изготовлении браслетов шейных украшений - гривн, пряжек. Чеканкой ювелиры пользовались в основном в ее простых формах. Это был узор в виде маленьких кружочков идущий по краю подвесок, нагрудных блях и застежек. Разновидностью ювелирного искусства было производство медной или железной проволоки. Из нее делали иголки, рыболовные крючки, кольца для кольчужниц, а также височные кольца и цепочки. Кроме того из бронзовой проволоки изготовляли браслеты, шейные гривны, шла она и на обмотку женской косы. Мелкие детали: украшения для конской сбруи, для пояса и т.п. штамповали. Ювелирные изделия орнаментировались эмалью, инкрустировались золотом, украшались зернью. Декоративная резьба по дереву также является традиционным видом народного творчества мордвы. Издревле резьбой покрывались предметы повседневного быта: прялки, свадебные сундуки - пари, ткацкие станы, солонки. Наиболее распространенными способами нанесения орнамента были резьба контурная и трехгранно-выемчатая. Орнамент резьбы в основном геометрический: полосы, елочки, треугольники, зигзаги, круглые розетки и др. На свадебных сундуках имеются изображения орудий труда, украшений, человеческих фигур. Домовая резьба располагалась на наличниках окон и досках, предохраняющих концы слег и бревен сруба и крыши. Среди орнаментальных мотивов преобладали бордюры из треугольников, зигзагов, ромбов и других простейших элементов. Розетки из ромбов и кругов с радиально расходящимися лучами применялись для оформления декоративных центров. Большинство узоров выдалбливалось. С середины XIX века в среднем Посурье, а также в северных районах расселения мордвы получает распространение глухая резьба с растительными орнаментами: виноградных лоз, цветочных розеток, а также с фигурами птиц и зверей. В начале ХХ века появляется у мордвы накладная и пропильная или ажурная резьба. Значительное развитие у мордвы получила и скульптурная резьба. Самыми распространенными мотивами в ней была фигура коня или конская голова, а также утки. Ярким и самобытным явлением народного творчества мордвы является вышивка, которая была основным украшением традиционной одежды. Для вышивания применялись шерстяные, реже шелковые и бумажные нитки преимущественно красно-кирпичного и черного или темно-синего цветов. Исполнялась вышивка без предварительного нанесения рисунка, по счету ниток. Для вышивания использовался специальный крючок-кечказ. Эрзянки вышивали на лицевой стороне холста, а мокшанки в основном - с обратной стороны. Для эрзянской вышивки характерна большая декоративность и монументальность, рельефность. Большие массивы вышивки выполняются сплошным заполнением площади крупными орнаментальными фигурами. Цветовая гамма ее довольно сдержанна. Два основных цвета дополняются лишь зеленым и желтым. Мокшанская выпивка ажурнее, сплошное заполнение площадей встречается реже. Цветовая гамма ее богаче. Наиболее характерным элементом орнамента является ромб с продленными сторонами. Широко распространен у мордвы и мотив восьмиугольной звезды. Большая часть узоров располагается по косой сетке, но применялись также бордюры и розетки. Значительное место в народном искусстве мордвы занимало шитье бисером. Бисер широко применялся для отделки одежды, из него изготовлялись различные украшения. Его нашивали на холст, кожу или нанизывали на нитку, проволоку и т.п. Мордва-эрзя использовала бисер в основном как отделочный материал. Она применяла бисер красного, белого, желтого и черного цветов. Мокша из бисера изготовляла нагрудные и шейные украшения. Цветовая гамма мокшанских украшений из бисера была очень разнообразной: голубая, синяя, белая, розовая, зеленая, золотистая и др. Орнамент бисерных украшений был схож с орнаментом вышивки: ромбы, косые кресты, зигзаги. Иногда бисер просто нашивался горизонтальными рядами. Широко а мордовском костюме применялись бисерные кисти в качестве накосников, височных подвесок и т.д. Занималась мордва и узорным ткачеством. В основном узорные ткани употреблялись для отделки. Ими украшались концы поясных и головных полотенец, головные уборы и плечевая одежда. Состав орнаментальных мотивов узорного тканья был геометрическим: зигзаги, елочки, косые кресты, ромбы, клетка. У мокши было распространено художественное вязание. Простым геометрическим орнаментом украшались наколенники, связанные из черной и белой шерсти. Плоскость наколенника делилась горизонтальными черными полосами на зоны, в которых в шахматном порядке располагались квадраты, елочки и другие узоры. Аппликация применялась лишь у некоторых групп мордвы. Она заполнялась на рубахах, верхней распашной одежде, нагрудных и поясных украшениях. Материалом для накладных узоров служили бумажные и шелковые ткани, полоски золотого шитья, сукно, тесьма, кожа. Аппликация из шелковых и бумажных тканей в виде узких полос заменяла во многих случаях вышивку, например на подоле мокшанских рубах или по стану эрзянской распашной одежды восточных районов Мордовии или ряда сел Пензенской области. Аппликация была единственным средством декора шубейки (Шубейка - безрукавка из холста отороченная мехом, бытовала у теньгушевской группы эрзи-шокши) эрзи Теньгушевского района Республики Мордовия. Применялась аппликация и у терюхан (Терюхане - этнотерриториальная группа мордвы, жившая до начала XX века в Терюшевской волости Нижегородской губернии, была ассимилирована русскими). На сермягах (Сермяга - верхняя одежда из сукна у всех групп мордвы) применялись накладные узоры из сукна и кожи. Шубы из желтых овчин также украшались рядами зигзагообразных узоров, заключенных между параллельными полосами. Характеристика языка Мордва говорят на двух близкородственных языках - мокшанском и эрзянском. Они относятся к финно-угорской языковой семье, которая вместе с самодийскими языками образует более обширную уральскую семью. Многие ученые считают, что до III тысячелетия до н.э. финно-угры составляли какое-то этническое и лингвистическое единство, которое затем распалось на две части: угорскую - на востоке и финно-пермскую - на западе. В середине II тысячелетия до н.э. финно-пермская ветвь разделилась на пермскую (Пермская языковая ветвь включает удмуртский и коми языки) и финно-волжскую. После разделения финно-волжской общности и ухода прибалтийско-финских (Прибалтийско-финские племена включают финнов, эстонцев, карел, вепсов, ливов и ижоцев) племен на северо-запад какое-то время волжская (марийско-мордовская) языковая общность сохраняла единство. Следующим этапом лингвистического развития было разделение мордовского и марийского языков. Существование в прошлом общемордовского или промордовского языка признается большинством ученых-языковедов. На его существование в прошлом указывает большое количество общемордовских элементов в мокшанском и эрзянском языках. Исследователи полагают, что общемордовский язык функционировал не менее 1,5 тысячи лет. В это время в нем выработались основные определяющие черты в фонетике и грамматике. К Х в. н.э. значительно усилилась тенденция образования территориальных диалектов внутри общемордовского языка. На базе диалектных расхождений возникли диалектные общности. Некоторые из них в силу ряда исторических причин не развились в самостоятельные языки, другие же явились основой для образования мокшанского и эрзянского языков. В настоящее время мордовские языки различаются по ряду моментов, но они имеют частный характер по сравнению с общей массой близких элементов. Так, по подсчетам ученых мокшанские и эрзянские глагольные формы близки на 93%, именные - на 85%, послеслоги - почти на 100%, союзы - на 84%, междометия - на 81%. Различия между этими языками наблюдаются в основном в фонетике, в некоторых глагольных формах, в степени употребления грамматических категорий. В мордовских языках прослеживаются заимствования из других языков, относящиеся к разным историческим эпохам. Самыми древними являются слова иранского происхождения, например "азор" - хозяин, "кшни" - железо и пр. Имеются слова литовского происхождения: "кардаз" - двор, "пеель" - нож и т.д. Довольно значительное место в мордовских языках занимают заимствования из тюркских языков: булгарского ("синдемс" - сломать , "сере" - медь), чувашского ("ака" - старшая сестра, "ила"-обряд). Но первое место из тюркских заимствований в мокшанском и эрзянском языках занимают татарские слова. Причем больше их в мокшанском языке, видимо потому, что мокшане чаще соприкасались с татарами. Одни татарские слова можно найти в обоих мордовских языках: "айгор" - жеребец, "сокор" - слепой и т.д. Другие слова обнаруживаются только в мокшанском языке: "такор" - гладкий, "шра" - стол и др. И наоборот, некоторые татарские заимствования обнаруживаются лишь в эрзянском языке: "уця" - хребет, "берянь" - плохой и т.д. Значительное место в мордовских языках занимают слова перешедшие из русского языка. Русской является общественно-политическая лексика, военная, мещанская терминология, такие слова, как дипломат, председатель, сестра, танк и др. Встречается большое количество и обиходных русских слов: "пуль" - пыль, "весела" - веселый, "туця" - туча и др. В настоящее время наблюдается тенденция сокращения количества мордвы, считающей своими родными языками мокшанский и эрзянский. По переписи 1979 года назвали родным язык своей национальности 91,0% мордвы, по переписи 1989 года - 85,5%. Такая картина объясняется определенными причинами. Мокшанский и эрзянский языки до сих пор не использовались в дошкольных учреждениях, а среди мордвы проживающей за пределами Республики Мордовия практически не изучался и в школах. В районах компактного проживания мокшанского и эрзянского населения не выходят газеты на национальных языках. Сейчас среди мордвы хорошо развито двуязычие, которое носит односторонний характер: мокша и эрзя свободно владеют русским языком, а вот русско-национальное двуязычие развито слабо. В этом кроется опасность для дальнейшего развития мокшанского и эрзянского языка. Письменность Современная мордовская письменность создана на базе русского алфавита. Началом ее возникновения считается середина XVIII века, когда стали переводить на мокшанские и эрзянские языки христианскую литературу. Были созданы также словари, включающие мордовский материал. Наиболее крупными из них являются: "Словарь языков разных народов" епископа И.Дамаскина, включающий более 11 тысяч мордовских слов и "Сравнительный словарь всех языков и наречий, собранный десницею высочайшей особы", изданный в 1789 году в Петербурге и содержащий около 600 эрзянских и мокшанских слов. В связи с подготовкой кадров для мордовских школ во второй половине XIX века стали издаваться учебные пособия на мокшанском и зрзянском языках. В 1884 году вышел первый эрзянский букварь, а в 1892 году - мокшанский. В 30-е годы XIX века появляются и первые учебники мокшанской и эрзянской грамматики. Литературные языки мокши и эрзи начинают формироваться в начале XX века, когда стала выходить и оригинальная художественная литература. Начиная с 1920 года был проведен ряд конференций и совещаний, которые решали вопросы создания единых литературных языков. Их развитию способствовало и издание периодической литературы на национальных языках: газет "Мокшень правда" - "Мокшанская правда" и "Эрзянь правда" - "Эрзянская правда", литературно-художественных журналов "Мокша" и "Сятко" - "Искра". К настоящему времени основные правила мокшанской и эрзянской грамматики выработаны, ими пользуются в школах, в печати, ученые. Кроме алфавитного письма, созданного на основе русской графики, у мордвы вплоть до 20-х годов XX века существовало пиктографическое (Пиктография (лат. pictus - написанный красками + греч. Grapho - пишу) - рисуночное письмо, изображение предметов, событий и действий с помощью рисунков) и идеографическое (Идеография (гр.) - письмо при помощи знаков, которые обозначают целое понятие) письмо. Пиктографические знаки в основном сохранились на предметах традиционного быта, особенно на свадебных сундуках - "парях". Они изображали земледельческие работы, процесс изготовления тканей и т.д. Родовые знаки - тяште м., теште э. - ставились на орудиях труда, утвари, столбах, ограничивающих земельный или лесной участок принадлежавший той или иной семье, на намогильных сооружениях. Идеографическими знаками пользовались для передачи письменных сообщений. У мордвы были также числовые знаки, которые употреблялись для записи налогов, на пастушьих палках и счетных бирках. Применяя десятичную систему исчисления мордва пользовалась в основном тремя знаками: 1, 5, 10. Но имелись знаки, обозначающие и довольно большие величины, например 1000. Традиционное хозяйство Основным занятием мордвы издревле было земледелие. В первой половине I тысячелетия н.э. землю в основном обрабатывали мотыгами, а с середины I тысячелетия земледелие становится пашенным. На рубеже I и II тысячелетия применялись подсечно-огневая (применялась в лесной местности, когда вырубался участок леса под пашню, корни и ветви деревьев сжигались для удобрения земли. Участок эксплуатировался до тех пор, пока не переставал давать урожай. После этого он забрасывался и расчищали в лесу новый участок), переложная (участок земли засевали через год, давая земле отдохнуть) и парово-зерновая (участок земли засевается через год попеременно то весной, то осенью, чтобы восстановить ее плодородие) системы земледелия. К началу XIX века у мордвы распространилась трехпольная система земледелия, при которой под паром оставалась не половина, а только треть пахотной земли. Остальные два участка засевали один весной, другой - осенью. Основной формой крестьянского землевладения было общинное. Каждый год общинное поле делилось на наделы. Наделы давались только на мужскую душу вне зависимости от возраста. Кроме того, имела место и аренда земель у помещиков, государства и бедных однообщинников. Основными возделываемыми культурами являлись рожь (розь м., э.), овес (пинем м., э.), ячмень (шуж м., э.), горох (снав м., кснав э.), просо (сура м., суро э.), полба (виш м., э.). Из технических культур выращивали коноплю (канфь м., кансть э.) и лен (льяназ м., лияназ э.). В XIX веке появляются новые культуры: картофель, чечевица и мак. Сев производился вручную. Наиболее распространенными пахотными орудиями являлись соха и тяжелый плуг - сабан. Для рыхления почвы использовались бороны (инзама м., изамо э.). Уборка урожая проводилась в основном серпами (тарваз м., э.), а также граблями (грабля м., э.), вилами (сянга м., сянго э.). После жатвы хлеба обычно вязали в снопы, которые оставляли сохнуть на некоторое время, а затем укладывали в копны. Мололи хлеб на токах (тинголанга м., тинге э.), в основном цепами (таляма м., пивсэме э.). Иногда хлеб обмолачивали путем прогона скота или колотушками. Очищалось зерно лопатами (кайме м., койме э.) и с помощью решета (сифтема м., сувтеме э.). Для размола зерна использовались ручные, водяные и ветряные мельницы. Муку хранили в деревянных амбарах или сараях. Хлеб ссыпали в лари, сусеки, большие бочки или мешки. Кроме полеводства мордва издавна занималась огородничеством. Выращивали лук, чеснок, морковь, свеклу, капусту, огурцы, хмель. В XIX веке начинают выращивать помидоры, табак. Садоводство у мордвы было развито слабее, чем огородничество, в основном в пищу употреблялись дикорастущие ягоды и фрукты. Важное место в хозяйстве мордвы занимало животноводство и птицеводство. Основным животным была лошадь (алаша м., э., лишме э.), которая в основном использовалась как тягловая сила - для пахоты, боронования и других земледельческих работ, для перевозки грузов и людей. Коров (тракс м., скал э.), овец (уча м., реве э.), свиней (тува м., туво э.) разводили главным образом для собственных нужд: мяса, молока, шерсти, шкур. Птиц: кур, гусей, уток также держали для своих потребностей. Лишь яйца обменивались на соль, спички, мыло, украшения, материю и т.п. у разъездных торговцев. Древнейшим занятием мордвы было пчеловодство. В древности мордва широко занималась бортничеством, то есть сбором меда и воска у диких пчел. Продукты пчеловодства были важнейшими продуктами обмена и торговли. В XVI веке появляются колодные улья, которые выдалбливались из обрубка дерева высотой около 1,5-2 метров. В средней части делался леток для пчел, а сверху колода прикрывалась досками в виде двускатной крыши. Рамочные ульи, которые употребляются и сейчас стали употребляться в конце XIX века. Древними занятиями мордвы являлись также охота и рыболовство. Охотились на мясных и пушных зверей и птиц. Вплоть до XVII века для охоты на пушных зверей использовали лук и стрелы. Кроме того пользовались ловушками, капканами, ловчими ямами, на медведя охотились с помощью рогатины. Есть свидетельства о существовании у мордвы и соколиной охоты. В XIX веке среди охотников стали распространяться ружья. Для охоты держали специально борзых или гончих собак. Рыболовством в основном занимались жители приречных селений. Ловили рыбу крючками, острогами, использовались различные снасти а виде корзин, весной когда рыба шла на нерест реку перегораживали специальным забором-заколом. Практиковался и подледный лов. Были распространены у мордвы и различные ремесла и промыслы. В основном они были связаны с обработкой дерева, шерсти, растительного волокна. Из дерева изготовляли различные орудия труда, предметы домашнего обихода, утварь. Широко был распространен среди мордвы ткацкий промысел - выделывание холста и сукон из шерсти, конопли и льна. Значительное развитие получила также выделка овчин, валяние сукон, обуви. В конце XIX века начинает развиваться портняжный промысел. Изготавливали, кроме верхней одежды, теплые чулки, рукавицы, кушаки. Делали также обувь из кожи, липового лыка. К промыслам по обработке металлов относились кузнечное и слесарное дело. Мордовские кузнецы изготовляли сельскохозяйственные орудия труда, подковы, замки, гвозди, топоры, домашнюю утварь. Большое развитие имела также выгонка смолы и дегтя. Традиционные промыслы и ремесла Важным подспорьем в хозяйстве мордвы являлись промыслы. До начала ХХ века в крестьянском быту сохранялось полунатуральное хозяйство. Одежда, большинство сельскохозяйственных орудий, посуда, мебель и т.п. изготовлялись самими хозяевами. Домашние промыслы были тесно связаны с земледелием, поэтому многие работы выполнялись в свободное от основных сельскохозяйственных забот время, чаще всего зимой. Женщины пряли лен, посконь, шерсть, ткали холст и сукна как для собственных нужд, так и на продажу. Изготовленные на дому ткани отдавали для крашения и валяния специальными ремесленниками. По набивке сукна и крашению холста специализировались целые деревни. Например, в Бугурусланском уезде этим ремеслом занимались в селе Старые Сосны. Были развиты среди мордвы также кушачный промысел в Бузулукском уезде, в селе Черемшанская крепость занимались выделыванием кож на обувь и рукавицы. Много было среди мордвы и портных, которые шили верхнюю одежду. В центральных и северных уездах Самарской губернии отдельные мордовские села специализировались на изготовлении прялок, деревянных кувшинов. Занималась мордва и гончарным производством. В Ставропольском уезде крестьяне некоторых мордовских сел занимались смолокурением и приготовлением древесного угля. Особенно этот промысел был развит в селах Курумоч и Старая Бинарадка. Если смола сбывалась лишь в окрестных деревнях, то уголь продавали как в Самаре, так и в окрестных губерниях: Казанской и Симбирской. Мордовские села расположенные близ городов специализировались также на заготовке дров для топлива. В Бузулукском уезде многие мордовские крестьяне делали кирпич, а в Бугурусланском жгли известь. Наряду с местными промыслами имели место и отхожие, то есть те, которыми люди занимались не в своих родных селениях, а в других местах. Но отхожие промыслы были развиты у самарской мордвы гораздо меньше, чем местные. Отхожие промыслы были связаны с земледелием: многие бедные крестьяне нанимались на различные полевые работы к богатым хозяевам и помещикам: в пахари, жнецы, косцы и т.п. Еще одним важным промыслом был извозный, когда крестьянин нанимался со своей лошадью перевозить какой-либо груз. Особенно он стал развиваться во второй половине XIX века, когда стала развиваться торговля. Очень был развит извоз хлеба, рыбы, соли. Жители некоторых мордовских селений осенью отправлялись в соседние села для стрижки шерсти. Надо отметить, что в отличие от мордовского населения правобережных губерний у самарской мордвы были слабо развиты деревообрабатывающие промыслы (бондарный, колесный, изготовление повозок, рогож и т.п.), в южных уездах из-за отсутствия лесов их вообще не было. Также лишь незначительное количество мордвы занималось обработкой железа. Жилище В XVIII-XIX веках жилищем мордвы являлась так называемая курная изба, котарая топилась "по-черному", то есть у печи не было трубы, поэтому дым шел непосредственно в избу. При топке для выхода дыма открывали дверь или специальные маленькие дымовые окошки. Жилище мордвы было двухраздельное и трехраздельное. Первый тип дома был распространен чаще. Он состоял из жилой избы (куд м., кудо э.) и сеней (кудоньголь м., кудыкелькс э.). Если изба стояла перпендикулярно к улице, то сени располагались за избой. Если изба стояла параллельно улице, то сени располагались в одну линию с домом. Трехраздельный дом дополнялся горницей, которая использовалась зимой как место хранения различных хозяйственных вещей и только летом служила спальней. Жилище обычно было деревянным. Срубы были невысокие - до 13 венцов. Рубили их наиболее простым и распространенным способом сами хозяева. Ставили их обычно без фундамента или на невысокие деревянные столбики. Кроме срубных построек у самарской мордвы было много домов из самана, сделанных из своеобразных кирпичей, которые изготовляли из глины смешанной с соломой. Иногда подобные дома строили с помощью опалубки - дощатых стенок. Между ними заливали раствор глины с соломой и тщательно утрамбовывали. Когда раствор засыхал, опалубку разбивали. Распространение подобного жилья было вызвано как нехваткой дерева для постройки, так и влиянием выходцев из южных районов России, где такое жилье было очень распространено. Этим же вызвано и то, что даже деревянные дома часто сплошь обмазывали глиной. Крыши жилищ бывали обычно четырехскатными, крытыми соломой. Солому часто обмазывали глиной, что защищало от раздувания ее ветром и в известной мере предохраняло от пожаров. В ряде районов крыли крыши болотным тростником. На домах самарской мордвы почти нет резьбы, которая была очень характерна для мордовского населения правобережных районов Волги. Внутренняя планировка была обычно среднерусской: печь стояла в одном из углов при входе. У мокши встречалась и южнорусская планировка, при которой печь стояла в дальнем углу избы. Для эрзянских, а часто мокшанских изб были характерны полати над дверью. У мокши встречался кершпель - дощатый настил перед печью высотой 25-30 см. от пола. Но он встречался гораздо реже, чем у мокшанского населения коренной территории проживания. Сени, которые примыкали непосредственно к жилой избе в конце XIX - начале ХХ века были в основном тесовые, реже рубленые, встречались и плетневые сени с земляным полом. Двор (пирьф м., кардаз э.) непосредственно примыкал к дому и имел форму прямоугольника или квадрата. Широко были распространены открытые дворы. Лишь в степных районах, где часты были ветры и зимние бури, дворы были закрытыми и стояли в один ряд с домом, обычно сзади. В комплекс хозяйственных помещений входили помещения для скота, хранения инвентаря и домашнего имущества, постройки для обмолота и сушки хлеба. Бани обычно ставились на берегу водоема. А на улице напротив окон устраивали подвалы полуземляночного типа. В них хранили на случай пожара ценное имущество: зерно, одежду и т.п. В настоящее время традиционное жилище и хозяйственные постройки самарской мордвы претерпели значительные изменения. В основном стараются строить дома из дерева или кирпича, их возводят на каменном фундаменте. Стены штукатурят как внутри, так и снаружи или обшивают тесом. Увеличились размеры окон и возросло их число. Значительно улучшилось украшение жилищ резьбой. Ей украшают фронтоны, наличники. Преобладает накладная резьба, встречается и скульптурная. Внутренняя планировка стала нетрадиционной: печь и стол потеряли свое устойчивое положение. Пища Основу питания мордвы, как и у других земледельческих народов, составляли продукты земледелия. Хлеб (кши м., э.) выпекался преимущественно из ржаной и пшеничной, реже ячменной и овсяной муки. Пекли его из кислого теста на закваске. Тесто раскладывали в формы или просто клали на капустные или другие листья. По праздникам готовили лепешки из сдобного теста, замешанного на сметане, масле, яйцах (копша м., сюкорот э.). Кроме этого пекли пироги с разнообразной начинкой (перякат м., прякат э.): овощной, мясной, ягодной, из каш, картошки и т.п. Блины (пачат м., пачалксеть э.) делали довольно толстым из пшеничной, пшенной, гречневой, гороховой муки. Их ели с молоком, маслом, медом. В начале ХХ века они были вытеснены тонкими блинами из пресного теста. Из картофельного крахмала готовили лапшу. Распространенным блюдом из пресного теста была салма: крутое тесто раскатывали полосками, затем отрезали кусочки и бросали в кипящий бульон. Повседневным и обрядовым блюдом были разнообразные каши. Их варили на молоке, воде, заправляли коровьим или растительным маслом. Из ржаной муки готовили кулагу: муку разводили водой и ставили в печь томиться, для улучшения вкуса в нее добавляли ягоды. Из молочных продуктов использовали коровье и козье молоко, которое пили в сыром виде, использовали для приготовления первых блюд, мучных изделий, каш. В большом количестве употребляли кислое молоко (шапама лофца м., чапамо ловцо э.). Его готовили из топленого молока, заквашивая сметаной или простоквашей. Из кислого молока делали напиток - ирьян с добавлением соли. Для более длительного хранения из кислого молока делали пресованую массу - кольцягат. Ее также могли разбавлять водой или молоком, в этом случае напиток назывался сузмой. Из молока делали творог (топо м., э.), масло (вай м., ой э.), в некоторых местах самарская мордва делала сыр - крут. Мясо употреблялось для приготовления супов (шонгарям м., ям э.), его тушили с картофелем, капустой, а также заготавливали впрок: солили, сушили, коптили. Ливер в основном шел для начинки пирогов, пельменей. Нутряной жир перетапливали или солили. На нем жарили, добавляли его в первые блюда. Из головы и ног делали холодец. Довольно часто употребляла в пищу мордва мясо птицы и яйца, которые использовались и в качестве обрядовых кушаний. Продукты огородничества: капусту, огурцы, лук и др. ели в сыром, пареном, соленом виде. С ними готовили супы и щи. В Бузулукском и Ставропольском уездах, где возделывались бахчевые культуры: арбузы и дыни, они также употреблялись в пищу. Их ели чаще в свежем виде, но также заготавливали и впрок: арбузы солили, а дыни сушили. Так как садоводство было развито слабо, то в основном в питании использовались дикорастущие растения: калину, черемуху, ягоды, щавель. Их ели свежими, сушили, делали начинку для пирогов. Рыбу употребляли вареной, жареной, готовили из нее уху. Также было распространено соление, сушение, вяление рыбы. Мед употребляли в основном при приготовлении обрядовых и праздничных блюд. Его использовали и как лекарственное средство. Из продуктов пчеловодства готовили различные напитки: медовую брагу, хмельное пиво - пуре. Одежда Традиционный мордовский костюм, особенно женский, сохранял свои особенности до 20-З0-х годов XX века. А у некоторых групп мордвы он и сейчас функционирует во время обрядов и праздников. Комплекс одежды включал нательную и верхнюю легкую одежду, набор теплой межсезонной и зимней одежды, составной частью в костюм входили различные съемные детали и украшения. Традиционная мордовская одежда развивалась по двум направлениям, соответствующим культуре мокши и эрзи. Широкое расселение мордвы способствовало появлению локальных вариантов одежды, как у мокши, так и у эрзи. Но при всем своеобразии одежды отдельных групп мордвы, она имеет много общих черт: белый льняной или посконный (изготовленный из конопли) холст как основной материал одежды, туникообразный (прямой) покрой рубахи и верхней белой распашной одежды, отделка одежды плотной вышивкой преимущественно из шерсти красного и черного или темно-синего цветов, своеобразные украшения из металла, монет, бисера и раковин, плетеная из лыка обувь, ременные оборы, сапоги со сборами, а также обычай обертывать ноги онучами, чтобы они были ровными и толстыми. Основными частями мужского костюма у мокши и эрзи была рубаха (панар м., э.) и штаны (понскт м., э.). Их шили из домотканого холста, в начале XX века получают распространение рубахи из фабричных тканей. Рубахи носили на выпуск и подпоясывали самотканым узким пояском или ремнем. Летом мужчины в прошлом носили распашную одежду из холста - наподобие халата. Весной и осенью надевали сумань-вид пальто из сукна черного или коричневого цвета. Его шили в талию, сзади на спине располагались сборки на уровне талии. Также демисезонной одеждой был чапан, который также шился из сукна, но с прямой спинкой и большим запахом на левую или правую сторону, длинными рукавами и воротником шалью. Его одевали в дорогу поверх другой одежды и обычно подпоясывали широким кушаком. Зимой мужчины носили шубы (ор м., э.) из выделанных овчин. Их шили с отрезной талией и сборами. Из овчин также шили тулуп, который были длинным и прямым. Его обычно надевали, как и чапан, в дорогу. Мужскими головными уборами были валяные шапки белого и черного цвета, большей частью высокие с небольшими полями. Летом для работы в поле одевали холщовый колпак. Зимой носили шапки-ушанки и малахаи, которые сверху покрывали сукном. С конца XIX века в обиход мордвы входит фабричный картуз, который вытеснил валяные шапки. Основной нательной одеждой женщин была рубаха туникообразного покроя. Эрзянская рубаха (панар, паля, покай) сшивалась из двух полотнищ холста перегнутых поперек. Она имела четыре шва посередине груди и спины, два по бокам. Рукава были прямые, их длина равнялась ширине холста. Воротника не было, вырез на груди имел треугольную форму, его глубина колебалась от 20 до 30 см. Края выреза скреплялись кольцевой застежкой - сюлгамо. Внизу передние полотнища для удобства при ходьбе и работе не зашивались до конца на 12-15 см. Главным украшением рубахи была вышивка, очень плотная. Она окаймляла ворот рубахи, рукава, подол, располагалась широкой полосой по переднему шву и продольными полосами по спине и груди. В праздники поверх нижней рубахи девушки и молодые женщины одевали богато вышитую рубаху покай. Рубаха мокши (панар, щам) несколько отличалась от эрзянской. Она шилась из трех полотнищ холста: перед и спинку составляло полотнище перегнутое поперек, а бока делались из двух более коротких полотнищ. Рукава пришивались к центральному холсту, были прямыми и достигали кистей рук. Грудной вырез имел овальную форму. Спереди на подоле делали разрез длиной 12 см., рубаху богато вышивали, расположение вышивки в основном соответствовало эрзянской рубахе, но здесь не было широкой передней полосы, зато имелась вышивка на лопатках. Мокшанки носили рубаху с большой пазухой (пов) и значительно выше чем эрзянки - она лишь немного прикрывала колени. Под рубаху мокшанки одевали штаны длиной до щиколоток. Они также шились из белого холста и оторачивались внизу кумачом или красной тканой полоской. В ХХ веке у мокши появилось платье, которое шилось из фабричных тканей. Это платье было на кокетке, к подолу пришивалась оборка шириной 20-30 см. Рукава были длинные с обшлагами, присборенные на плечах. Вырез головы был круглый, иногда делался невысокий стоячий воротник. Прямой разрез на груди или спине застегивали на пуговицы. Это платье вначале надевали на нижнюю холщовую рубаху, а затем стали носить и без нее. К концу XIX века в традиционный костюм мордовок вошел передник (запон, сапоня м., запон, икельга паця э.). Его носили как в обычные, так и праздничные дни. По форме и покрою они подразделялись на три группы: без нагрудника, с нагрудником и закрытый передник с рукавами. Их шили из холста, фабричных тканей, причем часто разных цветов. Украшались передники вышивкой, полосками цветной материи, лентами, кружевом и т.д. Безрукавки носили поверх рубахи и мокшанки, и эрзянки. Их шили из фабричной ткани черного цвета, длинной несколько выше колен. Покрой был в талию с большим количеством оборок сзади. Шейный вырез был круглым, его оторачивали кумачом. У эрзи Теньгушевского района безрукавка называлась шубейкой. Ее шили из красного или синего сатина, кашемира или атласа. Подол, проймы, воротник и полы оторачивались мехом сурка и украшался потоками разноцветной материи, лентами, пуговицами и блестками. Верхняя распашная одежда из холста (паньжат, мушкас м., руця, импанар э.). Шили ее из тонкого хорошо отбеленного холста. Покрой ее соответствовал покрою мокшанской или эрзянской рубахи, но переднее полотнище было разрезано посередине. Украшалась она, как и рубаха вышивкой, бранным тканьем, разноцветными полосками материала. У эрзи руця использовалась в основном в качестве торжественной и праздничной одежды взрослых девушек и замужних женщин. У мокши мушкас использовался и в качестве рабочей одежды. Верхняя теплая одежда и по названию, и по покрою была схожа с мужской. Весной и осенью женщины носили сшитые из сукна сумани. Их шили как прямыми, так и отрезными по талии со вставными клиньями сзади и на боках. Зимой одевали шубу из желтых овчин, иногда их покрывали сукном. Как и у других народов, у мордвы различались головные уборы девушек и молодых женщин. У девушек самым распространенным видом головного убора была налобная повязка в виде обруча из луба или картона, обтянутая тканью и украшенная вышивкой, бисером, позументом (ашкоркс, пурдавкс м., паця коня, пря сюкс э.). Налобная повязка могла быть и мягкой. У теньгушевской эрзи в праздники взрослые девушки носили специальную шапочку - пехтим. Ее очелье было украшено бумажными цветами, бубенчиками, бахромой из бисера. У мордвы-терюхан был распространен венец-шапочка из монет и раковин-каури. Головные уборы замужних женщин должны были полностью скрывать волосы. Их существовало несколько видов. Высокие головные уборы на твердой основе конической, прямоугольной и твердой формы - панго, были распространены в основном у эрзи. Основа из луба обтягивалась красным материалом и украшалась вышивкой, бисером и медными цепочками. На шею сзади спускалась небольшая вышитая лопасть. Сложные головные уборы типа сороки бытовали на всей территории расселения мордвы. Сорока представляла собой чепец из холста. Ее украшали вышивкой, бисером, позументом. Под сороку одевали чехлик или волосник. Этот головной убор в форме колпака или чепца служил как бы подкладкой верхнего головного убора, но пожилые женщины носили их самостоятельно, покрывая сверху платком. У мокши бытовали мягкие головные уборы типа полотенца или покрывала с вышитыми концами. Терюханки носили венец, но в отличии от девичьего головного убора он был закрыт сверху. С венцом женщины одевали плетни - длинные полоски холста или кожи с нашитыми серебряными монетами, они спускались на грудь спереди. Для традиционного женского костюма мордвы характерны многочисленные украшения. В качестве височных подвесок мордовки носили различные подвески из монет, бисера, раковин и пуха, которые прикреплялись к головному убору. Из налобных украшений были распространены бахрома из перьев селезня пришитые к тесьме или узкой полоске холста. Употреблялись также узкие полоски материи с нашитыми на них бусами, пуговицами, бисером или просто вышитые. Девушки носили накосники из разноцветного бисера, шелка, раковин. Наушными украшениями были серьги (пилькст м., пилекст э.) и специальные наушники, которые представляли собой кружки из картона или бересты обтянутые материей. На них нашивались цветы из материи, бусы, бисер. Специфическим украшением мордовок была нагрудная застежка (сюлгам м., сюлгамо э.).Они были двух видов: овал с незамкнутыми концами и подвижным стержнем характерный для эрзи и трапециевидной формы у мокши. Разнообразными были нагрудные украшения. Они представлены разнообразными бусами (крганят м., эрьгть э.), ожерельями (колодка, камышка э.). У мокши было множество вариантов бисерных воротников и нагрудных сеток (цифкс, комбоне). У них имелись и чересплечные украшения (кичкор, крескал), состоящих обычно из двух полос ткани или кожи с нашитыми на них цепочками, пуговицами, стеклярусом и т.п. Они одевались на плечи крест накрест. Чересплечное украшение (ожа нучка) имелось и у теньгушевской эрзи. Наручные украшения представлены браслетами (кятькст м., кетькст э.) и перстнями (суркст м., э.). Специфическим поясным украшением эрзянок являются набедренники (пулай, пулакш, пулокаркс). Они были двух видов: с валиком и без валика. Основу его составляет прямоугольный кусок холста с зашитым в середину картоном или войлоком. Лицевая сторона пулая украшалась вышивкой, ниже которой нашивались ряды цветного бисера, пуговиц, позумента. Далее почти до колен шла бахрома из шерсти, как правило черной, но на праздничных пулаях она могла быть красной или зеленой. Шерсть дополнялась медными цепочками, а по бокам прикреплялись кисти из бисера. У теньгушевской эрзи поясное украшение (цекс сыр гаркс) состояло из полукруглой выстеганной подушечки с утолщением в части прилегающей к пояснице. Лицевая сторона ее украшалась вышивкой, раковинами, монетами и бисером. У некоторых групп эрзи Пензенской и Саратовской областей поясное украшение имело вид пояса с подвесками и кистями (мукороцек) или полосками ткани (лапкат). Поясными украшениями были также полотенца, которые затыкали за пояс (кеска руцят м., бока пацят э.) Поясными украшениями мокшанок были разнообразные подвески. Их носили парами. Основу подвесок составлял металлический каркас из нескольких рядов медной проволоки; или узкий плетеный поясок. На них прикреплялись бубенчики, жетоны, раковины, на концах как правило была бахрома из шелковых ниток. Традиционной обувью мордвы были лапти (карьхть м., карть э.) из липового или вязового лыка. Для мордовских лаптей характерно косое плетение, трапециевидной формы головка, низкие борта. Из более широких лык плели ступни, которые служили для работы во дворе или около дома. Праздничным видом обуви были кожаные сапоги со сборами и острыми носками (кемот м., кемть э.). Их шили из коровьей или телячьей сыромятной кожи. Сапоги имели массивный задник. Зимой носили серые и черные, иногда белые валенки. Ноги обертывали портянками, их было две пары: нижние (алдонь пракста м., пильгалга э.), которыми обертывали ступни; и верхние (ланга пракста м., верьга пракста э.), ими обертывали икры. В холодное время года поверх портянок носили белые или черные онучи (сумань пракстат м., э.) из сукна. У теньгушевской эрзи и терюхан женщины носили более узкие, чем портянки, обмотки. Мокшанки носили обмотки красного цвета с желтыми, зелеными и черными полосами по праздникам. Чулки вошли в быт мордвы довольно поздно, их вязали иглой или крючком. Мокшанки носили полосатые наколенники (цюлкат), позднее их узор стал геометрическим. Материалы предоставлены Светланой Гаушевой (www.mordva.ru)

Народы: 
ВОЙДИТЕ, ЧТОБЫ ОСТАВЛЯТЬ КОММЕНТАРИИ