Нганасаны

Нганасаны (нган. нгана́саны́ — «люди», самоназвание няа, ня — «товарищ») — самодийский народ в Сибири. дореволюционной литературе их называли авамские самоеды, вадеевские самоеды, самоеды аси. Ближайшие соседи называют нганасанов тавы (по-ненецки), тау (по-энецки) - отсюда и обозначение тавг(ийец). Директивно введенный в 30-е гг. этноним нганасан (от нанаса, нанасан "человек" основан на ошибочном обобщении известного многим народам Севера (но не современным нганасанам) употребления слова со значением "человек" также и качестве самоназвания.

Нганасаны (нган. нгана́саны́ — «люди», самоназвание няа, ня — «товарищ») — самодийский народ в Сибири. дореволюционной литературе их называли авамские самоеды, вадеевские самоеды, самоеды аси. Ближайшие соседи называют нганасанов тавы (по-ненецки), тау (по-энецки) - отсюда и обозначение тавг(ийец). Директивно введенный в 30-е гг. этноним нганасан (от нанаса, нанасан "человек" основан на ошибочном обобщении известного многим народам Севера (но не современным нганасанам) употребления слова со значением "человек" также и качестве самоназвания.

Нганасаны - самый северный из народов не только России, но и всей Евразии живущий в Таймырском (Долгано-Ненецком) автономном округе Красноярского края.

Расселены двумя группами: в Хатангском районе (вадеевские нганасаны) и на территории Дудинского горсовета (авамские нганасаны). Родственные народы: ненцы, энцы, селькупы. Говорят на нганасанском (тавгийском) языке самодийской группы уральской семьи. Различают авамский (с пясинским и таймырским говорами) и вадеевский диалекты. Численность носителей авмского диалекта в 2-3 раза превышает численность носителей вадеевского диалекта. Различия между диалектами невелики и скорее подчеркивают дифференцированность локальных групп нганасанов, чем препятствуют полному их взаимопониманию. Язык нганасан является бесписьменным.

По данных последних полевых социолингвистических исследований, уровень знания нганасанского языка как родного не превышает среди нганасанов 50% (среди детей - 10 - 15%). Нганасанский язык используется как основной язык бытового общения для старшего и отчасти среднего поколения нганасанов, в сферах национальной культуры (фольклор, шаманские и религиозные ритуалы) и традиционных промыслов. В системе обучения нганасанский язык не используется. Введенное в последнее время преподавание его как родного в начальных классах (пос. Волочанка и Усть-Авам) фактически носит для большинства учащихся, не владеющих нганасанским языком, ознакомительный характер.

Анализ археологических данных дает основание полагать, что нганасаны сложились на основе древнего палеоазиатского населения Таймыра, неолитических охотников на дикого северного оленя, смешавшегося с самодийскими и тунгусскими племенами. В XVII в. в состав нганасан входили различные по происхождению группы (пясидская самоядь, кураки, тидирисы, тавги и другие) и вплоть до второй половины XIX в. в эту общность включались новообразованные долганские роды.

Контакты с русскими начались в XVII в., когда мангазейские казаки, стоявшие в остроге Мангазея, стали собирать дань с "тавгийской самояди". Ясак платили ровдугой.

Главные традиционные занятия – охота, оленеводство, рыболовство. Хозяйственная деятельность носила сезонный характер. Счет времени по нганасанскому календарю велся по лунным месяцам китеда. В течение солнечного года проходило два года ху – летний и зимний.

Оленеводство носило транспортный характер и было подчинено основному занятию – охоте на дикого оленя. Приучать животных к езде начинали на третьем году жизни. Для перекочевок за стадом дикарей каждой семье требовалось не менее 40-50 голов домашних оленей. Забой домашних оленей допускался лишь в исключительных случаях – при голоде, травмах или болезнях животного

Традиционное жилище – конический чум (ма) по конструкции близок к ненецкому. Размер его зависел от количества живущих в нем людей (обычно от одной до пяти семей) и колебался в среднем от 3 до 9 м в поперечнике. Остов чума состоял из 20-60 длинных жердей, которые расставляли в виде конуса и покрывали нюками. Для летнего чума использовали старые, износившиеся нюки, которые укладывали в один слой, зимой употребляли двойные. Дверь делали из двух сшитых мездра к мездре (изнанка шкуры) оленьих шкур. Открывалась дверь в зависимости от направления ветра – справа или слева. Зимой снаружи чума насыпали завалинку (токеда), служившую заслоном от ветра. В центре чума, напротив входа, располагался очаг (тори), над которым подвешивали крюки для чайников и котлов. В верхней части чума оставляли отверстие – дымоход. За очагом – "чистое место" (сиенг), куда запрещалось ступать женщинам. Места для женщин (бату) располагались у входа, здесь же укладывали домашнюю утварь. Правая от входа сторона была жилой, в левой – помещали гостей и хранили хозяйственные предметы. Пол застилали циновками из тальника (тола) и досками (лата). На спальных местах поверх досок и циновок укладывали сначала невыделанные шкуры, а затем выскобленные подстилки (хонсу). На ночь над спальными местами опускали полог так, чтобы его можно было подоткнуть под подстилку. После ночи полог снимали, тщательно выбивали, свертывали и укладывали под нюк.

Стойбища нганасан располагались на невысоких холмах, внизу между холмами находились олени. Осенью жилища устраивали недалеко от рек так, чтобы охотники в темноте могли вернуться с промысла вдоль русла. Весной зимние вещи, нюки укладывали на нарты, покрывали продымленной, не пропускающей влагу оленьей шкурой и оставляли в тундре до следующей зимы.

К 1940 - 60-е гг. в связи с реализацией плана перехода кочевого образа жизни к оседлому были построены поселки к югу от основных мест их прежнего кочевания, на долганской этнической территории - Усть-Авам, Волочанка, Новая. В настоящее время в этих поселках сконцентрирована большая часть нганасан. Лишь около 100 чел. живут полуоседло на "точках" охотничье-рыболовецкого промысла в тундре, гл. образом в верховьях р. Дудыпты.

Одежду украшали аппликацией в виде геометрических орнаментов (мули), по которым определялось, к какой социальной или возрастной группе относится ее обладатель (мужчина, женщина, ребенок, девушка, замужняя женщина, мать, сильный шаман и т.д.). Украшение одежды – трудоемкий процесс, поэтому аппликации спарывали со старой одежды и использовали несколько раз. Обувь (файму) шили из белых камусов, подошвы – из оленьих лбов или подстриженных лесенкой (чтобы не скользили при ходьбе) камусов. Она не имела выема в подъеме, представляя собой как бы цилиндрический чехол. Надевали ее поверх меховых чулок (тангада). У женской обуви более короткие голенища. Мужчины вместо штанов носили ровдужные или меховые натазники (нингка), поверх них – пояс с кольцами на боку, к которым привязывали голенища обуви, а также подвешивали огниво (тууй), нож в ножнах, футляр для курительной трубки, кисет. Весной для защиты глаз от слепящего света носили снеговые очки (сеймекунсыда) – костяную или металлическую пластину с прорезью на кожаных ремешках. Волосы и женщины, и мужчины заплетали в две косы, смазывая оленьим жиром. В косы вплетали металлические подвески (няптухяй).

Основу питания составляло оленье мясо. В пищу употребляли все части туши, не исключая утробного плода и содержимого желудка (тайба). Летом и осенью женщины заготавливали мясо впрок. Вяленое мясо (тириби) развешивали длинными полосами (лентами) на вешалах (чиедр) – нартах, поставленных друг на друга, – затем резали на мелкие кусочки, смешивали с жиром и еще раз вялили на разостланных шкурах. Зимой замораживали оленью кровь и по мере надобности откалывали куски для приготовления похлебки (дяма). Сосудами для хранения жира служили снятая целиком шкура теленка, пищевод и желудок оленя, плавательный пузырь и кожа кунжи. Мясо, жир, рыбу нганасаны оставляли иногда осенью в тундре в ящиках изо льда. Употреблялись также мясо гусей, куропаток, песцов, зайцев, снежного барана и птичьи яйца. Рыбу (чира, муксуна, кунжу, нельму) ели в сыром, замороженном, вяленом виде. Вяленую рыбу – юколу (фака) готовили почти таким же способом, как оленье мясо, хранили в мешках. Зимой ели строганину. Хлеба нганасаны раньше почти не употребляли. Пресные лепешки из покупной муки (кириба) считались лакомством. Среди любимых блюд были также чирима кириба – лепешки из муки с икрой и чириме дир – сало, сваренное с икрой. Из привозных продуктов пользовались чаем и табаком.

Традиционные верования - анимизм, промысловый культ, шаманизм и др., характерен культ матерей природы. В них отражаются чрезвычайно архаичные черты представлений о природе и человеке. долгое время бытовавшие в относительно изолированных полярных коллективах. Они и сейчас сохраняются среди пожилых людей. кормление огня и семейных реликвий трижды в году - обязательный ритуал.

К шаманам обращались в трудных случаях, они же являлись организаторами праздников-обрядов, как чистый чум, проводившийся обычно при появлении солнца после полярной ночи. Сейчас этот обряд в иде весеннего фольклорного праздника постепенно возрождается.

Произведения фольклора весьма разнообразны по видам. Распространены этногенетические мифы, адаптированные к местным условиям русские сказки. Сейчас широко бытуют сказки о животных, короткие рассказы. Песенное творчество нганасан также разнообразно. Из музыкальных инструментов нужно отметить бубен с колотушкой, поющий лук, гудки, завывалки и жужжалки из птичьих перьев, дерева, тростника. До недавнего времени всякая музыка и пение сохраняли свое сакральное значение.

Использованы материалы:

Википедия: Нганасаны

Информационно-образовательная сеть коренных народов "Льыоравэтльан"

Поддержка прав коренных народов Сибири

 

 

ВОЙДИТЕ, ЧТОБЫ ОСТАВЛЯТЬ КОММЕНТАРИИ